Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

В практике экономической политики последних лет сложилась традиция, когда в начале весны РСПП – крупнейшее объединение работодателей и предпринимателей проводит «неделю российского бизнеса», завершающуюся съездом, на котором выступает Президент РФ. 14 марта это событие случилось в 10-й раз, оказавшись во многом не только значимым, но и знаковым.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

01.02.2012 | Алексей Макаркин

Новый левый Сергей Удальцов

Одним из популярных лидеров оппозиции является лидер леворадикальной организации «Левый фронт» Сергей Удальцов. Он не участвовал в митингах на Болотной площади и проспекте Сахарова, так как находился в это время в заключении, отбывая последовательно несколько сроков административного ареста. Однако запись его выступления транслировалась на митинге, а среди ораторов была его жена Анастасия. После освобождения из-под стражи 4 января Удальцов присоединился к организаторам акций протеста, подписал соглашение о сотрудничестве с лидером КПРФ Геннадием Зюгановым, но при этом планирует создание самостоятельной левой партии.

Семья: советский средний класс с элитными связями

Родственники Удальцова по материнской линии принадлежали к советской элите. Прадед, Иван Дмитриевич, был членом большевистской партии с дореволюционным стажем и при этом одним из сравнительно немногих большевиков, имевших диплом о высшем образовании. Это способствовало быстрой карьере молодого юриста в советское время – вскоре после окончания гражданской войны он был назначен деканом «идеологического» факультета общественных наук МГУ, объединившего бывшие гуманитарные факультеты университета. В 1928-1930 годы занимал пост ректора МГУ, выполняя ответственное поручение партийного руководства о разукрупнении (выделении самостоятельных вузов), что ослабило позиции университета, которому власть, несмотря на «чистки» нелояльной профессуры, до конца не доверяла. В последующие годы Удальцов занимал ряд влиятельных постов в МГУ, в том числе был деканом экономического факультета. В 1944 году он недолго был директором только что образованного МГИМО. Скончался в 1958 году и похоронен на Новодевичьем кладбище.

Дед Удальцова Иван Иванович работал в аппарате ЦК КПСС и возглавлял Институт славяноведения. В 1965 году его направили советником-посланником советского посольства в Чехословакии – там он сыграл немалую роль в подготовке разгрома «Пражской весны», информируя Москву о деятельности «ревизионистского» руководства ЦК КПЧ. Эта деятельность не осталась незамеченной: в 1970 году Удальцов получил аппаратное повышение, возглавив Агентство печати «Новости». Однако в середине 70-х годов он оказался в немилости – брежневская система отторгала не только партийных «либералов», но и слишком активных ортодоксов. В 1976 году, за год до рождения внука Сергея, Удальцов был отправлен послом в Грецию, где он и завершил свою карьеру. Иван Удальцов недолго был женат на историке-византинисте Зинаиде Мыльцыной, которая после развода сохранила фамилию мужа и сделала блестящую академическую карьеру, став членом-корреспондентом АН СССР и директором Института всеобщей истории.

Дядя Удальцова, Александр Иванович, пошел по стопам своего отца и стал дипломатом. Распад СССР не помешал его успешной карьере – в ельцинское время он был послом в Латвии, в путинское – директором Второго Европейского департамента МИД и послом в Словакии. В политической деятельности участия не принимал. В 2010 году он вернулся из Братиславы и занял пост посла по особым поручениям.

Мать Удальцова вышла замуж за молодого историка Станислава Тютюкина, специалиста по истории революционного движения в России. Тютюкин не был ортодоксом – напротив, в 1972 году его книга была подвергнута идеологической критике, впрочем, не слишком сильной. Монография подверглась обсуждению в секторе Института истории СССР, где автора поддержали большинство его коллег. Но к диссидентскому движению Тютюкин отношения не имел – ортодоксы, критикуя его ранний труд, просто перестраховались на фоне гонений на либералов в гуманитарных науках после разгрома «Пражской весны».

