Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Кавказ

05.10.2012 | Сергей Минасян

Региональный контекст выборов в Грузии: предварительный анализ

Результаты парламентских выборов в Грузии для всех оказались неожиданными. Практически никто, кроме, естественно, самих апологетов победившей «Грузинской мечты» Бидзины Иванишвили, не ожидал столь безоговорочной победы оппозиции. Впрочем, главной ошибкой большинства экспертов, отслеживающих предвыборную динамику в Грузии, явилась не недооценка электоральных предпочтений грузинских избирателей. Еще за несколько месяцев до выборов 1 октября практически всем было ясно, что Саакашвили заметно «сдает» оппозиционному блоку, особенно в столице, и без административно-силового ресурса ему не победить «чисто» в этих выборах. Главной проблемой для экспертов и комментаторов стала существенная переоценка потенциала именно этого самого административного ресурса, который в ходе выборов оказался вдруг недееспособным.

Возможно, что административно-силовой ресурс существенно пошатнулся в результате скандала с видеоматериалами о пытках в грузинских тюрьмах с последующими отставками глав МВД и Министерства пробации, фактически парализовавших традиционно верные Саакашвили силовые структуры. Вполне возможно, как это утверждают многие в Грузии, административный ресурс не сработал также ввиду не афишируемого нейтралитета в последнее время премьер-министра Вано Мерабишвили, имеющего громадное влияние на силовые структуры Грузии. Впрочем, все это уже не столь важно, ибо выборы уже состоялись, Саакашвили признал их результаты и уже выразил готовность работать с новым правительством, которое будет сформировано блоком Иванишвили.

Однако это еще не значит, что Михаил Саакашвили и его команда полностью сдали свои политические позиции. Во-первых, президентский срок у Саакашвили кончается лишь в 2013 г., и он сам волен назначать дату следующих выборов, будь то в январе или, скажем, в сентябре следующего года. И за это время теоретически у Саакашвили существует определенные рычаги, вплоть до роспуска в определенных условиях новоизбранного парламента. Во-вторых, нынешняя конституция Грузии, «подогнанная» в соответствии с пожеланиями действующего президента, содержит еще много разного рода лазеек и ловушек, которые он может использовать в борьбе за сохранение своего собственного политического будущего. И не исключено, что сам факт признания им поражения своей партии на выборах, добавивший ему популярности в западных кругах, был во многом обусловлен надеждами на «запасные пути отступления». В конце концов, Cаакашвили может просто саботировать деятельность правительства Иванишвили в течение всего оставшегося ему времени, создав ситуацию, схожую с украинским вариантом взаимоотношений между президентом Ющенко и премьера Януковичем, или скажем, встречавшуюся в политической практике Франции последних десятилетий.

Тем не менее, попытаемся «навскидку» проанализировать, какое региональное значение могут иметь результаты парламентских выборов в Грузии, рассматривая стандартный вариант развития событий в этой стране в случае полноценного формирования партией Иванишвили полноценного правительства.

Во-первых, следует ожидать смягчения общего фона в российско-грузинских отношениях. Полноценного политического «примирения», видимо еще определенное время не будет, но экономические отношения, по всей вероятности, возобновятся. Естественно, останутся нерешенными вопросы в виде продекларированного Грузией курса на членство в НАТО и полноценную евроинтеграцию. Иванишвили вновь подтвердил приоритетность данных направлений, при этом добавив, что первый официальный визит совершит именно в Вашингтон. Но при этом, по всей видимости, если не будет предана полному забвению, но перестанет активно разыгрываться Тбилиси так называемая «северокавказская карта», включающая в себя также проблему признания геноцида черкесов. Эта политика Тбилиси может и была рациональной в условиях полного тупика в российско-грузинских отношениях, но в случае попыток налаживания отношений с Россией от публичного использования Грузией «черкесского рычага» если не для давления на Москву, то игры на ее нервах, новым грузинским властям придется отказаться.

Однако самое важное и интересное можно будет ожидать в вопросе абхазского и югоосетинского конфликта. В Сухуми и в Цхинвали уже с замиранием сердца следят за развитиями внутри Грузии, опасаясь, что в случае начала нового этапа российско-грузинского примирения их интересы могут быть принесены в жертву Москвой. Предсказуемый Саакашвили был для них намного выгоднее удобнее, чем декларирующий более гибкие подходы в отношении Абхазии и Южной Осетии Иванишвили. С другой стороны, тот факт, что переговорный формат и экспертное консультирование с грузинской стороны могут взять на себя люди, которые в глазах абхаз и осетин могли бы вызывать доверие и глубже понимали бы специфику этих конфликтов (Ираклий Аласания, Давид Усупашвили, Паата Закареишвили, Ивлиан Хаиндрава и другие «республиканские интеллектуалы»), уже по определению не может не повлечь за собой изменение формата грузинской политики в этом вопросе.

