Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

Арест зампреда правления Пенсионного фонда России Алексея Иванова связан с историей крушения бизнеса братьев Алексея и Дмитрия Ананьевых. Иванов ранее был топ-менеджером компании «Техносерв», основанной Ананьевыми – в ней прошел обыск в связи с делом Иванова.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

19.06.2012 | Алексей Макаркин

Команда Владимира Колокольцева

Владимир Путин заменил четырех заместителей министра внутренних дел – по своему эффекту эта мера соответствует одновременной отставке трех замминистра, которая произошла почти год назад – 11 июня 2011 года. Тогда Дмитрий Медведев сместил троих генералов, считавшихся близкими к Путину или его окружению. Сейчас из министерства удаляют назначенцев Медведева и Рашида Нургалиева – вместо них приходят «путинцы» и люди нового министра Владимира Колокольцева.

УволенныеСреди уволенных Александр Смирный, протеже прежнего главы ведомства Рашида Нургалиева, отвечавшего за создание новой управленческой структуры министерства. Сергей Булавин, исполнявший обязанности статс-секретаря и отвечавший за законодательное обеспечение реформы. Игорь Алешин, курировавший в министерстве уголовный розыск (также свой пост покинул Михаил Никитин, бывший его непосредственным подчиненным в качестве начальника Главного управления уголовного розыска МВД), борьбу с экономической преступностью и экстремизмом. И Валерий Кожокарь, совмещавший пост замминистра с руководством следственным департаментом. Все уволенные заместители заняли свои посты в президентство Медведева. Правда, к продвижению в руководство министерства Смирного в сентябре 2008 года он вряд ли имел серьезное отношение – разве что подписал соответствующий указ. Смирный был протеже Нургалиева, долгое время возглавлял при нем организационно-инспекторское управление, «глаза и уши» министра. Кроме того, к тому времени Медведев еще только осваивался на президентском посту и, похоже, не претендовал на существенное влияние на силовые структуры.

Зато назначенный в феврале 2010 года Булавин – уже «медведевец». Значительную часть своей карьеры он сделал в администрации президента, а милицейское образование во второй половине 80-х годов получил под началом Сергея Степашина, выступавшего одним из главных сторонников реформы МВД. Алешин и Кожокарь получили свои посты ровно год назад – в июне 2011 года – уже во время реализации реформы. При этом назначение Алешина связывали с влиянием Смирного – они оба работали в Омской области, хотя и в разные годы. Не менее важным представлялся тот факт, что он возглавлял МВД Башкирии во время вытеснения с поста президента республики Муртазы Рахимова – и его деятельность явно заслужила одобрение федеральной власти (как и Колокольцева в аналогичной ситуации в Орловской области – там центр был заинтересован в уходе губернатора Егора Строева). Кожокарь являлся однокурсником Медведева по юридическому факультету Петербургского университета – и его карьере был дан мощный импульс после прихода Медведева на пост президента (сейчас она пошла на спад – Кожокарь назначен с резким понижением на пост помощника министра).

Необходимо отметить, что Кожокарь сменил на своем посту Алексея Аничина, однокурсника Путина – такой подбор кандидатов на эту должность свидетельствует о ее особой значимости для руководства страны. Алешин заменил Евгения Школова, который работал с Путиным в ГДР – после президентских выборов Школов получил новое высокое назначение, став помощником президента по кадровым вопросам (через его нынешнее ведомство сейчас «проходили» кандидатуры на ключевые посты в МВД). Отметим также, что Михаил Никитин также стал главой угрозыска только в прошлом году.

Таким образом, из назначенцев Медведева свои посты сохранили лишь первый заместитель министра Александр Горовой (сменивший на своем посту Михаила Суходольского, близкого к «силовой группе» в путинском окружении – кстати, сейчас прошел слух, что он может вернуться в структуры МВД) и замминистра Сергей Герасимов, отвечавший за кадровые вопросы и ранее работавший в администрации президента. Также в министерстве остались заместители министра Виктор Кирьянов (бывший начальник ГИБДД) и Николай Рогожкин, главком внутренних войск. Официально они стали заместителями министра при Медведеве, но они заняли ведущие посты в ведомстве задолго до его прихода на пост президента. Кирьянов был начальником ГИБДД с 2005 года, а Рогожкин является главкомом ВВ с 2004 года, получил звание генерала армии в 2007-м, а при Медведеве его статус был лишь повышен до замминистра.