Родившийся в 1977 году Сергей Удальцов воспитывался в благополучной семье академического ученого, относившейся к советскому среднему классу. Семья жила стабильно, но, по нынешним временам, весьма небогато. Сам Сергей говорил в интервью New Times, что «особых номенклатурных льгот он в своем детстве не помнит. Машины не было, жили в двухкомнатной квартире в районе метро «Коломенское» в панельном доме, продукты покупали в обычном магазине». Зарплата отца как доктора наук составляла 400 рублей, но это было не так много с учетом того, что мать Удальцова после того, как сын пошел в школу, ушла с работы. В «горбачевские» годы семья, судя по всему, не придерживалась оппозиционных взглядов, но, как и многие советские интеллигенты, интересовалась перестроечными веяниями. Сергей вспоминал, что в доме постоянно читали «Огонек» - главный «перестроечный» журнал. Впрочем, обстановка в школе была более радикальной, чем в семье – многие одноклассники Удальцова придерживались модных в то время демократических взглядов. По его словам, в этот период он пресытился антисталинизмом и поэтому начал свою политическую деятельность в качестве сталиниста.

Но, похоже, что дело было не только в «пресыщении». Распад СССР сопровождался как развитием идеологического многообразия в гуманитарной сфере, так и развалом советского среднего класса. Станислав Тютюкин в 90-е годы активно занимался исследованиями истории российского меньшевизма (в частности, написал монографию о Плеханове), сотрудничал в журнале «Отечественная история». Но уровень достатка в семье явно упал, номенклатурное родство утратило свое значение (дед скончался в 1995 году, но будучи уже давно в отставке). В 1994 году Сергей поступил учиться на юридический факультет, но не престижного МГУ, где учились его предки, а куда менее известной Академии водного транспорта, в которой юристов начали готовить только за год до этого. Для того, чтобы обеспечить себе минимально приемлемый уровень жизни, приходилось искать заработок. По словам Удальцова, он подрабатывал с первого курса, причем на случайных работах, не связанных с его будущей специальностью – распространял рекламную газету «Центр плюс», торговал косметикой.

Особенностью подготовки юристов в Академии водного транспорта является особое внимание к «профильной» сфере – международному морскому и речному праву. Однако свое будущее Удальцов связывал с политической деятельностью. После окончания академии в 1999 году он некоторое время официально работал по специальности, но фактически занимался политикой. Должность юриста в коммунистической газете «Гласность» была для него явно второстепенной – газету контролировал политический патрон Удальцова Олег Шенин, у которого Сергей возглавлял молодежную организацию.

Левый радикал

Впрочем, первым шефом Удальцова в политике был Виктор Анпилов, коммунистический деятель, отличавшийся в 90-е годы, пожалуй, самой радикальной риторикой. Харизматичный оратор и опытный организатор уличных акций, он был решительным противником Геннадия Зюганова, которого обвинял в ревизионизме. Впрочем, вопреки своему имиджу агрессивного маргинала (противники даже сравнивали его с булгаковским Шариковым), Анпилов отличался неплохим образованием (международное отделение факультета журналистики МГУ) и владением тремя иностранными языками. Долгое время он работал журналистом-международником, то есть принадлежал к тому же московскому среднему классу, что и родители Удальцова (только не имел «элитных» родственников).

В 1998 году, еще не закончив академию, Удальцов создает организацию с эпатирующим названием АКМ (расшифровывалась как «Авангард красной молодежи»), входившую в состав организации «Трудовая Россия», возглавляемой Анпиловым, который к тому времени рассорился со своими союзниками по «аетизюгановской» Российской коммунистической рабочей партии (РКРП). Удальцов активно участвовал в левых – в том числе ярко выраженных антилиберальных – уличных акциях, в 1999 году неудачно баллотировался в Думу от анпиловского Сталинского блока. Некоторые активисты АКМ вступили в этот период в конфликт с законом – например, член центрального штаба движения, студент Московской академии приборостроения и информатизации Александр Шалимов в 2001 году бросил бутылку с зажигательной смесью в офис сайентологов в Москве и был приговорен к двум годам лишения свободы. Соратники взяли его под защиту, так как деятельность сайентологов, по их мнению, «полностью противоречит экономическим и внешнеполитическим интересам России, наносит прямой материальный и моральный ущерб нашему обществу». Выйдя на свободу, Шалимов продолжил деятельность в рядах АКМ, являясь одним из руководителей организации. В 2003 году активист АКМ Игорь Федорович был отправлен на принудительное лечение за попытку взрыва у здания «Мосгортранса» в знак протеста против повышения цен на проезд на городском транспорте.

