Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Прошедший 18 июня с. г. второй тур парламентских выборов во Франции не обошелся без сюрпризов. По его итогам, партия президента Эмманюэля Макрона «Республика, вперёд», вместе со своим союзником, центристским Демократическим движением (Модем) Франсуа Байру, получила не 415-445 депутатских мандатов из 577, как предсказывали специалисты, а 350 мандатов. Тем не менее, налицо бесспорная и внушительная победа.

Бизнес, несмотря ни на что

22 июня в Сочи прошло годовое собрание акционеров компании «Роснефть». За два дня до этого исполнительный директор компании Игорь Сечин встретился с президентом России Владимиром Путиным: последний попросил вернуться к политике выплаты дивидендов в размере 50% от общей прибыли. Правда, просьба касалась 2017 года.

Интервью

Положение в Сирии с приходом Дональда Трампа к власти в США не стало более ясным. Наоборот, ряд действий новой администрации еще больше запутали «сирийский клубок». В перипетиях ситуации в регионе, интересах многочисленных участников и последних тенденциях «Политком.RU» разбирался вместе со старшим преподавателем департамента политической науки НИУ ВШЭ, экспертом по Ближнему Востоку Леонидом Исаевым.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Аналитика

13.08.2012 | Борис Макаренко, Татьяна Становая

«Потерянный день»: атака на Дмитрия Медведева

В четвертую годовщину начала войны с Грузией в России разгорелся политический скандал, фактически означающий начало одной их крупнейших атак на премьер-министра России Дмитрия Медведева со стороны его внутрикремлевских противников. В интернете был размещен документальный фильм, в котором генералы, в числе которых и бывший глава Генштаба РФ Юрий Балуевский, обвинили Медведева в затягивании срока принятия решения о начале военных действий в августе 2008 года. Авторы фильма утверждают, что ситуацию спас Владимир Путин, который вовремя дал «пинок» президенту, не решавшемуся начать военные действия. Последовавшие вслед за этим комментарии самого Путина лишь доказывают, что президент публично присоединился к противникам Медведева.

Четыре года назад, в августе 2008-го, когда Грузия атаковала Южную Осетию, российские войска слишком поздно пришли на помощь: если бы приказ о наступлении был дан на день раньше, огромного числа жертв можно было бы избежать. Нерешительность верховного главнокомандующего Дмитрия Медведева стоила жизней российских миротворцев и мирных жителей Цхинвали. Такое мнение в преддверии годовщины восьмидневной войны озвучили российские офицеры высшего командного состава в 47-минутном документальном фильме «Потерянный день». В открытом доступе YouTube находится как полная, так и короткая 7-минутная версия под заголовком «Трусость Медведева убила 1000 человек».

Фильм анонимен, но вопрос об «авторах и исполнителях» не очень интересен – «режиссерский почерк» очевидно, следует традициям советской армейской контрпропаганды. Вопрос – кто «идеолог» и/или «заказчик» этого пасквиля.

Чтобы придать убедительность своей концепции, авторы: они объявляют началом войны момент выезда грузинских офицеров из расположения объединенного штаба миротворческих сил (14.00 7 августа) – и всю последующую хронологию войны отсчитывают от этого часа. Далее утверждается, что был необходим «превентивный удар». «Временных нестыковок» в изложении последующих событий в фильме предостаточно, но авторов это не смущает. Очевидно, что такие посылы не выдерживают критики ни с точки зрения здравого смысла, ни, тем более, международного права (в такой ситуации Россию, несомненно, сочли бы агрессором) – но без подобной «натяжки» у авторов не выстроилась бы обвинительная версия против главнокомандующего.

В фильме, в частности, командующий Воздушно-десантными войсками генерал-полковник Владимир Шаманов (в отличии от большинства других «рассказчиков» - действующий, а не отставной военачальник) рассказывает о том, как, пока не подошли российские войска, «простые цхинвальские ребята начистили носы грузинам». Генералы сообщили, что «наверх» докладывали о растущих жертвах со стороны миротворцев, служивших в Южной Осетии, но никакой реакции со стороны верховного главнокомандующего не последовало. И это притом, что, по сути, Медведеву нужно было лишь дать приказ распечатать пакет документов, содержащих четкие инструкции на случай грузинского наступления. Тогдашний начальник Генштаба ВС РФ Юрий Балуевский также подчеркивает в фильме: «Верховному главнокомандующему президенту Медведеву, на мой взгляд, надо было просто сказать: «Действовать в соответствии с тем планом, который я утвердил». Самое главное - вот эта начальная команда. И вот эта начальная команда была дана, к сожалению, с глубоким опозданием».

При этом Балуевский говорит, что «решение на возможные действия российских вооруженных сил было принято еще Владимиром Владимировичем Путиным». «С первым падением снаряда, бомбы давать команду на применение ответных действий в плане оружия, в плане войск, - добавляет он. - Тогда, я убежден, потери были бы значительно меньше». Один из персонажей прямым текстом говорит: «Пока Путин пинки не раздал, ничего не началось». В Москве «на самом верхнем уровне» боялись ответственности, «пока не последовал пинок в одно место от Владимира Владимировича из Пекина», - сказал Балуевский.