Одно из неофициальных объяснений происшедших отставок заключается в необходимости ротации кадров, однако оно выглядит странным – с учетом крайней непродолжительности пребывания в должности ряда уволенных генералов. Другое объяснение – фактический провал реформы МВД, проведенной при Медведеве – но и оно не может объяснить столь жесткие кадровые решения. Реформа прошла только недавно, и обычно чиновникам дается большее время для пребывания в должности.

Представляется, что есть два реальных взаимосвязанных объяснения очередной кадровой революции в руководстве МВД. Первое – новый министр Колокольцев занимается формированием собственной команды – как это произошло в 2009 году, когда он возглавил московское управление МВД. Как сообщил «Интерфаксу» источник в МВД, кадровые перестановки в ведомстве связаны со стремлением его Колокольцева сформировать команду профессионалов, а также на практике реализовать реформу министерства. При этом медведевские назначенцы оказались лишены неформальной «брони», которая помогла бы им сохранить свои посты.

И с этим может быть связана вторая причина. В 2011 году Медведев использовал свои конституционные полномочия, расставляя свои кадры в рамках реформы МВД (кроме поста министра, кандидаты на который представляются премьером – в то время Путиным). Тогда он сделал ставку на своего однокурсника Кожокаря и нескольких руководителей региональных подразделений МВД – Горового (Красноярский, затем Ставропольский края), Алешина (Карелия, Башкирия), Никитина (Свердловская область). Путин вряд ли был доволен заменой своих ставленников на «медведевцев», то не противодействовал этому – видимо, к июню 2011 года он уже решил вернуться на президентский пост и был заинтересован в сохранении его авторитета. Теперь же Путин стал президентом и в полной мере использует свои властные прерогативы – при том, что премьер Медведев более не имеет реального влияния на силовые структуры. Это еще раз подтверждает тезис о том, что диархия превратилась в иерархию, привычную для российского чиновничества властную вертикаль. При этом Алешина не спасло от отставки даже непосредственное руководство жестким разгоном «Марша миллионов» 6 мая, которое было одобрено Кремлем.

В связи с этим встает вопрос о роли в аппаратных раскладах нового министра Колокольцева. С одной стороны, он получил пост начальника московской милиции по инициативе Медведева, который отклонил первоначально предложенную кандидатуру Михаила Ваничкина (ставшего сейчас заместителем министра). И на должность министра он был официально предложен Медведевым – ранее появилась информация, что новым главой МВД может стать глава ФСКН Виктор Иванов, принадлежащий к путинскому «силовому» окружению. С другой стороны, министр явно ориентирован на Путина, что вполне соответствует новой расстановке сил во власти (в противном случае, по крайней мере, Кожокарь сохранил бы свой пост). Хотя при этом Медведев и получил самую минимальную компенсацию – его однокурсник остался в Москве на генеральской, хотя и не слишком влиятельной, должности в окружении нового министра.

Назначенные

В новом руководстве МВД два генерала являются непосредственными выдвиженцами Колокольцева. Генерал-майор Аркадий Гостев стал преемником Смирного в качестве замминистра по оргвопросам. Он всю свою карьеру проделал в Москве, работал заместителем начальника УВД по Южному округу (и начальником штаба этого УВД), а с 2006 года – начальником Управления обеспечения общественного порядка ГУВД по Москве. Когда Колокольцев возглавил московский главк, Гостев стал заместителем начальника ГУВД и, одно временно, начальником штаба. После реорганизации ГУВД в 2011 году он сохранил свой пост. «Штабная» работа дала ему организационный опыт, который сейчас востребован в министерстве.