Впрочем, в последующие годы члены организации прибегали к ненасильственным методам борьбы, восхищение Сталиным у них уменьшилось, а либералы, хотя и остались идеологическими оппонентами, но стали рассматриваться как ситуативные союзники в противостоянии с властью. Хотя уважение к Сталину у Удальцова, как и у многих других российских левых политиков (включая деятелей КПРФ) осталось, сейчас он отмечает как достоинства, так и недостатки сталинской модели. К первым они относит ее идеологическую составляющую (оговариваясь, что это не личная заслуга товарища Сталина). «Наличие мобилизующей, привлекательной для граждан идеи, которая еще не превратилась в фарс (как в позднем СССР) - основной двигатель достижений того времени», - утверждал Удальцов в 2009 году. Ко вторым – «сверхцентрализацию (допустимую в военное время, но непригодную в мирных условиях) и отсутствие контроля со стороны граждан». Для современности Удальцов сейчас считает возможным использовать лишь «отдельные позитивные элементы» сталинской модели.

Но уже в первой половине «нулевых» годов молодому политику Удальцову было тесно в организации все более слабеющего и маргинализирующегося Анпилова, с которым, в конце концов, осталось лишь несколько сторонников. В конце 2003 года АКМ Удальцова с большим скандалом и расколом уходит из «Трудовой России» и вскоре присоединяется к другой, несколько более солидной, леворадикальной организации «КПСС», возглавлявшейся бывшим секретарем ЦК КПСС Олегом Шениным, в 1991 году арестованным за активную поддержку ГКЧП. В 90-е годы Шенин пытался конкурировать за влияние в коммунистическом движении с Зюгановым, но, не имея серьезного организационного ресурса, был обречен на поражение – в 2000 году его исключили из КПРФ. Примечательно, впрочем, что сотрудничая с Шениным, Удальцов не перенял его враждебное отношение к КПРФ. Да и архаичная «КПСС» его не слишком привлекала. В этот период АКМ сотрудничал с лимоновскими «нацболами» - жена Удальцова, журналистка Анастасия, некоторое время была членом ныне запрещенной НБП.

АКМ и НБП совместно организовали марши «Антикапитализм». АКМ получил известность и своими самостоятельными антивластными акциями, напоминающими «нацболовские». Особую активность организация проявила во время принятия закона о монетизации льгот. Например, в июле 2004 года несколько десятков членов движения во главе с Удальцовым приковались друг к другу наручниками у здания администрации Президента, перекрыв движение по Ильинке, и развернули транспарант: «Отмена льгот – позор Путина!». В том же году Удальцов объявлял сухую голодовку, протестуя против проведения через Совет Федерации закона о монетизации льгот. В 2005 году он с соратниками взобрались на балкон колокольни Ивана Великого в Кремле, развернули антипутинский транспарант и разбросали листовки – в результате Удальцов получил 10 суток ареста. В том же году активисты АКМ приковались друг к другу наручниками около здания Генпрокуратуры, перекрыли улицу Большая Дмитровка, требуя освобождения активистов как своей организации, так и НБП. Члены АКМ неоднократно подвергались избиениям со стороны как милиции (при задержаниях), так и неизвестных лиц – Удальцов обвинял в нападениях на своих сторонников власти.

