Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

22.11.2011 | Сергей Маркедонов

Кремль сделал свой выбор

В ходе президентской избирательной гонки в Южной Осетии обозначился новый интересный поворот. Накануне второго тура голосования глава Российского государства Дмитрий Медведев выступил в поддержку кандидата Анатолия Бибилова. Напомню, что в первом туре Бибилов, руководитель МЧС Южной Осетии одержал победу с мизерным превосходством над своим главным оппонентом Аллой Джиоевой (он получил 25, 44%, а экс-министр образования республики набрала 25, 37% голосов). Эта победа дала ему возможность побороться за президентский пост во втором туре. По словам Дмитрия Медведева, Москва заинтересованв в том, «чтобы во главе республики стояло эффективное руководство, которое будет помогать гражданам, которое будет решать самые важные задачи».

Встреча Медведева и Бибилова ранее не анонсировалась пресс-службой российского президента. Она прошла в рамках его североосетинского визита. Во Владикавказе Медведев посетил штаб 58-й армии (ведущего военного подразделения на Северном Кавказе), встретился с чиновниками и общественниками Северной Осетии. Таким образом, в программе пребывания Медведева встреча с Бибиловым не была самым главным вопросом. Однако, говоря о ситуации в республиках Северного Кавказа, а также в де-факто образованиях южной части региона надо иметь в виду асимметрию восприятия. То, что для Москвы выглядит, как второстепенная проблема, для политиков и населения маленьких республик – событие, имеющее приоритетное значение. Насколько важна поддержка Кремлем одного из кандидатов для динамики всей избирательной кампании? Означает ли она, что успех Бибилова теперь обеспечен на все 100%?Для ответов на эти вопросы рассмотрим некоторые принципиальные особенности нынешних выборов. После того, как в первом туре судьба президентского кресла не была определена, многие эксперты и журналисты заговорили о том, что в Южной Осетии 2011 года повторилась история абхазских выборов семилетней давности. На первый взгляд, в истории двух кампаний есть общие сюжетные линии. И в одном, и в другом случае, действующие президенты оставляли свои кресла. И в 2004, и в 2011 году операция «преемник» прошла с осложнениями, потребовался второй тур. Однако на этом, пожалуй, сходства и заканчиваются. В Абхазии президентский пост оставлял Владислав Ардзинба, харизматический отец-основатель де-факто государства, который даже среди оппонентов имел большое уважение. Ардзинба уходил из-за тяжелой болезни. Не имея возможностей для значительного сохранения внутреннего влияния в республике, он вложился в своего протеже Рауля Хаджимбу, которого поддержал задолго до официального старта предвыборной гонки. Эдуард Кокойты политик иного плана. Он не стоял у истоков югоосетинского проекта, возглавив его в 2001 году, как «темная лошадка» по итогам второго тура голосования. Уровень его популярности не сравним с уровнем поддержки и, самое главное, признания исторической роли Ардзинбы. И если первый абхазский президент уходил под давлением физического недуга, то Кокойты уходит под давлением Кремля. В любой другой ситуации Москва не была бы столь щепетильной в своем отношении к теме «третьего срока». Ведь разве в самой России мы не видим реализацию проекта «третий срок»? Но в случае с Южной Осетией за период 2008-2011 гг. между Москвой и Цхинвали накопилось много поводов для недовольства. И поэтому Кремль был здесь готов задействовать правовую мотивацию (у Кокойты, в самом деле, в 2011 году истекает его вторая легислатура) для мягкого «выдавливания» из власти лояльного кандидата, но дискредитированного разного рода скандалами и слухами.

Однако Кремль допустил несколько серьезных просчетов. Во-первых, Москва недооценила фактор оппозиции. Ее раздробленность и слабость до 2011 года были столь очевидны, что казалось, особой работы по продвижению «правильного кандидата» предпринимать и не нужно. Во-вторых, сам Кокойты оказался не так прост, как многим виделось из Москвы. В отличие от Владислава Ардзинба он не стал заранее определяться с преемником. Сначала в СМИ дискутировались слухи о Таймуразе Хугаеве, республиканском прокуроре, как о вероятном преемнике. Затем Кокойты назвал двоих возможных соискателей президентского кресла (Хугаева и Анатолия Бибилова). И лишь после этого только был определен «человек» Кокойты. Им стал глава МЧС республики. В итоге Бибилов не был в той степени протеже Кокойты и тем паче Кремля, каким был в случае с абхазской ситуацией Хаджимба. Отсюда и условность такой идентификации Бибилова, как «кремлевский кандидат». Не будем забывать, что у Бибилова было несколько дублеров в первом туре (Вадим Цховребов, Алан Котаев, Георгий Кабисов). Не вполне корректно было бы и противопоставлять Кремль Алле Джиоевой. В своем интервью известному российскому изданию «Коммерсант» в канун первого тура выборов она назвала себя «россиянкой по паспорту и по духу». Джиоева пыталась также апеллировать к Владимиру Путину, как к потенциальному рефери в югоосетинской предвыборной борьбе.