Вокруг этого развернулась первая заочная дискуссия между Путиным и Медведевым после рокировки. Медведев говорил, что когда ему министр обороны доложил о нападении, президент первым делом поручил проверить, не является ли это провокацией. Однако у Путина совсем иная интерпретация. После переговоров с армянским президентом 8 августа Путин, в рамках общения с журналистами, заявил: «План был, и, по-моему, это не секрет, именно в рамках этого плана российская сторона и действовала. Я уже об этом говорил публично и раньше. Это не секрет, повторяю ещё раз. План был подготовлен Генеральным штабом где-то в конце 2006-го или в начале 2007 года. Он был мною утверждён, согласован. Более того, в рамках этого плана проводилась и подготовка южноосетинских ополченцев».

Во-вторых, ключевым вопросом было, созванивались ли Путин с Медведевым накануне войны. «Я звонил дважды и Дмитрию Анатольевичу, и 7, и 8 числа, и Министру обороны. Мы обсуждали эту проблему», - сказал Путин 8 августа. «Никто никому не звонил», - говорил Медведев в августе прошлого года в интервью «Эхо Москвы». «Мы с ним [Путиным] связались спустя сутки… Я уже все приказы отдал. Там уже вовсю все полыхало. Владимир Владимирович просто выступил с заявлением о том, что мы категорически этого не приемлем, естественно, правильно поступил. Спустя сутки мы только с ним связались, поговорили по закрытой связи, потому что такие вопросы, как вы понимаете, все-таки по радиотелефону не очень хорошо обсуждать, а с другими странами эта связь организуется не очень просто. Спустя сутки мы поговорили, потом он вернулся, мы уже, естественно, какие-то вещи обсуждали, но еще до его возвращения я собрал Совбез, объяснил свою позицию, почему я принял решение открыть ответный огонь и вступить в этот конфликт, члены Совета Безопасности меня поддержали. После этого я собрал всех в Сочи, там уже был и Путин тоже», — сказал он.

В-третьих, и это главное: кто принимал решение о начале войны, и кто взял на себя ответственность за это. Приведенные выше слова Медведева не оставляют сомнений, что он пытается убедить общественность, что именно он тогда «держал руку на пульсе» и принимал решения. Путин же утверждает, что он также три дня следил за ситуацией, хотя и получал информацию по большей части от журналистов. «Три дня» - прозвучало несколько раз, когда Путин комментировал вышедший скандальный фильм о роли Медведева.

Отсюда и главная проблема: авторы фильма возлагают ответственность за гибель российских миротворцев до начала военных действий на бывшего президента Медведева, а Путин косвенно признает, что решение принималось три дня, при этом, не давая оценки, было ли это затягиванием срока или нет.

В ситуации вокруг фильма важно отделить две составляющие: непосредственно период августа 2008 года и политическую интригу, родившуюся спустя 4 года после войны.

Итак, 4 года назад в публичном пространстве была выстроенная четкая схема: Медведев как верховный главнокомандующий принял личное решение о начале военных действий. Тогда, стоит вспомнить, многие эксперты говорили, что с этим началось президентство Медведева, его врастание в должность, проявление лидерских качеств. Путин, который действительно находится 8 августа в Пекине на Олимпиаде, оставался в стороне, хотя в целом постоянно поддерживал своего преемника. Иными словами, война в Грузии на протяжении 4 лет считалась войной Медведева, его одной из самых громких и сильных заслуг как главы государства. Еще год назад ситуация продолжала преподноситься тандемом именно в таком виде.

Нынешний фильм и интерпретации Путина во многом перечеркивают все прежние формулы распределения публичных ролей между Путиным и Медведевым в период августа 2008 года. В нынешней ситуации важно попытаться найти ответы на несколько принципиально важных вопросов. Во-первых, кто идеолог атаки на премьера Медведева. В газете «Ведомости» прозвучала фамилия главы администрации президента Сергея Иванова. «Выход фильма может быть связан с борьбой двух бывших преемников Путина, руководителя его администрации Сергея Иванова и Медведева и их команд, считает человек, близкий к Кремлю, элита находится на грани раскола и подталкивает Путина к ответу на главный вопрос: что будет в 2018 г.; отсутствие ответа чревато политической и экономической дестабилизацией», - писала газета.

Действительно, Сергей Иванов, будучи в свое время министром обороны, имел хорошие отношения с главой Генштаба Юрий Балуевским. В отставку последний был отправлен уже «при Медведеве» (в июне 2008 г.), однако причиной, скорее, была не смена президента, а не сложившиеся отношения с министром обороны Анатолием Сердюковым (назначен в феврале 2007 г.). «Обиженных генералов» в российской армии сейчас предостаточно, а направить их «пропагандистскую атаку» на нынешнего премьера – дело несложное.