Генерал-майор Владимир Голованов сменил Никитина на посту начальника Главного управления уголовного розыска (Никитин подал заявление об уходе первым из генералов, понимая, что не сработается с Колокольцевым). Его судьба несколько необычна для одного из руководителей министерства. Как и Гостев, он сделал карьеру в Москве, долгое время работал в знаменитом МУРе, был начальником «убойного» отдела (его подчиненным в этом подразделении некоторое время был Колокольцев), к 36 годам дослужился до должности первого зама начальника МУРа. В 1996 году возглавил МУР, став заместителем начальника московской криминальной милиции - начальником управления уголовного розыска. Однако в 2000 году 41-летний кавалер двух орденов (что для «сыскаря» является признанием реальных заслуг) Голованов был уволен из органов внутренних дел по сокращению штатов. Это стало следствием «чистки» в московской милиции, которая произошла вслед за увольнением ее начальника Николая Куликова, протеже Юрия Лужкова (мэр Москвы в 1999 году находился в конфликте с Кремлем, что и привело к смещению его «опорного» силовика). Журналист и депутат Александр Хинштейн утверждал, что Голованов отказался участвовать в борьбе с ним, которую вел тогдашний глава МВД Владимир Рушайло. Однако, по данным Хинштейна, карьера Голованова сломалась после того, как он приехал на похороны матери опального Николая Куликова.

В 2001 году начальником ГУВД Москвы стал «лужковец» Владимир Пронин (к тому времени мэр помирился с Кремлем), а Рушайло покинул пост министра внутренних дел. В 2003 году в МУРе разразился беспрецедентный скандал – дело «оборотней в погонах», в ходе которого были арестованы несколько старших офицеров, а начальник управления потерял свой пост из-за того, что пытался взять под защиту одного из арестантов. В результате Голованов был возвращен на службу и вновь назначен начальником МУРа. С приходом Колокольцева на пост начальника ГУВД он не только сохранил свой пост, но и в 2011 году получил повышение, став заместителем начальника ГУ МВД России по Москве - начальником полиции (то есть вторым по рангу руководителем московского главка). Теперь он с повышением перешел в центральный аппарат министерства.

Судя по всему, протеже Колокольцева является и новый начальник организационно-аналитического департамента генерал-майор Александр Горелов. В 80-е годы он работал в отделе московской милиции по охране дипломатических представительств, где в это время служил и нынешний министр. В 90-е годы он работал во ВНИИ МВД, а в «нулевые» - в организационно-аналитическом департаменте МВД.

Два заместителя министра являются ветеранами МВД, в последние годы не занимавшими ключевых постов. Непосредственным начальником Голованова стал Михаил Ваничкин, в 90-е годы работавший вместе с ним в МУРе в качестве начальника отдела по борьбе с бандитизмом, а затем начальника отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Во второй половине 90-х годов он работал в Главном управлении по борьбе с оргпреступностью (ГУБОП) МВД, дослужившись к 2000 году до поста его начальника. В отличие от Голованова, он вполне сработался с министром Рушайло, но с приходом на пост министра Бориса Грызлова получил менее влиятельную должность начальника Национального бюро Интерпола при МВД России. В 2002 году он стал начальником ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области (федеральной власти понадобился «свой» главный питерский милиционер для ослабления позиций губернатора Владимира Яковлева), но в городе на Неве так и не прижился. В 2006 году, уже при Валентине Матвиенко, Ваничкин был переведен на пост помощника Нургалиева, что было явным понижением. При Медведеве его карьера не сложилась – вначале он не получил поста начальника московского главка, а в ходе реформы МВД потерял и свою должность в центральном аппарате, не получив нового назначения.

Повышение Ваничкина может быть связано с влиянием Колокольцева, который, как отмечалось выше, в 90-е годы работал в московском угрозыске. Однако, в отличие от Голованова, Ваничкин не был в это время начальником нынешнего министра (правда, позднее Колокольцев работал в системе ГУБОП, но дистанция между ним и Ваничкиным тогда была слишком велика – соответственно, начальник регионального бюро по Юго-Восточному округу Москвы и начальник ГУБОП МВД). Более того, в 2009 году Колокольцев «обошел» его в конкуренции за пост начальника московского главка. Более вероятно, что назначение генерала состоялось не без участия Кремля.

