Информационный сайт
политических комментариев
вКонтактеFacebookTwitter
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Политком.RU обсудил с первым вице-президентом Центра политических технологий Алексеем Макаркиным динамику общественных настроений в России в уходящем году.

Бизнес, несмотря ни на что

Локомотивом выхода из продолжающегося экономического кризиса может быть только частный сектор. Как чувствовал себя российский бизнес в уходящем году? Как можно оценить усилия правительства по стимулированию предпринимательской деятельности и привлечению инвестиций? Об этом в интервью Политком.RU рассказывает старший научный сотрудник Института экономической политики им. Е.Гайдара Сергей Жаворонков.

Интервью

Конец года всегда дает повод подвести итоги происшедших событий, выделить основные тенденции, высказать предположения на будущее. Своими оценками политических итогов 2016 года с «Политком.RU» поделился известный российский политолог, президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский.

Колонка экономиста

Видео

Реклама

Российский мир

01.10.2012 | Михаил Агаджанян

Позиционная игра в Центральной Азии

В Центральной Азии поступательно разворачивается позиционная игра между Россией, Китаем и США. Правила данной игры в целом не определены, они находятся в стадии становления. Но какой бы вид эти правила не приняли в дальнейшем, уже сейчас ясно, что три указанные внешние силы не склоны ограничивать свои действия в данном регионе и ставить их в зависимость от политики контрпартнёров. Позиционность центральноазиатской игры определяется несколькими объективными факторами. В первую очередь, необходимо отметить, что все пять республик региона отличаются спецификой занимаемых ими ниш в общей центральноазиатской компоцизии межгосударственных предпочтений и конфигураций.

Туркменистан отличим своим нейтральным статусом и одновременно наличием значительной проблематики в отношениях с соседним Азербайджаном. Ашхабад пользуется растущим вниманием США в вопросе егo привлечения в энергопроекты европейской и южноазиатской направленности.

Узбекистан перманентно бросается из одного лона внешнеполитических предпочтений в другое, что характеризует егo внешний курс как весьма динамичный и мало предсказуемый для внерегиональных сил. Ныне он пребывает в позиции большей лояльности к построению доверительных отношений с США, чему в свидетельство очередной пересмотр узбекской стороной статуса члена ОДКБ и нарастающие попытки Вашингтона связать Ташкент со своим афганским курсом. Железная дорога от узбекского Хайратона до афганского Мазари-Шарифа была построена в сжатые сроки. Представители США рассматривают железнодорожное сопряжение Узбекистана и Афганистана в контексте перспективы выхода всех республик Центральной Азии к морю, к рынкам и к портам Южной Азии.

На текущем этапе Вашингтон нащупывают почву для склонения Ташкента к более тесным военнополитическим связям. Сложно сказать, насколько реализуемой станет идея создания на узбекской территории американской базы с условным названием Центр оперативного реагирования. Но сам зондаж такой возможности с параллельным интенсивным темпом визитов высоких представителей США в Узбекистан говорит о взятии Вашингтоном данной центральноазиатской республики в плотную региональную «разработку».

Кыргызстан и Таджикистан продолжают пребывать в преимущественном поле российского влияния, однако, без особой уверенности в долгосрочность такой расстановки предпочтений Бишкека и Душанбе. По итогам недавнего визита президента России Владимира Путина в Бишкек эксперты весьма резонно констатировали достигнутый позитив в отношениях двух партнёров по ОДКБ, ШОС, ЕврАзЭС, однако без особого энтузиазма по поводу перспектив «роста» влияния России в Кыргызстане. Достигнутый позитив, практически целиком на военнополитической стези двусторонних отношений, дался Москве на кыргызском направлении взамен знaчительных экономических уступок, в том числе и в виде поблажек по предоставленным ранее государственным кредитам.

Таджикистан – это особая история, вокруг которой именно сейчас просматривается приоритетное внимание на конкурирующей основе со стороны России и США. Пристально следящая за разворачиваемой центральноазиатской конкуренцией между Россией и США, китайская сторона подметила постоянное смещение данной конкуренции от одной республики региона к другой.

Ныне в эпицентре американо-российской конкуренции находится Таджикистан. Китайская пресса пишет о проявлениях конкуренции Москвы и Вашингтона вокруг Душанбе в виде перекрёстной дипломатической активности двух политических столиц мира. В ближайшее время должен состояться визит В. Путина в Таджикистан. За ним не пременит обнаружить себя уже активность американской дипломатии на таджикском направлении: в октябре ожидается визит госсекретаря Х. Клинтон в Душанбе.

Во всей этой региональной динамики межгосударственных предпочтений, конфигураций и планов тесной кооперации, Казахстан выступает некой региональной константой. Такая роль Казахстана в качестве стабилизатора региональных процессов представляет для России особую важность. Астана не только стабилизирует, а значит и делает более устойчивой цетральноазиатскую композицию, но и параллельно строит интеграционные связи преимущественно с Россией и Китаем. Не зря Казахстан позиционируется в заявлениях официальных российских лиц как «мотор евразийской интеграции».

Позиционная игра между Россией, Китаем и США сделала актуальным следующий вопрос, ответ на который предстоит узнать в канве ожидаемых центральноазиатских событий.

Готов ли Китай на тесную кооперацию с Россией для совместного решения задачи по локализации и дальнейшей нейтрализации позиций США в Центральной Азии ближе к выводу американских войск из Афганистана в конце 2014 года? Пока многое указывает на ведение Пекином собственной, не связанной тесной доверительностью с Москвой игры в Центральной Азии. Но есть все основания спрогнозировать поступательный дрейф Китая в сторону сближения с Москвой на сдерживающих Вашингтон в Центральной Азии принципах. Китай тесним в географически противоположной Центральной Азии зоне его интересов в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях. В складывающейся ситуации Пекину необходимы геополитические контрмеры в регионах, где его позиции объективно сильнее американских и где он может реализовать региональные сценарии компенсирующего свойства на совместных с Москвой подходах.

Михаил Агаджанян - политический обозреватель

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

17 января прошла большая пресс-конференция Сергея Лаврова по итогам деятельности российской дипломатии в 2016 года. Во время общения российского министра иностранных дел с журналистами закавказские сюжеты не фигурировали в числе приоритетных тем. Намного чаще в фокусе внимания оказывались перспективы нормализации отношений между Россией и США при новой американской администрации и разрешение конфликта в Сирии.

Противостояние Ирана и Саудовской Аравии – условных центров мирового шиизма и суннизма, наметилось аж со времени победы в иранской Исламской Революции в 1979 году. Именно с тех времен Эр-Рияд начал кампанию по нивелированию политического влияния шиитских общин.

Долгое время системные политические партии Старого Света с правого и левого фланга двигались навстречу друг другу и по мере размывания своей социальной базы смешивались до степени неразличимости. Сформировался широкий политический консенсус, включавший активную социальную политику, принципы политкорректности, уважение прав меньшинств и продвижение целей европейской интеграции. Однако сейчас этот консенсус на глазах начинает распадаться.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net