Задачей Удальцова было вырваться из тесного политического «гетто», в котором находилось леворадикальное движение, пытавшееся конкурировать с Зюгановым. Но он лучше многих своих коллег понял, что это невозможно сделать, находясь в состоянии жесткого антагонизма с КПРФ. При этом он не собирался вливаться в ряды партии (там его быстро оттеснила бы на десятые роли местная номенклатура), а предлагал ей партнерство на условиях сохранения самостоятельности. АКМ активно участвовала в массовых акциях, проводимых КПРФ, не только повышая их массовость, но и позволяя Зюганову парировать упреки в том, что его партия состоит преимущественно из пенсионеров. В 2005 году Удальцов вошел в список КПРФ на выборах в Московскую городскую думу и работал в избирательной кампании под началом заместителя Зюганова Ивана Мельникова и тогдашнего лидера московских коммунистов Владимира Уласа. В августе 2007 года, незадолго до начала думской избирательной кампании, Удальцов вместе с активистами КПРФ участвовал в конфликте около здания ЦК партии, вызванного антикоммунистическим пикетом «Молодой гвардии «Единой России»». Милиция вмешалась в конфликт на стороне «молодогвардейцев», левые активисты укрылись в офисе ЦК и коммунисты отказались выдать их милиционерам. Конфликт был разрешен только после личного вмешательства Геннадия Зюганова и вице-спикера Валентина Купцова. На президентских выборах 2008 года АКМ поддержала кандидатуру Зюганова.

И Мельников, и Улас считались сторонниками диалога КПРФ с другими оппозиционными силами, не исключая и либералов. Удальцов также стремился выстраивать коалиции, рассчитывая на создание мощной молодежной левой организации. С 2004 года он сотрудничает с Ильей Пономаревым (некоторое время работавшим в аппарате КПРФ, а ныне – депутатом Государственной думы от «Справедливой России»), который возглавил альянс Молодежный левый фронт с участием ряда леворадикальных организаций.

Кроме того, в 2006-2007 годах АКМ сотрудничал с более широкой коалицией «Другая Россия», включавшей в себя как «лимоновцев», так и либералов, сторонников Гарри Каспарова и Михаила Касьянова. Однако осенью 2007 года сотрудничество прекратилось – официально из-за того, что в «Другой России» преобладали либералы. Возможно, это решение было связано с поддержкой кандидатуры Зюганова на пост президента – Удальцову надо было выбирать между разваливавшейся «Другой России» и партнерством с идеологически близкой парламентской партией. И в последующем Удальцов стремился сохранить свою левую идентичность – например, наряду с участием в совместных с другими оппозиционными силами протестных мероприятиях на Триумфальной площади с общедемократическими требованиями, он организовывал собственные митинги под названием «День гнева» под левыми лозунгами.

Еще одним способом коалиционных действий стали акции против «точечной» застройки в Москве, в которых, наряду с АКМ, участвовали и другие политические силы (Удальцов был координатором Совета инициативных групп жителей, борющихся против незаконной застройки).

Лидер Левого фронта

В 2005 году Удальцов стал одним из лидеров Левого фронта, продолжившего объединительную традицию Молодежного левого фронта. Но в самом названии новой организации было заложено новшество. Удальцов, которому к тому времени исполнился 28 лет, стремился, чтобы его перестали воспринимать как «молодежного» политика (это же относится и к Пономареву, который на два года его старше). В 2008 году Левый фронт получил общероссийский статус. Его членами стали активисты АКМ, «Трудовой России», Союза коммунистической молодежи, незарегистрированной Российской коммунистической партии-КПСС (РКП-КПСС) и ряда других организаций. В состав руководства Левого фронта вошли Удальцов, Пономарев, лидер РКП-КПСС экономист Алексей Пригарин, директор института «Коллективное действие» Карин Клеман (жена депутата Госдумы от «Справедливой России» Олега Шеина), руководитель Исламского комитета Гейдар Джемаль. Состав руководителей Левого фронта свидетельствует о том, что новая организация была совместима с левым крылом «эсеровской» партии, хотя и не идентифицировалась со «Справедливой Россией» в целом. Объективно она была леворадикальной альтернативой КПРФ, но не находилась в конфронтационных отношениях с компартией, во многом потому, что действовала во внепартийном пространстве.

