Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Прошедший 18 июня с. г. второй тур парламентских выборов во Франции не обошелся без сюрпризов. По его итогам, партия президента Эмманюэля Макрона «Республика, вперёд», вместе со своим союзником, центристским Демократическим движением (Модем) Франсуа Байру, получила не 415-445 депутатских мандатов из 577, как предсказывали специалисты, а 350 мандатов. Тем не менее, налицо бесспорная и внушительная победа.

Бизнес, несмотря ни на что

Комитет Госдумы по финансовому рынку оказывает серьезное влияние на финансовую систему России. Он активно взаимодействует с Центральным банком, биржами, Национальной системой платежных карт, Министерством финансов. В то же время, кажущаяся узость сферы законотворческих интересов Комитета обманчива. Комитет осуществляет предварительное рассмотрение законопроектов, касающихся ипотечного кредитования, страхования, инвестиций, лизинга, аудита и др.

Интервью

Положение в Сирии с приходом Дональда Трампа к власти в США не стало более ясным. Наоборот, ряд действий новой администрации еще больше запутали «сирийский клубок». В перипетиях ситуации в регионе, интересах многочисленных участников и последних тенденциях «Политком.RU» разбирался вместе со старшим преподавателем департамента политической науки НИУ ВШЭ, экспертом по Ближнему Востоку Леонидом Исаевым.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Кавказ

07.11.2012 | Сергей Минасян

Нефтегазовый фактор в карабахском конфликте: новые тенденции

10 октября 2012 г. президент Азербайджана Ильхам Алиев на заседании правительства обрушился с резкой критикой на оператора разработки главного азербайджанского нефтяного месторождения Азери-Чираг-Гюнешли (АЧГ) – Азербайджанскую международную операционную компанию (АМОК), во главе с British Petroleum. По словам азербайджанского президента, из-за допущенных консорциумом грубых ошибок в последние годы добыча нефти на данном месторождение стала резко уменьшаться, в результате чего Азербайджан недополучил более 8 млрд. долларов дохода. Добыча нефти в азербайджанском секторе Каспия снижается уже как второй год подряд (начиная с 2010 г.), однако впервые высшее руководство Азербайджана столь резко отреагировало на данную тенденцию. Как представляется, этот фактор достаточно серьезно скажется не только на финансово-экономической ситуации и перспективах политической стабильности в Азербайджана, но и в достаточно обозримой будущем – и на проводимой официальным Баку политике в карабахском конфликте.

Не секрет, что на сегодняшний день основной финансово-экономический, а также отчасти – геополитических ресурс Азербайджана в реализации его политики в карабахском конфликте – это именно значительные доходы от добычи каспийских энергоресурсов (нефти и газа). Они вселяют надежду военно-политическому руководству Азербайджана добиться кардинального преимущества в военно-технической сфере и активизации гонки вооружений, финансировать крупные региональные проекты в обход Армении, осуществлять инвестиции или даже открытые коррупционные финансовые вливания в третьих странах, и предпринимать другие шаги, имеющие целью достичь выгодного для себя изменения процессов вокруг карабахского конфликта, вынудить армянскую сторону пойти на односторонние уступки. Одновременно нефтяной фактор также повышает геополитическую значимость Азербайджана в расчетах региональных и даже мировых акторов.

Суммарные оценки азербайджанских запасов нефти и газа на шельфе Каспийского моря варьируются в зависимости от политических пристрастий исследователей, и очень трудно составить объективное представление о реальном углеводородном потенциале Азербайджана. Во всяком случае, необходимо отметить, что запасы нефти и газа в азербайджанской акватории Каспийского моря весьма значительны, хотя и не безграничны. Однако политика Азербайджана, основанная на нефтегазовых доходах, сталкивается с рядом серьезных проблем.

Во-первых, нефть и газ не являются залогом ни стабильного экономического роста, ни политического развития стран-экспортеров, особенно, если эти страны имеют лишь небольшой опыт государственного строительства и делают первые шаги по пути демократического транзита и формирования институтов гражданского общества. Не случайно существует даже термин «нефтяное проклятие», который довольно точно характеризует степень экономических, социальных и политических проблем и сложностей, возникающих, когда на страну обрушивается денежный поток от продажи природных ресурсов. Эти проблемы являются темной стороной фасада экономического благополучия стран-экспортеров нефти. В истории есть десятки примеров стран, в судьбе которых наличие богатых природных ресурсов (в первую очередь нефти и газа) сыграло коварную и даже роковую роль – от Нигерии до Мексики, от Испанской империи Габсбургов (в данном случае – дешевого серебра из рудников в испанских колониях в Америке) до СССР. Гипертрофированная зависимость экономики Азербайджана от доходов по реализации энергоресурсов (прямо или косвенно составляющих, по различным оценкам, до 85% бюджетных поступлений и 92% экспорта) представляет собой очень серьезную и хроническую угрозу для стабильного социально-экономического и политического развития страны.

