Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

04.10.2005 | Наталья Серова

"ДЕНЬ ТУРЕЦКОГО СУРКА" В ЕС

Отношения Турции с Единой Европой - это перманентный "день сурка", который длится более сорока лет. Очередной цикл начался 28 сентября, когда Европарламент большинством голосов высказался за начало переговоров о вступлении Турции в Евросоюз в назначенный ранее срок, т.е. 3 октября 2005 года. Напомним, что решение это было принято еще 15 декабря 2004 года, тогда же была назначена и дата, и фактически речь шла о подтверждении принятого ранее решения.

Однако за прошедшие девять с половиной месяцев в самой Европе произошли такие досадные сбои, как срыв референдума по утверждению Конституции ЕС во Франции и конфликт вокруг переговоров по общеевропейскому бюджету. На этом фоне во всей полноте встал вопрос о внутреннем укреплении Европы. Популярной стала критика "бездумного расширения на Восток", во Франции было озвучено предложение переформатировать ЕС, создав внутри него новый элитный клуб "старых европейцев".

Это брожение умов, отражающее неуверенность европейских политиков в правильности реализуемой стратегии, отразилось и на итогах последнего голосования о начале переговоров с Турцией. Если в декабре прошлого года "за" было отдано 407 голосов, а "против" - 262, то неделю назад картина выглядела более размытой: "за" - 356, "против" - 181, и воздержались - 125. Тем не менее, вопрос был решен. Начало переговоров было назначено на 17.00 3 октября, однако "диспут" относительно некоторых пунктов соглашения все же взорвал ситуацию.

28 сентября, т.е. в день голосования в Европарламенте стало известно, что Австрия предложила скорректировать проект документа о начале переговоров с Турцией и заменить формулировку о том, что Турция вправе рассчитывать на статус полноправного члена ЕС, на статус "привилегированного партнерства". Турция, как это уже случалось и раньше, немедленно заявила, что она вполне может обойтись и без Европы и заняться укреплением отношений с соседними азиатскими странами, что, разумеется, никак не может устроить европейских политиков.

Что касается Австрии, то она связала турецкий сюжет с пробуксовыванием процесса принятия в ЕС Хорватии, которая получила официальный статус кандидата в члены Евросоюза еще в июне 2004 года. Но назначенные на 17 марта этого года переговоры о вступлении были отложены из-за "отсутствия полного сотрудничества" Загреба с Гаагским трибуналом ООН по военным преступлениям.

На самом деле речь шла о выдаче генерала Анте Готовины, преследуемого международным трибуналом за военные преступления 1991-1995 годов, и с точки зрения Австрии, невозможность поймать одного преступника, который к тому же может и не находиться на территории Хорватии, совершенно несопоставима с геноцидом армян и проблемой Кипра. (Как известно, среди условий, которые должна выполнить Турция в процессе сближения с Единой Европой, наряду с приведением законодательной базы в соответствие с принципами ЕС фигурируют и такие неприятные для турецкой стороны пункты, как покаяние за геноцид армян в начале ХХ века и признание независимости Республики Кипр.)

В общем, Австрия пригрозила наложить вето на переговоры с Турцией, если вопрос вступления Хорватии в ЕС не будет немедленно разрешен, и в качестве компромисса предложила наделить Турцию статусом "привилегированного партнера ЕС". После чего события начали развиваться по уже отработанному сценарию.

Глава турецкого МИД Абдулла Гюль позвонил министру иностранных дел Великобритании Джеку Стро и пригрозил отказом Анкары от участия в переговорах: "Мы не сядем в самолет, не видя окончательного текста рамочного соглашения. Если так будет продолжаться дальше, мы можем не поехать на встречу 3 октября". На следующий день эта новость была растиражирована турецкими СМИ. Тему развил президент Турции Ахмет Недждет Сезер, заявивший, что "Турция - не беспомощная страна, обязанная Европе": "Мы еще не потеряли чувства собственного достоинства, чтобы жертвовать всем ради членства в ЕС".