Булавина на посту статс-секретаря сменил, кажется, совсем уже забытый в министерстве генерал – Игорь Зубов. В 90-е годы он сделал в министерстве блестящую карьеру – при министре Степашине являлся начальником Главного организационно-инспекторского управления, а при Рушайло в 1999 году стал заместителем министра. Участвовал в боевых действиях в Чечне, был награжден орденом Мужества. Но после прихода на пост министра Грызлова Зубов был отправлен в отставку, занимал пост вице-президента АФК «Система» (у Владимира Евтушенкова). В 2003 году Зубов баллотировался на пост губернатора Тверской области, но проиграл во втором туре Дмитрию Зеленину. В дальнейшем Зубов остался в тверской политике, избирался депутатом местного законодательного собрания. С 2011 года был профессором кафедры конституционного и муниципального права Московского университета МВД России. Сейчас его назначение может быть связана с историей его связей – в 2003-м на пост тверского губернатора его, как утверждают, лоббировали «питерские силовики» (в частности, Виктор Иванов).

Наконец, заместителем министра внутренних дел - начальником Следственного департамента МВД назначен Юрий Алексеев. Он долгое время работал в органах прокуратуры – вначале в Архангельской области, а затем в Генпрокуратуре. В 2004-2011 года был заместителем начальника Следственного комитета при МВД Аничина. После назначения на должность главного следователя МВД Кожокаря вернулся на службу в Генпрокуратуру в качестве начальника управления по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях и противодействии экстремизму. Похоже, что теперь он вернулся в МВД с повышением с подачи своего многолетнего начальника Аничина – а это значит, что следствие по важнейшим делам будет находиться под политическим контролем Кремля.

Главный реформатор

Обращает на себя внимание еще одно назначение в МВД – только находящееся в номенклатуре не Путина, а Колокольцева. Советником министра назначен Владимир Овчинский. Его карьера весьма необычна для сотрудника МВД – начинал работать в ГУВД Московской области, затем был сотрудником ВНИИ МВД, в 90-е годы являлся помощником министра внутренних дел Анатолия Куликова. В 1997 году возглавил Национальное бюро Интерпола, однако в 1999 года, вскоре после отставки Куликова, покинул МВД и поступил на работу в газету «Московские новости» обозревателем по правовым вопросам. В 2001-2002 годах он был вице-президентом ОАО «Сибур», а с 2004 года являлся советником председателя Конституционного суда.

В марте 2011 году Овчинский был со скандалом снят со своего поста. Он выступил с критикой поправок Минюста по либерализации Уголовного кодекса. По его словам, устранение нижнего предела санкции в виде лишения свободы приводит к возможности назначать минимальное наказание (до двух месяцев лишения свободы), например, за причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, за грабеж, разбой, вымогательство. Недовольство бывшего советника, в частности, вызвало и намерение «декриминализировать товарную контрабанду». Говоря о своей отставке, Овчинский рассказал со ссылкой на главу суда Валерия Зорькина, что его оценками «крайне недовольна госпожа Брычева, руководитель Государственного правового управления президента. Причем ее претензии заключались в том, что мне в принципе стало известно о готовящихся поправках. Я якобы чуть ли не нарушил какое-то секретное делопроизводство. Это же бред сумасшедшего!».

С критикой либеральных инициатив Минюста в декабре 2010 года выступала и член ОП Ольга Костина, считающаяся близкой к тогдашнему первому заместителю главы президентской администрации Владиславу Суркову. Она опубликовала резко критический материал в отношении поправок в журнале «Однако» Михаила Леонтьева – в том же номере был помещен и материал Овчинского. В бытность Колокольцева начальником московского главка Костина стала председателем Общественного совета при ГУ МВД.

В июне 2011 года Овчинский дал интервью «МК» с резкой критикой деятельности Нургалиева на посту министра. По его мнению, настоящим поражением в войне с преступностью обернулось роковое решение 2008 года, когда были расформированы УБОПы (управления по борьбе с организованной преступностью), а все силы вскоре были брошены на борьбу с экстремистами. «Специалисты считают, что в 2008 году, после ликвидации этих спецподразделений, ситуацию одним махом вернули на 20 лет назад. В результате этого необдуманного шага мы потеряли структуры, которые должны заниматься оргпреступностью, а вместе с ними большое количество профессионалов», - утверждал Овчинский. Кроме того, дела оперативного учета в отношении организованных бандитских группировок были потеряны или уничтожены. Хотя общественность уверяли, что все сохранено. Из-за этого в масштабах страны бесконтрольными остались до 80 тысяч активных членов организованных преступных групп.