Таким образом, в отличие от Абхазии 2004 года в Южной Осетии не было столь жесткой бинарной модели «демократ против преемника». Да, Бибилов получил поддержку партии «Единство» (аналог «Единой России») и лично Кокойты. Но до 21 ноября 2011 года, то есть то визита Медведева во Владикавказ его не поддерживали российские «орудия главного калибра». В этом плане считать Бибилова «кремлевским» можно с определенными оговорками. Да и у Кокойты он имел поддержку, как «первый среди преемников». Но далеко не единственный! За несколько дней до первого тура по государственному телевидению Южной Осетии прошла трансляция «обращения Владимира Путина» в поддержку Бибилова. Но при этом текст такого «обращения» не был размещен на интернет-ресурсах, связанных с российским премьером. Таким образом, вопрос о поддержке Бибилова Владимиром Путиным не кажется столь однозначным, как это кажется некоторым СМИ, освещающим ситуацию в республике. Добавим к этому работу различных «башен» Кремля с другими «дублерами» основного преемника Кокойты.

Однако голосование 13 ноября 2011 года заставило многих (включая и обитателей Кремля) по иному посмотреть на ситуацию в Южной Осетии. Оказалось, что с оппозицией надо считаться, а ее претензии не выглядят столь уж необоснованными. У нее есть возможности и ресурсы для того, чтобы, как минимум, сделать заявку на победу. Стало ясно также, что Эдуард Кокойты ведет свою игру. Его советник, известный политик и эксперт Коста Дзугаев осторожно, но предельно точно прокомментировал предвыборные резоны своего шефа: «Здесь присутствует забота о личном политическом будущем». И понятное дело, не Бибилов или кандидат имярек, а Кокойты здесь является главным адресатом заботы и внимания.

Все это заставило Москву более четко определить свою линию поведения. Теоретически у российского руководства могло быть несколько вариантов. Один из них был продемонстрирован Дмитрием Медведевым во Владикавказе. Кремль заявил о поддержке одного из кандидатов. Президент РФ назвал Анатолия Бибилова «человеком известным не только в своей республике», который «активно работает с нашими ребятами и решает очень сложные задачи». Между тем, Москва могла сделать другой ход, пригласив для встречи двух претендентов на президентское кресло и организовав разговор с ними. Как вариант, такой разговор мог пройти и с участием Эдуарда Кокойты, как уходящего президента Южной Осети. В этой ситуации Россия показывала бы, что для нее стабильность в республике, цивилизованная передача власти и в конечном итоге поддержка пророссийского геополитического важнее, чем та или иная персона. Персоны уходят, а республика остается. При таком подходе, Кремль выглядел бы, как объективный рефери, стоящий над схваткой. Не будем забывать о том, что Южная Осетия- это не только Кокойты, Бибилов, Джиоева, но и рядовые избиратели, поверившие в справедливость со стороны России. И для позиционирования страны это намного более важно, чем хорошие отношения «ребят» с определенными лидерами в Южной Осетии.

Однако снова, как и раньше, личностные факторы вышли на первый план. Москва четко обозначила, какой кандидат для нее правильный. В этом выборе есть определенный риск. Ведь избиратели далеко не стопроцентно готовы внимать советам из Кремля (в массовом сознании жителей республики Россия – это не то же самое, что чиновники, даже самого высшего звена). К тому же те избиратели, которые сегодня готовы поддержать Аллу Джиоеву, тоже не видят своего будущего без России. И было бы очень плохо, если бы их мнение в результате такой «персонализации» изменилось бы в другом направлении. Политический «объективизм» Москвы был бы выгоден еще и по внешнеполитическим резонам. Сегодня для многих наблюдателей не из Кавказа Южная Осетия видится едва ли не как «личный бизнес» Кокойты и кремлевских чиновников. Между тем, эта картинка далека от реальности, она намного сложнее. Однако сама Москва пытается ее упростить, игнорируя публичное измерение югоосетинской проблемы. Как бы то ни было, а заявка сделана. В то же самое время, было бы поспешно считать ее окончательной. Интрига перед вторым туром сохраняется. Кандидаты, уступившие Бибилову и Джиоевой, уже делают заявления относительно своего будущего выбора. Поэтому не исключено, что Москва будет корректировать свои позиции в зависимости от политической динамики в Южной Осетии.

Сергей Маркедонов - приглашенный научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований, США, Вашингтон

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net