Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

01.11.2012 | Николай Пахомов

Неудавшийся «Уотергейт»

В американской политике существует понятие «октябрьский сюрприз» - так называют разной громкости скандалы накануне голосования, оказывающие серьёзное влияние на исход президентских выборах. Попытка республиканцев сделать убийство американского посла в Ливии таким «сюрпризом» провалилась – единственным кандидатом на эту роль стал ураган «Сэнди», доставивший неприятности и республиканцам, и демократам.

Анализ причин провала республиканского плана позволяет понять главную проблему современной американской внешней политики – неспособность и нежелание оценить положение страны на мировой арене. Итак, что же произошло?

11 сентября 2012 года в результате нападения на консульство США в Бенгази погиб американский посол Кристофер Стивенс и трое контрактников-граждан США, занятых обеспечением безопасности посла. Эта трагедия совпала по времени с демонстрациями протеса в целом ряде мусульманских стран, вызванных появлением в Интернете ролика с кадрами из третьесортного американского фильма, показывающего пророка Мухаммеда в оскорбительном для мусульман ключе. Изначально официальный Вашингтон дал понять, что трагедию в Бенгази следует рассматривать как результат одной из этих демонстраций, хотя почти сразу стало понятно, что нападение на консульство могло быть террористическим актом, который был подготовлен в течение нескольких месяцев до появления ролика.

После пары недель разных, зачастую взаимоисключающих, заявлений версию теракта признали и американские официальные лица, включая президента. На первый взгляд кажется, что имела место обыкновенная бюрократическая неразбериха – если можно было за что-то критиковать Обаму, так это за отсутствие налаженной работы администрации, дипломатов и силовиков, неспособных оперативно разобраться в происходящем.

Однако республиканцы стали играть тоньше, развернув наступление на двух направлениях. Во-первых, среди рядовых американцев по-прежнему популярны различные теории заговора о происхождении Обамы (говоря кратко, что он рождённый в Кении атеист-мусульманин-коммунист), а уж недостаточность патриотизма Обамы очевидна для большинства республиканских избирателей. Именно поэтому республиканцы во главе с Ромни воспользовались извинениями официальных лиц перед мусульманами, сделанных тогда, когда основной была версия, согласно которой убийство посла было вызвано оскорбительным для мусульман видео. Сразу возобновились разговоры о недостаточной гордости Обамы и членов администрации за свою страну – самую прекрасную на Земле.

Второе направление оказалось куда более интересным. Республиканские стратеги рассудили, что информация о теракте, хотя и стала сразу же известна в Белом Доме, могла быть скрыта официальным Вашингтоном по предвыборным соображениям. Негоже в самый разгар предвыборной кампании, в рамках которой демократами сделан упор на внешнеполитических достижениях Обамы, признаваться, что в стране, где благодаря военному вмешательству США якобы вот-вот должна установиться демократия, террористы без особых проблем могли пристрелить американского посла. И это в то время, когда президент и его соратники горячились на предвыборных митингах, напоминая как Обама (почти собственноручно) убил Бен Ладена и победил терроризм.

Именно ради предотвращения возможного политического ущерба от трагедии для предвыборной кампании Обамы официальные представители Белого дома, по версии многих республиканцев, могли попытаться представить гибель посла Стивенса как трагическое стечение обстоятельств, виновных в котором можно искать долго и безрезультатно. Если подобный умысел имел место, скрывать факты, опровергающие его, в условиях современного информационного общества оказалась очень сложно. Фактически сразу ливийские руководители заявили, что предупреждали Вашингтон о готовящемся теракте заблаговременно. Появилась информация, что американское консульство в Бенгази уже несколько раз становилось объектом атак; что другие западные представители стремительно покинули восточноливийский город, ситуацию в котором новые ливийские руководители контролировали с большим трудом; что об опасности складывающегося положения Стивенс несколько раз предупреждал руководство США.

Республиканцы даже организовали специальные слушания в Конгрессе, по итогам которых стало возможным с уверенностью говорить о, как минимум, граничащей с преступлением халатности руководителей Госдепартамента и американских силовых ведомств. Однако умысел Обамы или его ближайших соратников, якобы решивших ввести в заблуждение публику накануне выборов, так и не был доказан.

Республиканцы несколько растерялись – стало понятно, что за оставшееся до выборов время, что-либо доказать не получится. Можно ли было продолжить критиковать президента? В теории – можно. Однако для этого, республиканцам надо бы было отказаться от традиционной критики Обамы, как слабого и нерешительного руководителя, и признать, что дело не в президенте и демократах – надо было подвергнуть серьёзному сомнению всю американскую политику, как минимум, в регионе.

Понятно, что республиканцы и Митт Ромни не могли перед выборами откровенно заявить, что американские претензии на глобальное лидерство (не говоря уже о доминировании) все менее обеспечены необходимыми ресурсами. Изменился мир, изменилась Америка – Соединённые Штаты уже давно утратили возможность делать всё, чего им захочется. Иногда Америке не хватает даже элементарного понимания ситуации. Ливия является этому прекрасным примером: в Вашингтоне на протяжении многих месяцев не могут понять, кому они помогли свергнуть Каддафи; не принесут ли новые хозяева страны проблемы куда большие, чем мог замыслить убитый диктатор; да и вообще, чем чревата для США новая расстановка сил в арабском мире?

Можно с уверенностью говорить, что в случае победы Ромни произошедшее в Бенгази будет быстро забыто (в лучшем случае, до новой трагедии). Если же победит Обама, то вряд ли раздосадованные республиканцы сумеет сделать из убийства посла Стивенса новый «Уотергейт». Хотя в результате махинаций Никсона никто не погиб, а в Бенгази было убито четверо, большинству американцев сегодня нет дела ни до Ливии, ни до Афганистана вместе с Ираном, Китаем и прочими Пакистанами – проблем хватает и дома.

Николай Пахомов – политический обозреватель, публицист

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net