Непосредственной целью такой атаки видится Д.Медведев, которого хотят как минимум - политически ослабить и дискредитировать, как максимум – подтолкнуть к отставке. Условия «обратной рокировки» поставили Медведева на второй пост в стране, позволяющий заявлять амбиции о возвращении в Кремль (что Медведев недавно и сделал в интервью лондонской «Таймз»). Пока Медведев, даже значительно ослабленный, занимает вторую позицию, всем остальным элитным фигурам значительное труднее «вырасти» до роли «гипотетических преемников». Именно поэтому конкуренты стремятся скомпрометировать Медведева, лишить его одного из немногих имиджевых преимуществ. Война в Грузии считалась событием, делавшим президентство Медведева исторически значимым. Сейчас по этому нанесен сокрушительный удар. Некоторые наблюдатели уже сейчас говорят, что режим возвращается к такому состоянию, при котором встает резонный вопрос: а были ли вообще президентство Медведева и какие-либо его заслуги на высшем посту?

Среди таких конкурентов - и «силовики», и «охранители», и значительная часть «единороссов», и кремлевские политтехнологи, которым не нравятся политические амбиции премьера и сохраняющиеся возможности его зама Владислава Суркова влиять на внутреннюю политику. Все это усиливается укреплением параллельного и более мощного центра принятия решений в Кремле.

Однако в «идеологии» фильма просматривается куда более широкий контекст. «Завершающий месседж» фильма: на риторический вопрос диктора «а если однажды кто-то [хорошо вооруженный и обученный, владеющий ядерным оружием (sic!)] решится напасть на Россию…», Ю.Балуевский отвечает, что по крайней мере в ближайшие шесть лет страной будет руководить человек, не боящийся «мочить в сортире». Похоже, этот фильм становится манифестом складывающейся «партии четвертого срока» Путина. Своего кандидата в преемники у такой партии (пока заметной по «антимедведевской риторике») нет, поэтому она будет исподволь продвигать мысль о несменяемости нынешнего президента – а в дальнейшем «ориентироваться по обстановке».

Вопрос, в какой степени В.Путин был осведомлен о подготовке этого фильма, скорее риторический. Последовавший «заочный обмен объяснениями» между ним и премьер-министром свидетельствует, что основному тезису авторов он, скорее, симпатизирует и «подыгрывает». Да и «имиджевое ограничение» премьера чужыми руками, очевидно, не противоречит его интересам.

На самом деле, последствия выхода в свет подобного фильма могут быть далеко идущими. Заявления президента Грузии Михаила Саакашвили, который использовал фильм как доказательство подготовки Москвой нападения на Грузию – первый, и далеко не самый важный «звоночек». Гораздо существеннее - репутационный удар по второму лицу в государстве, бывшему президенту и участнику тандема, одной из ключевых фигур в «вертикали» власти – это удар по монолитности всей системы принятия государственных решений, симптом разгорающейся конкуренции за «место рядом с Путиным», влияние на него, в том числе – в пока кажущемся далеким вопросе о преемственности власти, следовательно – возможного раскола в высших эшелонах элиты.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков опроверг версию СМИ о конфликте между Путиным и Медведевым. В интервью «Известиям» он заявил, что «с сожалением можно констатировать, что по какой-то нелепой инерции кто-то использует слова и заявления президента для того, чтобы разглагольствовать о каких-то расколах». Вероятно, выход фильма спровоцировал также и резкие слова самого Медведева об интернете. Премьер заявил, что в сети часто искажается картинка происходящего. Ранее подобные слова он допускал только в отношении государственных телеканалов. Однако, независимо от тактических намерений различных фигур, причастных к созданию фильма, самим фактом своего появления он усилил напряжение внутри российского руководства, нанес ему репутационный ущерб и вывел на поверхность симптомы возможных расколов.

Борис Макаренко - председатель правления Центра политических технологий

Татьяна Становая – руководитель Аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

По масштабу перемен во французской политике победа Макрона на президентских и парламентских выборах сопоставима с приходом к власти Шарля де Голля. Соцпартия почти исчезла, в Национальном фронте и у республиканцев намечается раскол, на подъеме левые радикалы. Теперь вопрос, сможет ли новая политическая конструкция убедить французов согласиться на давно назревшие реформы в социальной сфере

На саммите «Большой двадцатки» в Гамбурге состоится первый очный контакт президентов России и США. Событие давно ожидаемое – настолько, что кажется, что эти два лидера уже давно знакомы, а если верить недоброжелателям Трампа, так он давно уже «русский кандидат», т.е. находится под неправомерным влиянием России. Что же может, а еще существеннее – чего не может случиться на этой встрече?

В 2017 году большинство стран СНГ отмечают четвертьвековой юбилей установления дипломатических отношений между собой и с остальным внешним миром. В рамках стратегии диверсификации советских интеграционных связей, сконцентрированных на России, основным приоритетом становилась политика выстраивания отношений со странами Запада и главными мировыми донорами - такими, как, например, Япония. В течении 1990-х, первого десятилетия независимости государств СНГ, их отношения с Китаем были в некоторой степени в тени отношений с Россией.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net