В 2010 году Левый фронт в условиях крайне умеренной «медведевской» либерализации попытался трансформироваться в партию. В феврале 2010 года прошел учредительный съезд партии «Российский объединенный трудовой фронт» («РОТ фронт»), в которую, наряду с Левым фронтом, решили войти незарегистрированная Российская партия коммунистов во главе с Виктором Тюлькиным, профсоюзы авиадиспетчеров и работников автомобильной промышленности, а также профсоюз завода «Форд», прославившийся организацией массовых забастовок на заводе во Всеволожске. Это был самый масштабный за многие годы объединительный проект на левом фланге. Удальцов активно поддержал создание партии, став, наряду с Тюлькиным, ее секретарем-координатором. Однако тогда неформальный, но жесткий запрет на создание новых партий отменен не был – и «РОТ фронт», как и либеральный ПАРНАС, не был зарегистрирован.

В течение последних лет Удальцов многократно задерживался правоохранителями за участие в несанкционированных акциях и сопротивление милиции (полиции). В последние месяцы перед декабрьскими выборами он постоянно находился в остром конфликте с властями. 1 августа 2011 года он был приговорен к 15 суткам ареста за сопротивление сотрудникам милиции при аресте 31 июля на Триумфальной площади. 12 октября его задержали по обвинению в организации несанкционированного шествия после очередного «Дня гнева» и приговорили к 10 суткам ареста, во время нахождения под стражей объявлял сухую голодовку. Вскоре после освобождения, 24 октября, он вновь был задержан, пожаловался на боли в почках и госпитализирован. 25 октября Удальцов покинул больницу, что было расценено властями как побег. В то же время Удальцов отстаивал свое право на свободное передвижение, так как пациенты больницы не содержатся под охраной, а сам он не подписывал обязательств о явке в полицию и не был ознакомлен с протоколом об административном правонарушении до госпитализации.

Похоже, что именно «побег» Удальцова резко усилил раздражение правоохранителей в его отношении. Уже 1 ноября его вновь задержали. Очередной арест последовал в день выборов 4 декабря, после чего Удальцова выпустили только через месяц, несмотря на очередную голодовку. Процесс против него вела судья Боровкова, специализирующаяся на процессах против оппозиционеров (она судила Немцова, Навального, Яшина). Его судили как за сопротивление сотрудникам милиции, так и за «самовольное оставление места отбывания административного ареста». Удальцов не был освобожден, несмотря на то, что за него вступилась КПРФ. Зюганов подписал обращение, в котором было сказано, что «президиум ЦК КПРФ расценивает арест С.Удальцова как политическую акцию и давление на активиста, отстаивающего права обманутых на выборах избирателей», а депутаты Госдумы и Мосгордумы от КПРФ готовы выступить поручителями с целью его незамедлительного освобождения. Активную помощь Удальцову оказывал и Илья Пономарев, которого обвинили в похищении и даже съедении части листов из его дела. В поддержку Удальцова выступили не только левые, но и представители других оппозиционных сил, участвовавшие в акциях протеста у Тверского суда и на Пушкинской площади и встречавшие его после освобождения из-под стражи 4 января 2012 года.

Тактика и стратегия

После выхода из заключения Удальцов от имени Левого фронта подписал соглашение с КПРФ о поддержке кандидатуры Геннадия Зюганова на президентских выборах. Другим претендентом на сотрудничество с фронтом был Сергей Миронов, но Удальцов предпочел Зюганова, как и в 2008 году. Он мотивировал это тем, что «наибольшая возможность победить на выборах есть у Зюганова, на него и надо делать ставку, даже если вы не разделяете его взглядов». Эта мотивировка должна была объяснить, почему на стороне лидера КПРФ оказалась организация, одним из лидеров которой является «эсер» Пономарев.

Коммунистам союз с Удальцовым позволяет выстраивать отношения с организаторами московских оппозиционных митингов, причем через наиболее идеологически близкого из них (что позволяет им дистанцироваться от либералов). Кроме того, им крайне невыгодно появление левой партии, которая могла бы конкурировать с ними в условиях либерализации партийной системы. Но если первая задача уже выполняется, то помешать Удальцову создать свою партию коммунисты вряд ли смогут. Для самого Удальцова союз с коммунистами, как и ранее, носит ярко выраженный тактический характер, а стратегической целью является собственное партийное строительство. Шаги в этом направлении уже делаются.

