Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

25.01.2012

Владимир Милов: «Организаторы митингов просто позорят людей, которые готовы выходить на улицу и демонстрировать своё несогласие с властью»

После новогодней передышки в России ожидается возобновление митинговой активности. Сейчас самое время проанализировать двухмесячный опыт протестного движения и его перспективы в дальнейшем. Политком.Ру решил обсудить эту тему с человеком, не связанным с подготовкой митинга 4 февраля, но также принимающего активное участие в оппозиционной деятельности – Владимиром Миловым, лидером движения «Демократический выбор».

- Владимир, в своё время вы приняли решение не участвовать в организации митингов на Чистых прудах, Болотной и проспекте Сахарова. В свою очередь Алексей Навальный, с которым вы сотрудничали до 4 декабря, вместе организовывая кампанию «Голосуй против «Единой России», наоборот, вовремя присоединился к митингам и в итоге стал одним из наиболее перспективных лидеров протестного движения. Не жалеете сейчас о том, что отказались от такой трибуны?

- Нет, я не жалею. Решение не принимать участие в организации этих митингов было вполне осознанным и вызвано следующими причинами. 5 декабря днём Алексей Навальный позвонил мне и предложил прийти на митинг на Чистые пруды. Я в довольно резкой форме ответил, что делать этого не буду, потому что люди, которые организовывают данный митинг очень много сделали для победы «Единой России» своими призывами к бойкоту. Я имею в виду даже не масштаб испорченных бюллетеней, а то, что вся эта пропаганда того, что выборы являются заведомо фарсом, привела к тому, что портить бюллетени, конечно, никто не стал, зато люди просто не пошли на выборы. Я много таких людей знаю. Я был очень зол на это, потому что, как выяснилось, ситуация балансировала на грани считанных процентов, и каждый голос имел реальное значение. Навальный, кстати, в разговоре со мной это признал и говорил потом, что действительно кампания «Нах-нах: голосуй против всех» сильно помешала борьбе с «Единой Россией». Поэтому мне, конечно, очень не понравилось, что те люди, которые призывали к бойкоту стали кричать на этих митингах о своей победе, не имея в действительности к ней никакого отношения и даже помешав этой победе.

Помимо этого, я был крайне разочарован тем, что организаторы митинга на Чистых прудах довольно жёстко отсеивали желающих выступить. В том разговоре с Навальным я сказал ему одну простую вещь: поскольку он являлся таким популярным лидером, которому к тому же доверяют представители самых разных политических лагерей, он обязан сказать другим организаторам о том, что они должны осознать свою ответственность и предоставить трибуну всем политическим силам, а не пытаться «приватизировать» этот протест, не пытаться выдать его за свою победу и не отсеивать тех, кто должен выступать и кто не должен. Однако впоследствии я был крайне разочарован тем, что Алексей не потребовал этого от организаторов митинга. По этим причинам я не жалею о том, что не пошёл тогда на Чистые пруды.

Что же касается последующих митингов, то мы стали принимать в них участие как рядовые граждане. А организаторы, на мой взгляд, просто позорят людей, которые готовы выходить на улицу и демонстрировать своё несогласие с властью.

Во-первых, организаторы не способны предложить адекватные требования. Они предлагают набор совершенно разных требований вместо того, чтобы бить в какую-то одну точку, например, бороться за проведение честных президентских выборов и допуска на эти выборы всех независимых кандидатов. Дело в том, что вопрос о власти в России будет решаться именно на этих выборах. Это факт, независимо от того, считает ли кто-то эти выборы фарсом или нет. И люди, называющие себя политиками, не могут это игнорировать и должны сфокусировать требования протестного движения именно на этой главной битве. Я был просто в ужасе после того, как узнал, что в резолюции митинга на проспекте Сахарова нет ни одного (!) требования к президентским выборам. Это просто идиотизм! Во-вторых, посмотрите на тот бардак, который происходит у них в оргкомитетах: постоянная борьба за то, чтобы кого-то оттеснить, отстранить. И эти люди говорят о том, что хотят демократии и свободы выбора для народа? Причём по опросу Левада-центра, проведённого на проспекте Сахарова 24 декабря, уровень доверия к этим организаторам крайне низок: по-моему, он составлял где-то в районе 13%. Поэтому я считаю, что решение дистанцироваться от всего этого, и участвовать в митингах лишь в качестве рядовых граждан, является абсолютно правильным.