Кроме того, Овчинский в своем интервью поднял и «знаковую» для него тему мягкости наказаний, приводя в доказательство статистику Верховного суда за 2004 - 2009 годы. К примеру, из совершивших умышленные убийства пожизненное наказание было назначено всего 0,2%. На 25 лет из них были осуждены только 3-4%. Из 234 тысяч осужденных за нанесение тяжкого вреда здоровью, в том числе повлекшего смерть, максимальный срок получили только двое бандитов. Из этой же категории осужденных 37% получили условный срок и остались на свободе. За бандитизм за этот же период привлекались 1180 человек. Из них только три получили максимальный срок.

Сейчас Овчинский будет отвечать за разработку новых направлений реформы МВД. 14 июня Колокольцев подписал приказ «О создании Расширенной рабочей группы по дальнейшему реформированию органов внутренних дел РФ». Ответственным секретарем группы стал Овчинский. «МВД России переходит к следующему этапу реформирования, в ходе которого будет произведена оценка эффективности проведенных преобразований и определены следующие шаги. Рабочая группа будет разрабатывать как дальнейшую стратегию реформы, так и предлагать свои варианты решений по проблемным вопросам», - говорится в сообщении пресс-службы МВД. В списке вошедших в состав группы значатся самые разные деятели. Среди них несколько отставных генералов МВД (член Совета Федерации Александр Чекалин, депутат Госдумы Владимир Васильев, экс-депутат Александр Гуров, Александр Овчинников, Савелий Тесис), близкие к власти общественные деятели (Ольга Костина, Александр Кучерена, Александр Хинштейн), а также ряд правозащитников и критиков МВД (Андрей Бабушкин, Валентин Гефтер, адвокаты Алексей Бинецкий, Генри Резник, председатель координационного совета профсоюза сотрудников милиции Москвы Михаил Пашкин), ряд ученых-криминологов.

На сайте МВД также размещен примерный перечень вопросов, которые рабочая группа будет рассматривать. Это введение новой системы регистрации заявлений и сообщений граждан и организаций о преступлениях, включая обязательную оценку действий сотрудников со стороны заявителя, создание специализированного центра поиска пропавших детей. Планируется отменить «палочную систему», при которой главным критерием деятельности полиции является количество раскрытых преступлений. При этом начальство требует ежегодного повышения раскрываемости любым путем. Предполагается проанализировать необходимость сокращения городских и поселковых ОВД, усовершенствовать деятельность подразделений собственной безопасности и «организовать диалог с оппозицией при обеспечении проведения массовых акций». Должно быть введено анонимное анкетирование личного состава, а служебные помещения полиции продолжат оснащать видеокамерами.

Таким образом, Владимир Путин поручил руководить МВД и проводить реформы самим работникам этого ведомства, а не выходцам из администрации президента или ФСБ, как это было раньше (напомним, что Нургалиев был генералом ФСБ). В команде Колокольцева появились «отставники», которые возвращаются к активной деятельности (Зубов, Овчинский, к ним с некоторым допущением можно отнести и Ваничкина), новый министр демонстрирует, что готов работать с критиками деятельности МВД. Проблема в том, что, как и раньше, речь идет об очередной (хотя, как представляется, и более комплексной) попытке «самореформирования» ведомства, которое пока не привело к ожидаемым результатам – в лучшем случае, речь шла о некоторых технических улучшениях, мало влияющих на общий характер деятельности МВД. Кроме того, вряд ли деятельность МВД будет носить деполитизированный характер – это, в первую очередь, зависит от Кремля, который рассматривает органы внутренних дел как инструмент борьбы с оппозиции. Именно в связи с этим центр тяжести в работе ведомства и был перенесен при Нургалиеве на борьбу с экстремистами, которыми власть часто считает оппозиционеров.

Неясна пока роль общественников, привлеченных в группу Овчинского – насколько их предложения будут учтены при принятии решений. Зато с высокой долей вероятности можно предположить, что МВД при Колокольцеве и Овчинском станет более активным сторонником ужесточения уголовного законодательства – и в связи с этим будет подвергаться критике со стороны правозащитного сообщества.

Алексей Макаркин – первый вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net