Так, 28 января в Москве состоялся Форум левых сил, в котором приняли участие около 400 человек, представляющие «антизюгановский» альтернативный Московский горком КПРФ во главе с экс-депутатом Мосгордумы Владимиром Лакеевым, «Левый фронт», Союз коммунистической молодежи (СКМ), Российское социалистическое движение, движение «Трудовая Россия», незарегистрированную Революционную рабочую партию (РРП), движение «Союз коммунаров» и другие. В качестве цели мероприятия была заявлена «выработка общей стратегии действия в сложившихся условиях и принятие общеприемлемой идеологической платформы, которая в ближайшем будущем может стать основой для создания в стране новой объединенной левой антикапиталистической партии». На форуме Удальцов призвал левые силы к консолидации в новой политической ситуации и озвучил намерение создать в перспективе новую левую партию, причем, по его словам, «неважно, зарегистрируют ее или нет». Он также призвал к сотрудничеству «с протестующим городским средним классом - мелкой буржуазией».

Удальцов, как и ряд других левых лидеров (Пономарев, Лакеев, Анпилов, руководитель Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий, главный редактор оппозиционного интернет-портала «ФОРУМ.мск» Анатолий Баранов) вошел в состав координационного совета, избранного на форуме. Как говорится в декларации форума, первоочередной задачей левые видят «замену президентской республики на парламентскую», реализацию прав на свободу слова и собраний, обеспечение права на бесплатное образование и здравоохранение, а также доступ к культурным ценностям человечества. Левые настаивают на национализации сырьевого сектора экономики и банков и введении монополии на внешнюю торговлю «стратегической продукцией». Они также намерены ввести прогрессивный подоходный налог вместо нынешних 13 процентов.

Собравшиеся приняли решение сформировать единую колонну левых сил на московском шествии оппозиции «За честные выборы» 4 февраля. Кроме того, участники мероприятия в своем заявлении призвали на выборах президента РФ не отдавать «ни одного голоса» Владимиру Путину и другим кандидатам от «правого» политического спектра. Если Левый фронт поддержал кандидатуру Зюганова, то форум высказался куда более расплывчато, с учетом сильных «антизюгановских» настроений многих его членов. Под «правыми» кандидатами явно понимаются Прохоров и Жириновский, но не Миронов.

Таким образом, в ближайшее время можно ожидать создание новой левой партии, по своему составу близкой к так и не зарегистрированному «РОТ фронту», но, видимо, включающей в себя более широкий спектр политических сил. Удальцов как один из наиболее ярких публичных лидеров леворадикалов, явно претендует на роль одного из ее лидеров. Однако перспективы новой партии можно расценивать пока весьма осторожно. С одной стороны, часть избирателей КПРФ настроена более радикально по сравнению с партией и голосует за нее только из-за крайней ограниченности выбора. С другой стороны, организационные возможности КПРФ существенно превосходят ресурс их возможных конкурентов, которые к тому же имеют немалый опыт внутренних конфликтов, основанных не только на принципиальных разногласиях, но и на амбициях лидеров.

Алексей Макаркин – первый вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Когда испанские завоеватели-конкистадоры открыли эту землю, ее сгоряча назвали Коста-Рикой, что в переводе означает богатый берег. Они надеялись обнаружить там ценные полезные ископаемые, которые в огромных количествах вывозили бы на родину. Но таковых в недрах не оказалось. Позднее обнаружилось, что непреходящей ценностью страны оказались неутомимые труженики, постепенно, шаг за шагом, соорудившие государство устойчивой демократии, ставшей примером для беспокойных соседей.

В 2010 году, когда Instagram только появился, никто не осознавал важности личного бренда в онлайне. Вскоре блогинг стал профессией, сразившей наповал весь медиа-мир, и переизбыток селебрити наводил на мысль, что разделить лавры с миллионниками невозможно. Хорошие новости: дивам с легионами малолетних подписчиц придется подвинуться, ведь на рынок выходят нано-инфлюенсеры.

Эта страна, расположенная на северо-западе Южной Америки, славится божественными орхидеями, которые поставляются во многие уголки планеты. Но она известна и тем, что на протяжении длительного времени в стране шла кровавая гражданская война, унесшая жизни миллионов людей. Тем не менее, сохранилась приверженность демократическим институтам. В этом ее специфика.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net