- Считаете ли Вы, что впоследствии всё это приведёт к тому, что нынешние организаторы митингов сами себя дискредитируют в глазах протестующей части общества?

- Их легитимность уже сейчас очень низкая. Один журналист, присутствовавший на заседании оргкомитета митинга 4 февраля, написал в своём твиттере: «Я присутствую на крупнейшем мероприятии по дискредитации протестного движения в России». Нам бы, конечно, не хотелось иметь с этим ничего общего. И люди, которые хотят увидеть альтернативу могут посмотреть запись с воскресного съезда «Демократического выбора», где всё было по-деловому, грамотно, без истерики и говорили только о главном. То есть, о том, что вопрос о власти в России будет решаться на президентских выборах, на которых и нужно сосредоточить все усилия.

Для этих ребят, которые решили порулить гражданским протестом в России, это является единственной возможностью попытаться прийти к власти. Поэтому-то они сейчас так суетятся. Я их в принципе понимаю. Ведь очевидно, что при реальных выборах и дебатах ни у Бориса Немцова, ни у Гарри Каспарова, ни у других их коллег нет никаких шансов. Я раньше испытывал какие-то иллюзии по этому поводу, но когда мы создавали партию «Парнас», то установили себе целевую планку на уровне 100 тысяч членов, а в итоге с большим трудом собрали 46 тысяч. Многие люди, которые были готовы вступить, отказывались как раз по причине высокого антирейтинга других лидеров партии. Но ведь своими действиями они подводят тех, кто готов выходить на улицы и протестовать против действующей власти. Организаторы не предлагают им ясной стратегии действий, решают, кого допускать к трибуне, а кого нет. Уже дошло до анекдотичных случаев: они всерьёз обсуждали вопрос о том, чтобы запретить кандидатам в президенты выступать на этих митингах. У меня опять же просто нет слов! В этой ситуации, я думаю, будет расти масса тех, кто будет всем этим недоволен.

- А как в этом контексте Вы оцениваете действия Алексея Навального?

- Мне всегда нравилось, что делает Алексей Навальный, и я желаю ему политических успехов. Но в последние два месяца у Алексея появился шанс показать себя в роли политического лидера. Уже не блоггера, который борется с коррупцией, а человека, способного на реальные политические действия: предложить людям внятную стратегию, создать структуру, которая в состоянии реально бороться за власть и так далее. Я бы хотел оставить читателям «Политком.Ру» возможность самим оценить его действия в этом качестве. От себя лишь выскажу надежду на то, что Алексей Навальный, несмотря на все трудности, сможет доказать, что он реальный политический лидер.

- Как Вы оцениваете перспективы диалога между властью и обществом?

- Власть, разумеется, сейчас сопротивляется какому бы то ни было реальному диалогу. И будет делать это и дальше. Потому что на данный момент они видят, что по ту сторону баррикад - какая-то рыхлая коалиция из непопулярных оппозиционеров, перебежчиков, вроде Кудрина и Собчак, гражданских активистов, писателей, поэтов и журналистов, которые хоть и очень популярны, но мало что понимают в практической политике и в том, как правильно организовывать политическую активность. Для власти это отличный повод сказать: «Да у вас вообще не с кем разговаривать». Однако, я думаю, во власти сидят не дураки, поэтому вероятность того, что они пойдут на реальный диалог и уступки будет тем выше, чем больше они будут убеждаться в том, что им противостоит устойчивая коалиция, которая понимает политический процесс, способна выдвигать жизнеспособные требования и готова эффективно действовать для того, чтобы бороться за выполнения этих требований. В этом смысле, на мой взгляд, показательна попытка снять с президентской гонки неожиданно политически воскресшего Григория Явлинского. Власть чувствует, откуда исходит реальная опасность.

- На съезде Вашего движения «Демократический выбор» было принято решение получить регистрацию в качестве политической партии сразу после принятия поправок в партийное законодательство. Означает ли это отказ от участия в объединительном процессе?

