Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

В публичном пространстве активно обсуждают запрос ФСБ ключей шифрования сервисов «Яндекс.Почта» и «Яндекс.Диск» компании «Яндекс» - соответствующая информация появилась на РБК со ссылкой на источники, близкие к самой компании. По информации СМИ компания отказалась предоставлять доступ к шифрованию сервисов и не предоставила в спецслужбу соответствующие ключи, поскольку они могут дать доступ к паролям пользователей всей экосистемы «Яндекса».

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Российский мир

17.01.2012 | Сергей Слободчук

Коррупция.ua итоги-2011

2011 год запомнится тем, как изменилось лицо украинской коррупции. Можно спорить, в какую сторону - лучшую или худшую - но изменилось. С одной стороны, изменилось отношение государства к коррупции, а значит, изменился и портрет этого явления. С другой, говорить о том, что взяточникам и казнокрадам объявлена война на уничтожение, нельзя. Или, по крайней мере, преждевременно. Еще Украина получила новое антикоррупционное законодательство, но его присутствие пока что не ощущается вообще - коррупционеров по старинке стараются ловить на даче взятки. Что касается единого антикоррупционного органа, то заглохли даже разговоры о его создании.

Если говорить о характеристиках прошедшего года в ракурсе коррупции и антикоррупционной политики, то их три. Во-первых, как бы удивительно это ни звучало, но в 2011-м главным разоблачителем взяточников и вымогателей стали правоохранительные органы - МВД, Генпрокуратура и Служба безопасности Украины. До этого, во времена Ющенко, с коррупцией боролись украинские СМИ. Да и борьба их начиналась и заканчивалась, что называется, «на бумаге». Во-вторых, Украина с боем и скрипом, но все же получила антикоррупционное законодательство. В-третьих, минувший год продемонстрировал, что меняется подход власти к коррупции - коррупция по-прежнему используется как средство управления, но изменились правила.

2011-й запомнится неожиданным поворотом сюжета, когда правящая администрация на деле продемонстрировала намерение бороться против коррупции. Конечно, такая борьба далека от идеала. Но это если сравнивать с идеальной ситуацией. А если сопоставлять с украинскими реалиями времен Ющенко и даже Кучмы, то даже такая антикоррупционная политика - уже прорыв. К примеру, совсем недавно даже попавшийся «на горячем» взяточник, несмотря на сюжеты по ТВ и разоблачительные статьи в прессе, имел все шансы уже через неделю наслаждаться жизнью на свободе, пока уголовное дело тонуло в лабиринте судебного крючкотворства, разваливаясь из-за изменившихся показаний свидетелей, переквалификации обвинения и т.д. А безнаказанность одного коррупционера, преломленная сквозь призму СМИ, превращалась в цепной пример для тысяч и тысяч. Переход роли борцов против коррупции от журналистов к силовикам закономерно повысил статус всех правоохранительных ведомств.

В чем же разница между прежними временами и нынешним периодом? Еще в позднесоветские времена государственная лестница превратилась в иерархию «кормушек». Как ни странно, но с победой Майдана ситуация только четче оформилась и окончательно стала функционировать по принципу боярских вотчин, данных «на кормление». Отвечаешь за финансовое направление в министерстве - все твое, по принципу «территории свободной охоты». Провинившихся старались убирать без щума и пыли, просто вынуждая писать заявления «по собственному». Как бы это не смешно звучало, но если описывать подход к коррупции, то он укладывался в логику демократического законодательства - «разрешено все, что прямо не запрещено». Разве что разрешал и запрещал не закон, как должно быть, а главный феодал: президент, губернатор, министр. Теперь прослеживается другая логика - «разрешено все, что прямо дозволено». То есть, судя по всему, теперь брать можно только тем, кому это прямо разрешено «сверху». Все остальные, кто такого разрешения не имеет, рискуют попасть «под раздачу».

Если оценивать минувший год с точки зрения антикоррупционного законодательства, то его можно назвать прорывом. И назвав, сразу затормозить, уж слишком все неоднозначно. В 2011-м, наконец-то, разрешился зависший в воздухе парадокс с антикоррупционным законодательством. Формально пакет антикоррупционных законов был принят еще при Ющенко, в июне 2009-го и должен был вступить в силу с первого дня 2010 года. Но, вчитавшись в текст документа, украинские депутаты и чиновники схватились за голову - уж слишком жесткие меры предлагал новый закон. Речь, в первую очередь, о требовании декларировать расходы самих «начальников», их родственников и членов семьи - норма, в которую никак не втискивались содержание дорогих особняков, авто представительского класса, покупка драгоценностей и другие атрибуты «красивой жизни».

В результате, сроки сдвигались еще дважды, чтобы не наступить вообще никогда. Получалось, что в Украине антикоррупционное законодательство как бы есть, а на самом деле его нет. Когда в конце 2010-го в Раду поступил президентский законопроект, парламентское большинство воспользовалось поводом, чтобы за считанные дни до вступления в силу вообще отменить антикоррупционный пакет. В итоге с января по июнь 2011-го Украина вообще жила без закона о борьбе против коррупции.

