Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Главное

22.07.2005 | Наталья Серова

ЛОНДОНУ ПОКАЗАЛИ ВТОРУЮ СЕРИЮ

Вторая серия терактов в Лондоне не только заставляет вспомнить расхожую формулу о трагедиях, повторяющихся в виде фарса, но и наводит на размышления о том, что подобное развитие событий может быть выгодно как террористам, так и тем, кто лоббирует принятие решения о глобальной зачистке столицы Великобритании от представительств и эмиссаров экстремистских организаций… Действительно, повторные взрывы в метро и автобусе, не нанеся серьезного ущерба, парализовали жизнь в городе, заставили людей усомниться в способности власти обеспечить их безопасность и поставили в тупик правоохранительные органы Великобритании, которые пока так и не поняли, что именно произошло - неудачные теракты или их имитация.

Единственное, в чем сразу же сошлись и политики, и комментаторы, это признание, что повторная атака направлена на запугивание людей. А вот относительно того, какова цель этого запугивания, существуют разные версии.

С одной стороны, 17 июля, то есть за четыре дня до второй серии терактов, экстремистская организация "Бригады Абу Хафса аль-Масри" распространила через Интернет ультиматум, адресованный США, Великобритании, Италии и другим странам антииракской коалиции. Суть требований террористов проста: в том случае, если войска союзников не будут в течение месяца выведены из Ирака, "Бригады Абу Хафса аль-Масри" пообещали "нанести удар в сердце Европы, начав жестокую и кровавую войну на ее территории".

Десятью днями ранее "Бригады Абу Хафса аль-Масри" взяли на себя ответственность за теракты, организованные в Лондоне 7 июля 2005 года, а ровно год назад та же организация предупреждала о своем намерении атаковать Европу, после того, как 15 июля 2004 года истек трехмесячный срок "перемирия с Европой", установленный лидером "Аль-Каиды" Усамой бен Ладеном.

Заметим, что тогда вместо обещанных терактов в Европе была устроена серия взрывов в Стамбуле, ответственность за которые взяли на себя все те же "Бригады Абу Хафса аль-Масри", назвавшие теракты в Турции "первой из серии операций против европейских стран в ответ на их отказ от перемирия, предложенного бен Ладеном".

По другой версии речь идет о реализации в Великобритании "испанского сценария", включающего в себя отставку - под натиском общественного мнения - правительства Тони Блэра и вывод английских военных из Ирака. Учитывая различие между менталитетом испанцев и англичан, а также тот факт, что Лондон является местом, где расположены штаб-квартиры многих исламских организаций и вполне вольготно проживают тысячи арабов, можно понять и стремление террористов избежать новых жертв.

Тем более что на первую серию взрывов, в результате которых погибли 56 человек, 35 - пропали без вести и около 700 - получили ранения, граждане Великобритании отреагировали совершенно иначе, чем испанцы. Вместо ожидаемого давления на власть англичане продемонстрировали готовность сплотиться вокруг нее в борьбе с экстремистами.

Одновременно бросается в глаза тот факт, что 20 июня, накануне второй серии взрывов, министр внутренних дел Великобритании Чарльз Кларк, выступая в парламенте, обнародовал планы английского правительства, направленные против исламских экстремистов. Из его слов стало известно о том, что правоохранительные органы готовят законодательные предложения, подразумевающие высылку из страны мусульманских проповедников, замеченных в публичных выступления "подстрекательского характера", то есть содержащих призывы к участию в "священной войне с неверными", в написании текстов подобного содержания или в сотрудничестве с Интернет-сайтами экстремистской направленности.

В рамках борьбы с терроризмом уже заключено соглашение с Иорданией о репатриации в эту страну мусульманских фанатиков. Одновременно ведутся переговоры о заключении аналогичных соглашений с другими арабскими странами. Реализация подобных мер подразумевает корректировку британских законов, запрещающих депортацию в страны, где выдворенным лицам грозит суровое обращение.

О необходимости пересмотра отношения к исламскому экстремизму заявил и мэр Лондона Кен Ливингстон, подчеркнувший ответственность властей Великобритании и английского общества: "Главная проблема заключается в том, что мы финансировали этих людей (террористов), пока они убивали русских… мы не думали, что когда они перестанут убивать русских, то примутся за нас".

Слова Кена Ливингстоуна можно рассматривать как ответ тем политикам и гражданам Великобритании, которые негативно отреагировали на планы английских властей ужесточить политику в отношении исламских проповедников и призвали англичан не подвергать ревизии существующую систему ценностей, поскольку любые ее корректировки будут означать фактическую победу террористов. Таким образом, можно сказать, что вторая террористическая атака стала лишним аргументов в поддержку Министерства внутренних дел, планирующего систему мер против исламских экстремистов.

Между тем определенная растерянность, продемонстрированная представителями власти сразу же после второй серии взрывов, позволяет предположить, что истеблишмент Великобритании не был готов к подобному развитию событий, означающему фактическую денонсацию негласного соглашения о ненападении между английскими властями и исламскими экстремистскими организациями, расквартированными в столице Великобритании.

Судя по всему, именно это имел в виду премьер-министр Тони Блэр, заявив о недопустимости приуменьшения значения последних событий. Впрочем, этот призыв к бдительности не помешал главе английского правительства усомниться в связи лондонских терактов с военным присутствием Великобритании в Ираке, а главе Скотланд-Ярда Иану Блэру скептически оценить предположение о связи бескровных взрывов 21 июня с терактами двухнедельной давности.

Более того, руководитель лондонской полиции позволил себе - правда, в весьма невнятной форме - похвалить лондонскую полицию за то, что теракты оказались неудачными, а также за хорошую работу после взрывов, и заявить, что ситуация в британской столице находится "под абсолютным контролем". В итоге как-то так получилось, что отсутствие жертв, не то запланированное организаторами терактов, не то ставшее следствием их ошибок, было записано в заслугу Скотланд-Ярда.

Тем не менее, необходимо признать, что опыт, накопленный за десятилетия противостояния с ирландскими террористами, действительно позволил лондонской полиции достаточно оперативно отреагировать на очередную атаку террористов, быстро выставив оцепление, а жителям города - продемонстрировать достойное поведение и относительный оптимизм. Однако тот же опыт, судя по всему, мешает и тем, и другим в полной мере осознать тот факт, что атаки исламского терроризма принципиально отличаются от демонстративных акций ирландских сепаратистов и потому представляют гораздо более серьезную угрозу.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net