- Весьма странно слышать упрёк в наш адрес в том, что мы отказываемся от объединительного процесса. Первое. Мы договорились с партией «Яблоко» о создании блока. Хочу подчеркнуть, что за последние 20 лет ещё никому (!) не удавалось сделать это. Нам это удалось. При этом хочу напомнить, что «Яблоко» сейчас является самой популярной политической силой на демократическом фланге. Несмотря на то, что пока власть не собирается возвращать избирательные блоки, мы собираемся сделать это одним из главных требований. Если же мы не добьёмся разрешения блоков, то мы найдём другой способ создать с «Яблоком» коалицию. Ведь один из нас – официально зарегистрированная политическая партия. Раньше у нас с «Яблоком» были прохладные отношения, однако во время последней избирательной кампании эта партия показала, что она умеет работать и понимает важность выборов. Мы все последние годы пытались убедить наших коллег по оппозиции в том, что единственным способом прихода демократов к власти являются выборы. На это нам отвечали, что выборов нет, что нужна революция и так далее. Однако нынешние протесты стали возможны только в результате выборов. Мы говорили об этом в течение долгого времени, нас не хотели слушать, однако в итоге так оно и получилось. Таким образом, блок с «Яблоком» является альянсом двух политических сил, которые понимают важность выборов и готовы работать в этом направлении.

Второе. Мы «носились» с идеей создания политической партии ещё с тех времён, когда создавалось движение «Солидарность». Последовательно, каждый день я и мои коллеги доказывали, что единственным способом привлечь сторонников является создание политической партии. Однако в «Солидарности» нас не хотели слышать. После этого мы решили пойти по этой дороге самостоятельно. В июне 2010 года «Демократический выбор» организовал конференцию «Выборный цикл 2011-2012 годов: что делать демократической оппозиции?». Позже и Немцов, и Рыжков официально подтвердили, что именно та конференция стала отправной точкой создания партии «Парнас». Таким образом, когда ещё никто не хотел создавать партию, мы этот процесс сами запустили, а они уже потом запрыгнули в поезд. Однако после того, как нам отказали в регистрации, наступил ключевой момент. Мы считали, что необходимо продолжать бороться, повторно подавать документы, оспаривать, и что власть как раз и рассчитывала на то, что мы поднимем лапки кверху. Однако наши бывшие коллеги по «Парнасу» сказали, что не собираются продолжать попытки зарегистрироваться, в итоге организовали кампанию по бойкоту выборов и так и не выдвинули своего кандидата в президенты. Мы же хотим участвовать в реальном политическом процессе, давать какие-то импульсы к борьбе и не собираемся следовать тем упадническим настроениям, которые появились в «Парнасе». Именно поэтому после того, как мы разошлись с нашими коллегами по данному вопросу, мы решили действовать самостоятельно.

- Но не считаете ли Вы, что таким образом идёте на поводу у власти, которая этим резким снижением требования к численности как раз и рассчитывает на то, что партийная система начнёт быстро дробиться?

- Да, столь резкое снижения планки является очень хитрой уловкой власти. Наш ответ на эту уловку следующий. Во-первых, мы объявили о союзе с «Яблоком». Это популярная партия, особенно после возвращения Явлинского в активную политику, и за эту партию люди готовы голосовать. Во-вторых, мы не партия VIPов. И в этом наше отличие от «Парнас», где Немцов с Касьяновым собирают статистов, которые должны хлопать, когда те что-то говорят с трибуны и потом единогласно за них голосовать. У многих это вызывает отторжение. Мы же организация, созданная снизу. Эти два момента создают нам ощутимые конкурентные преимущества, которые помогут нам стать весомой политической силой. Помимо этого, у нас есть и другие конкурентные преимущества. У нас есть хорошая программа, есть хорошие отношения с националистическим флангом российской политики. Кстати, никто из демократических лидеров не может этим похвастаться, у нас же выстроены рабочие отношения с умеренными русскими националистами. Таким образом, у «Демократического выбора» вырисовывается хорошая диспозиция на политическом поле. И самое главное мы не боимся конкуренции. Конкуренция – это, наоборот, хорошо для конечного потребителя, то есть для избирателей. Кроме того, я участвовал в нескольких объединительных проектах, которые были организованы по принципу «давайте, соберём всех-всех-всех». Должен сказать, что это всегда приводило к эффекту «лебедя, рака и щуки». Таким образом, выгоднее оказывается создавать собственную структуру. В бизнесе это называется трансакционными издержками: вы тратите больше времени на согласование позиций, чем на реальную политическую работу. А объединяться нужно с теми, кто готов работать. И на съезде Демвыбора мы подобную стратегию и предложили.

Подготовил Роман Ларионов

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net