Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

25.10.2012 | Николай Пахомов

Голосуют сердцем

Главным объектом критики со стороны демократов в предвыборной кампании Ромни долгое время было отсутствие конкретики в программе республиканца. Основная причина этого лежит на поверхности – американская политическая система заставляет кандидатов придерживаться разных позиций на разных выборах. Хотя по ходу предвыборной гонки Ромни начал больше рассказывать о том, что он собирается сделать в случае своей победы, стало ясно, что исход выборов будет зависеть от личностей кандидатов.

Соединённые Штаты всё ещё остаются молодым государством, где политической фольклор оказывает влияние на текущую политику. Не забыты, скажем, философско-юридические диспуты сторонников и противников Конституции, многочасовые дебаты Линкольна и Дугласа (где, говорят, фигурировали не только факты, но и даже присутствовала формальная логика), продуманная система реформирующих законов Рузвельта, названная «Новым курсом». Однако сегодня политическая игра ведётся по другим правилам. Говорить нужно короткими лозунгами, которые потом легко будет передать в выпусках новостей. Предвыборные кампании – не место для объяснения избирателям проблем страны. Какой бы вопрос ни задавали, отвечать нужно заученными фразами, даже если они не касаются того, о чём спросили.

Политические технологии в США исключительно развиты и список этих правил можно продолжать почти до бесконечности. Их существование неудивительно: честолюбивые политики жаждут власти, для обретения которой необходима победа на выборах любой ценой. Политконсультанты помогают добиваться этой победы. Однако проблема сегодня куда глубже. С одной стороны, даже если бы избиратели массово захотели разобраться в предвыборных программах кандидатов, они не смогли бы этого сделать. С другой, в независимости от желаний и предвыборных программ кандидатов после победы на выборах (особенно если это выборы президента) они практически лишены возможности серьёзно изменить ход текущих социальных, экономических и политических процессов.

Такая ситуация сложилась из-за существования в США уникальной политической системы, разработанной более двухсот пятидесяти лет назад. Её влияние на текущий политический процесс разнообразно, однако остановимся на основных моментах.

Прежде всего нельзя не заметить, что развитая система сдержек и противовесов в современных условиях крепко блокирует политический процесс. Информационное общество делает вероятным, что любое действие любого политика может мгновенно стать достоянием общественности, что оставляет этим политикам (из-за угрозы поражения на следующих выборах) два варианта действий – полное бездействие или активное противодействие представителям другой партии, будь то конкурент в избирательном округе или президент страны.

У последнего, кажется, возможностей побольше, однако арсенал средств для осуществления необходимых реформ опять-таки ограничен из-за паралича политического процесса – сдержки и противовесы задействованы по максимуму. В этом кроется одна из основных причин расплывчатости предвыборных обещаний. Зачем что-то обещать, если ясно, что сделать это едва ли получится?

У Обамы была возможность убедиться, что можно обещать самые разумные вещи, которые потом будет совершенно нереально сделать. Но и не обещать совсем нельзя – социологи быстро заметили, что избирателям не понравилась осторожность Ромни на раннем этапе избирательной кампании. В итоге Ромни стал обещать всё и всем – сокращения налогов при увеличении бюджетных расходов, отмену реформы системы здравоохранения по плану Обамы при сохранении всех положений этой реформы, борьбу с бюджетным дефицитом при сохранении основных социальных программ, уважение воли сирийцев при условии, что эта воля будет определяться израильским руководством. Счёт времени между изменением республиканцем своих позиций на прямо противоположные стал вестись уже не на часы, а на минуты. Провальное выступление Обамы на первых дебатов во многом объяснялось тем, что президент не ожидал, что Ромни, не моргнув глазом, будет выступать с позиций, не только противоположных своим предыдущим заявлениям, но и зачастую идентичных позициям президента.

Тут в дело вступили легионы экспертов, поддерживающих оба лагеря, и многочисленные наблюдатели, вроде журналистов, которые обрушили на избирателей бесчисленные цифры и факты (разной степени правдивости), доказывающие, что прав один из двух кандидатов. В результате дискуссия республиканцев и демократов велась примерно в следующем формате: «У нас есть шесть научных исследований, доказывающих, что мы правы. – А у нас восемь! – Один из авторов ваших исследований работал на Клинтона! – А ваших на Буша! – Исследование номер два подготовлено независимым центром! – Прореспубликанским! – Прореспубликанский не значит необъективный!» И так до бесконечности.

В этой ситуации избиратели, некоторые из которых узнают о выборах из рекламы фаст-фуда, а некоторые уверены, что МакКейн до сих пор участвует в президентской гонке, причём представляя Демократическую партию, окончательно растерялись. По результатам социологических опросов стало понятно, что американцы 6 ноября прибегнут к единственно возможному в такой обстановке средству – будут выбирать исключительно на основе симпатий к одному из кандидатов.

В начале 2008 года многие американцы относились с подозрительностью и недоверием к Обаме, в частности его считали бесконечно далёким от народа. С подобными обвинениями против Ромни выступали и демократы (и соперники по праймериз) на выборах этого года. Первоначально эта тактика работала, однако после дебатов рядовым избирателям стало очевидно, что бывший губернатор Массачусетса в одном кадре со всё ещё популярным Обамой выглядит вполне неплохо, по-президентски.

Рейтинг Ромни вырос, а для того, чтобы ещё больше запутать ситуацию, его соратники стали обвинять президента в том, что у Обамы нет ясной программы на второй срок. В итоге исход выборов стал ещё менее предсказуемым. Очевидно одно: за оставшиеся полторы недели предвыборная борьба сведётся к настоящему конкурсу красоты, а исход голосования будет зависеть от явки наиболее активных сторонников двух кандидатов.

Николай Пахомов – политический обозреватель, публицист

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net