С другой стороны, к настоящему времени становится очевидным, что заявленные ранее азербайджанским руководством объемы наличия собственных нефти и газа были существенно преувеличены. По расчетам ряда экспертов, главный разработчик углеводородов в азербайджанской акватории Каспийского моря – АМОК – видимо уже достигла пика добычи на основном нефтяном месторождении Азери-Чираг-Гюнешли. Причем это произошло не в 2013-2015 гг., как ранее объявлялось азербайджанским правительством (и не оспаривалось главным оператором АМОК – британской компанией British Petroleum), а уже в 2010 г. В настоящее время добыча нефти в Азербайджана (с учетом запасов Государственной нефтяной компании Азербайджана - SOCAR) будет плавно снижаться примерно на 10% в год с максимальных объемов свыше 50 млн. тонн нефти в 2010 г. (и около 45 млн. тонн в 2011 г.) вплоть до уровня годовой добычи примерно в 20 млн. тонн уже к 2018-2019 гг. АМОК планирует некоторую стабилизацию падения нефтяной добычи за счет ввода в эксплуатацию к концу 2013 г. – началу 2014 г. новой платформы «Западный Чираг» на том же самом месторождении АЧГ, однако она будет иметь срок активной эксплуатации всего 4-5 лет и лишь позволит сохранить минимальный уровень промышленной разработки на данном месторождении к 2020 г.

Естественно, Азербайджан также имеет потенциал по определенному наращиванию своих возможностей по добычи энергоресурсов после запуска второй стадии своего основного газового месторождения «Шах-Дениз». Однако незавидная судьба широко разрекламированного газопровода «Набукко» (ранее рассматриваемого в качестве главного инфраструктурного проекта по выводу азербайджанского газа на европейский рынок) показывает, что разрекламированные запасы газа в Азербайджане также были существенно завышены. Потенциальные доходы от экспорта газа с данного месторождения никак не смогут компенсировать снижающиеся объемы поступлений от экспорта страной своей нефти.

Даже по самым оптимистическим оценкам, в случае начала промышленной разработки второй фазы на «Шах-Денизе», экспорт газа Азербайджаном с этого месторождения может составить не более 8-10 млрд. куб. метров в год. С учетом теоретически максимально возможных цен на газ, доход от разработки на этом газовом месторождении может составить не более 4 млрд. долларов в год, что несопоставимо с нынешними объемами доходов от импорта нефти Азербайджаном (примерно 15-20 млрд. долларов в год). Напомним, что в настоящее время максимальная рыночная цена за экспортируемый Азербайджаном газ выплачивается «Газпромом» - порядка 220-240 долларов за 1 тыс. куб. метров, тогда как в Турцию и Грузию газ поставляется Азербайджаном по существенно меньшей цене.

При этом надо учитывать, что к 2017 г., когда планируется поставки газа со второй фазы Шах-Дениза (не исключено, что проект к этому сроку так и не будет реализован) ситуация на газовом рынке может быть существенно скорректирована, и как результат – цена на азербайджанский газ будет существенно ниже. К примеру, по словам министра энергетики и природных ресурсов Турции Танера Йылдыза, уже в 2013-2014 гг., турецкая энергетическая компания BOTAS намерена отказаться от принципа “Take or Pay” в закупках газа с первой стадии газового месторождения Шах-Дениз, что давало более льготные условия для азербайджанской стороны. Кроме этого, к 2017 г. на европейском рынке могут появиться новые объемы сжиженного и сланцевого газа, что также может привести к глобальному снижению цен на общем рынке цен на газ.

Таким образом, хотя в ближайшие годы нефтегазовый фактор сохранит свою роль в качестве основного финансового и геополитического ресурса, обеспечивающего реализацию Азербайджаном его политики в карабахском конфликте, тем не менее, его возможности и значимость будут постепенно снижаться. Естественно, это не сможет не сказаться на подходах официального Баку в карабахском конфликте, параметры которых, по всей видимости, могут подвергнуться существенным корректировкам.

Сергей Минасян - к.и.н., руководитель департамента политических исследований Института Кавказа, Ереван, Армения

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

14 июля 2017 года исполнилось четверть века со дня начала миротворческой операции в Южной Осетии. Между тем, эта дата и сегодня представляет значительный интерес не только как значимое юбилейное событие. В своем развитии грузино-осетинский конфликт прошел несколько этапов – от локального (даже не регионального) противостояния, малоизвестного и малоинтересного мировому сообществу, до события международного уровня.

Западные Балканы не сходят с повестки дня объединенной Европы. Они остаются основным резервом для расширения ЕС и в то же время являются источником постоянной напряженности. С одной стороны, перспектива вступления в Евросоюз стала для этих стран ключевым драйвером реформ и социально-экономического прогресса. С другой – регулярно возникают серьезные кризисы на Западных Балканах, и Брюссель часто вынужден брать на себя роль медиатора для их разрешения и купирования.

По масштабу перемен во французской политике победа Макрона на президентских и парламентских выборах сопоставима с приходом к власти Шарля де Голля. Соцпартия почти исчезла, в Национальном фронте и у республиканцев намечается раскол, на подъеме левые радикалы. Теперь вопрос, сможет ли новая политическая конструкция убедить французов согласиться на давно назревшие реформы в социальной сфере

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net