В выходные дни (1 и 2 октября) в Турции прошли хорошо организованные демонстрации под лозунгами "Мы не верим в ЕС", "Нет Евросоюзу, нет США!", "Полная независимость Турции". По разным сообщениям, в них приняли участие от нескольких десятков до нескольких сотен человек. Менее впечатляющими были выступления европейцев, требовавших от Турции признания геноцида армян: один из наиболее крупных митингов, проведенный в Марселе, собрал около тысячи человек. О проблеме Кипра европейская общественность, похоже, вообще уже не вспоминает.

2 октября, то есть накануне официального открытия переговорного процесса о вступлении Турции в ЕС, министры иностранных дел стран Евросоюза собрались в Люксембурге, однако консенсус так и не был найден. 3 октября, за два часа до намеченного открытия переговоров, мировые СМИ сообщили, что начало переговорного процесса отложено на неопределенное время, а пресс-секретарь внешнеполитического ведомства Турции Намик Тан пояснил, что турецкая делегация не вылетела в Люксембург из-за того, что министры стран ЕС внесли в проект соглашения несколько совершенно неприемлемых поправок, категорически отвергнутых правительством Турции.

Казалось, что ситуация в очередной раз зашла в тупик. Подвижки начались только после телефонного разговора главы турецкого правительства Реджепа Эрдогана с госсекретарем США Кондолизой Райс. Судя по сообщениям СМИ, турецкий премьер занял очень жесткую позицию, заявив, что Анкара примет участие в переговорах только в том случае, если ей будет гарантировано полноправное членство в этой организации.

По его словам, турецкое руководство "сделало все, что было возможно", и о каких-либо новых уступках речи быть не может: "ради членства в ЕС Турция не поступится национальными интересами". Но наиболее впечатляющим стала геополитическая часть его заявления, квалифицирующая позицию ряда европейских государств как "выступление против союза цивилизаций".

Под воздействием таких аргументов компромисс был найден. Через несколько часов после разговора Реджепа Эрдогана с Кондолизой Райс министр иностранных дел Австрии Урсула Плассник заявила журналистам, что ее страна больше не настаивает на своей формуле "привилегированного партнерства" с Турцией, а еще через час правительство Турции одобрило рамочное соглашение с Евросоюзом, и глава турецкого МИД Абдуллах Гюль вылетел в Люксембург.

Уже после полуночи глава внешнеполитического ведомства Турции встретился с председателем Совета ЕС, министром иностранных дел Великобритании Джеком Стро, и именно эта ночная беседа, к которой в течение часа присоединились министры иностранных дел других стран Евросоюза, стала официальным открытием переговоров о вступлении Турции в ЕС. После этого посыпались заявления о "достигнутом прорыве", "историческом дне для Европы и всего международного сообщества" (Дж. Стро), "важной вехе в отношениях между ЕС и Турцией" (председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу) и проч.

В общем, с точностью до деталей повторилось то, что происходило прошлой зимой, когда накануне принятия "исторического и прорывного решения" о начале переговоров о вступлении Турции в ЕС тот же Реджеп Эрдоган предупреждал европейских лидеров, что Турция "не согласится с решением, в котором не будет зафиксирована перспектива полного членства Турции в ЕС", и обещал вообще прекратить отношения с Брюсселем, если европейские страны будут настаивать на признании Турцией суверенитет Кипра.

Правда, сегодня риторика стала еще более жесткой. И даже после достижения относительного консенсуса и в Европе, и в Турции никто не сомневается в том, что дальнейшие переговоры будут происходить сложно. Как отметил турецкий политолог Ялим Эралп, на переговорах в Люксембурге решается не только судьба Турции, но и будущее Eвросоюза: "Глядя в будущее, я сомневаюсь, что большинство стран-членов EС проявят добрую волю, а переговоры не могут закончиться нормально без общей доброй воли".

Тем не менее, активно подталкиваемый США процесс пошел, из чего, впрочем, не следует, что "день турецкого сурка" наконец закончился: слишком уж сильны пока противоречия между геополитической стратегией расширения ЕС и национальными интересами ее действительных и потенциальных членов.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net