Новый проект на 90% повторял текст, принятый еще при Ющенко-Тимошенко, за вычетом уж слишком «европейских» норм вроде декларирования расходов родственников. Но не очень хороший закон все же лучше, чем вообще никакого. Тем более, если в итоге их вообще оказалось два - пусть Верховная Рада и проголосовала один текст, но на подпись к президенту попали уже 2 документа.

Еще одно нововведение – это «дубинка» в виде права президента создавать специально уполномоченный орган по вопросам антикоррупционной политики. Но, как будет выглядеть на практике задача по координации министерств и ведомств в ходе реализации антикоррупционной стратегии, пока что увидеть не представилось возможным. Кроме того, президент приобрел право определять механизм проведения спецпроверки, которая представляет собой детальное изучение данных, что подаются каждым кандидатом в высшие чиновники (министр, Глава Национального банка, Службы безопасности, Совета Министров Крыма и т.д.).

Правда, ни первое, ни второе нововведение еще не получило шанса доказать свою эффективность. До их пор ни одного чиновника на превышении расходов не поймали, а единый антикоррупционный орган пока не создан. Вообще, говорить о создании какой-либо автоматической системы борьбы против коррупции не приходится - со взяточниками и ворами борются в ручном режиме. Хотя на антикоррупционном безрыбье прошлых лет и это уже достижение.

Что касается реальных дел, то минувший год отметился рядом громких приговоров и коррупционных скандалов. Первым громким приговором стало решение суда по делу Николая Синьковского (бывшего заместителя главы Комитета по государственному материальному резерву, ведомства, давно заслужившего себе плохую славу). 21 февраля 2011 года его признали виновным в преступлении, предусмотренном ч. 5 ст. 191 Уголовного кодекса «Присвоение, растрата имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением» с приговором в виде 10 лет заключения с конфискацией имущества.

Впрочем, в данном случае речь шла о представителе «оранжевых», поэтому чрезмерную суровость можно было объяснить по принципу «кого не жалко». Но вот замминистра окружающей среды Богдан Преснер представлял уже Партию регионов, когда в мае прошлого года чиновника задержали за вымогательство 200 тысяч долларов за назначение на должность в областной инспекции, первые сто из которых он успел получить. Показательно, что дело не спустили на тормозах - в октябре 2011 года Соломенский районный суд Киева влепил бывшему замминистра 9 лет тюрьмы. Но настоящей сенсацией стали аресты глав Государственной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг Василия Волги (июль) и Государственной службы занятости Владимира Галицкого (ноябрь прошлого года), которые пришли на свои должности уже с новой властью. Так, Волга был назначен по квоте Коммунистической партии, а Галицкий считается квотой Народной партии спикера Владимира Литвина. И если Волгу обвиняют только в намерении получить взятку (очень шаткое, с процессуальной точки зрения, обвинение по меркам украинского законодательства), то Галицкому инкриминируют разворовывание миллионов подотчетных бюджетных средств. Впрочем, имеет право на жизнь и такая версия, что таким путем просто расчищается место для кого-то с более сильной «крышей». Тем не менее, из песни слов не выкинешь - все вышеперечисленные получили приговор или находятся под следствием именно по «коррупционным» статьям.

В прошлом году завершилось и самое громкое коррупционное дело последних лет. Бывший судья и глава Административного суда Львовской области Игорь Зварыч прославился благодаря таким пошедшим в народ фразам как «Есть у наших людей такая привычка – засевать кабинеты деньгами». Но в сентябре Оболонский суд столицы решил продлить «пятнадцать минут славы» до 10 лет тюрьмы с конфискацией имущества, отправив судью юморить в «места, не столь отдаленные».

Несмотря ни на что, 2011-й можно назвать поворотным моментом в борьбе против коррупции, пусть даже антикоррупционная политика несистемна и хаотична. Если же говорить о перспективах, то антикоррупционная «дубинка» в виде норм о расходах чиновников, спецпроверок, а главное, полномочий создавать центральный антикоррупционный орган еще может сыграть роль козырной карты в политических раскладах. Если, конечно, ею правильно воспользоваться.

Сергей Слободчук – політолог (Киев, Украина)

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Когда испанские завоеватели-конкистадоры открыли эту землю, ее сгоряча назвали Коста-Рикой, что в переводе означает богатый берег. Они надеялись обнаружить там ценные полезные ископаемые, которые в огромных количествах вывозили бы на родину. Но таковых в недрах не оказалось. Позднее обнаружилось, что непреходящей ценностью страны оказались неутомимые труженики, постепенно, шаг за шагом, соорудившие государство устойчивой демократии, ставшей примером для беспокойных соседей.

В 2010 году, когда Instagram только появился, никто не осознавал важности личного бренда в онлайне. Вскоре блогинг стал профессией, сразившей наповал весь медиа-мир, и переизбыток селебрити наводил на мысль, что разделить лавры с миллионниками невозможно. Хорошие новости: дивам с легионами малолетних подписчиц придется подвинуться, ведь на рынок выходят нано-инфлюенсеры.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net