В частности, уже появились утверждения, что Тбилиси может попытаться реализовывать новую политику «все, кроме признания», подразумевающую установление прямого контакта с абхазскими и югоосетинскими властями, подписание соглашения о неприменении силы и даже открытие закрытого в 2004 г. «Эргнетского рынка», в свое время служащего важнейшим рычагом экономической привязки Южной Осетии к Грузии. Но, естественно, все это без формального признания Грузией независимости этих республик. Впрочем, это еще пока лишь неопределенные утечки информации в СМИ, и не ясно, насколько такого рода сдвиг может быть реализуем в случае полноценного формирования «Грузинской мечтой» нового правительства с новыми взглядами на конфликты.

Теоретически, можно ожидать также изменения подходов нового грузинского руководства к вопросу регионов с проживающими там этническими меньшинствами - армянонаселенного Самцхе-Джавахети и преимущественно азербайджанонаселенного Квемо Картли. В ходе нынешних выборов, как и во всех предыдущих, именно в этих регионах власть смогла с полным успехом воспользоваться административным ресурсом, набрав, к примеру, в Самцхе-Джавахети более 70% голосов (по сравнению с немного более 40% результатом в масштабах всей Грузии) и все места депутатов-мажоритариев. Такая ситуация, которая вряд ли может устраивать грузинское общество и грузинскую политическую элиту, объясняется целым рядом факторов. В их числе и апатия и существенно больший административно-силовой контроль в этих регионах при Саакашвили, дающий возможность эффективной фальсификации выборов, а также запрет на функционирование региональных партий и общественно-политических движений из числа представителей этнических меньшинств, способных более эффективно представлять местные интересы, вступать в альянсы с общереспубликанскими партиями, привлекая поддержку своих сторонников на местах. Возможны некоторые подвижки в этом вопросе.

В ходе избирательной компании в Самцхе-Джавахети Иванишвили обещал также рассмотреть вопрос придания армянскому языку статуса регионального, с более гибким подходом к его использованию в качестве языка местного администрирования и образования. Кроме факторов, способствующих лучшей интеграции этнических армян и азербайджанцев в политическое и культурное поле Грузии (путем создания позитивных стимулов и кадровой кооптации), либерализации политики в отношении этнических меньшинств и в целом – более открытая политическая атмосфера в Грузии после выборов могут стать также важным аргументом в руках нового правительства в случае изменения подходов в абхазском и осетинском конфликтах.

Следует также ожидать активизации армяно-грузинских отношений, особенно с учетом очевидного фактора возможного смягчения отношений между Тбилиси и Москвой и, соответственно, нивелирования «российского ограничителя» в отношениях между Ереваном и Тбилиси. С другой стороны, грузинский прецедент смены правительства в результате легитимных выборов вызвал большой интерес и даже неподдельную симпатию в армянском обществе и политической элите в контексте ожидаемых в феврале 2013 г. президентских выборов и вырисовывающегося начала жесткой, и видимо, – также весьма конкурентной политической борьбы в Армении.

А вот для властей Азербайджана результаты грузинских выборов, по всей видимости, оказались неприятным сюрпризом. Представитель администрации Ильхама Алиева Новруз Мамедов заявил, что «не только он, но и каждый в определенной степени удивлен, что партия президента Михаила Саакашвили не смогла получить поддержку грузинской общественности». Беспокойство азербайджанского чиновника понятно – в Азербайджане в 2013 г. также ожидаются выборы, и грузинский пример оказался совсем «не к месту». Беспокоит Баку и возможность нормализации отношений между Россией и Грузией, создающая лучшие возможности для Армении в ее коммуникациях со своим главным военно-политическим союзником.

Непонятно также, какая судьба может ожидать азербайджанские инвестиции в случае возможного экономического передела в Грузии после смены правительства. Не секрет, что экономическое проникновение Азербайджана в Грузию (например, предприятий Государственной нефтяной компании Азербайджана - ГНКАР) осуществлялось преимущественно с теневым участием некоторых лиц из ближайшего окружения Саакашвили. Теперь же это может быть поставлено под угрозу, как опасаются некоторые в Баку.

Впрочем, вышеуказанный региональный геополитический расклад по результатам грузинских выборов вырисовывается лишь в самых общих контурах, и может значительно измениться. Новый политический сезон в Грузии еще только начинаются, стартовые условия и многие акторы могут еще существенно скорректировать и поменять свои позиции и подходы, и даже поменяться местами. Однако одно очевидно – региональное «эхо» грузинских выборов будет еще долгим.

Сергей Минасян - к.и.н., руководитель департамента политических исследований Института Кавказа (Ереван, Армения)

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net