Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

30.11.2012 | Николай Пахомов

Ближневосточная дилемма Америки

Чем более активно американская дипломатия пытается распутать хитросплетения ближневосточной политики, тем больше запутывается, создавая себе новые проблемы. Пожалуй, главная, системная проблема Вашингтона сегодня в регионе состоит в том, что отсутствует ясное и целостное, внутренне непротиворечивое понимание целей и задач страны на Ближнем Востоке, а также представление о последовательности шагов, которые надо предпринять для достижения этих целей.

Известно, какую исключительную роль в американской истории сыграли идеалы, на которых базируется американская государственность. В случае современного Ближнего Востока самым наглядным образом проявился конфликт этих идеалов и неприятной для Америки реальности, практически полностью исключающей следование этим идеалам. Желание администрации Барака Обамы поддержать восстания «арабской весны», направленные против авторитарных правителей, зачастую американских союзников, во многом объясняется американской идеологией глобальной поддержки демократии. Однако попытки следовать этой идеологии до конца оборачивается для Соединённых Штатов многочисленными проблемами, создающими угрозу для американских интересов и международной безопасности.

Конечно, заметны в американском внешнеполитическом истэблишменте и другие настроения – сторонники реалистичного подхода к международным отношениям поддерживают только те американские действия в мире, которые необходимы для защиты американских интересов, как правило, в их достаточно узкой трактовке. В разумности такой позиции убеждает значительное сокращение американских возможностей и ресурсов, ставшее особенно очевидным в последние годы. Можно сколько угодно заявлять о своём желании следовать высоким идеалам и, например, поддержать демократию по всему миру, но для того, чтобы реализовать такой амбициозный курс, нужны значительные ресурсы, которых у Америки сегодня просто нет.

При этом США в военном и экономическом смысле продолжают оставаться наиболее могущественной державой современности, однако изменившаяся реальность международных отношений требует от Америки всё больших усилий для достижения целей американской внешней политики. Реалисты настаивают, что в таких условиях необходимо быть более экономным с ограниченными внешнеполитическими ресурсами и, тем более, не нужно тратить эти ресурсы таким образом, чтобы поддержку получали опасные для американской внешней политики силы.

Именно такие силы оказались двигателем «арабской весны». Во внешнеполитическом сегменте первого кабинета Барака Обамы явно доминировали либеральные интервенционисты, готовые использовать американскую мощь для глобальной поддержки народовластия и сопутствующих демократически-гуманистических идеалов. (Отличие этих интервенционистов от неоконсерваторов эпохи Буша-младшего состоит в большей готовности действовать с помощью союзников и международных институтов.) Неудивительно, что восстания в Тунисе, Египте, Ливии, Йемене и далее в других государствах арабского мира показались им подходящей возможностью увеличить число государств, которые Госдепартамент, международные правозащитники и завсегдатаи соответствующих центров американских университетов, не особенно кривя душой, могли бы назвать демократическими.

В итоге при помощи и поддержке Вашингтона несколько ближневосточных деспотов потеряли власть (некоторые ещё и жизнь), а позиции других существенно пошатнулись. Выиграла ли при этом Америка? Оказалось, что в результате «арабской весны» Соединённые Штаты не только столкнулись с проблемами на целом ряде направлений, важных для защиты стратегических интересов страны, но и возникла угроза цепного коллапса сразу нескольких государств региона. Последний вариант развития событий может стать не только серьёзнейшим кризисом для международной безопасности, но и, опять-таки, нанесёт удар по американским позициям в регионе.

Выяснилось, что падение ближневосточных правителей для Америки может означать два варианта развития событий: хаос и установление режимов, отвечающих чаяниям большинства жителей ближневосточных государств. Опасность первого сценария очевидна, во втором случае проблема для США состоит в том, что для того, чтобы завоевать симпатии большинства жителей Ближнего Востока, Америке необходимо отказаться от нескольких базовых установок своей внешней политики, прежде всего, безусловной поддержки Израиля. В реальности это невозможно, по крайней мере, в обозримой перспективе, следовательно, сколько бы Обама ни произнёс эмоциональных речей, а Госдепартамент ни отправил продемократических твитов, любая демократизация Ближнего Востока будет означать новые проблемы для американской внешней политики.

Для того, чтобы в этом убедиться достаточно проанализировать события вокруг только что закончившейся операции Израиля против ХАМАС. Пришедший к власти в результате народных протестов и вроде бы демократических выборов президент Египта Мурси быстро сообразил, что его важность для ближневосточного урегулирования (а по большому счёту и для безопасности Израиля, то есть, для американской внешней политики) даёт ему основания действовать совсем не демократически, мало отличаясь от свергнутого Мубарака.

США оказываются в сложнейшем положении: с одной стороны, можно требовать от Мурси быть образцовым демократом, с другой, если египетский президент будет прислушиваться к массам египтян не исключено, что он займёт антиизраильские позиции, что добавит Америке проблем. Как поступит Вашингтон? Ответ на этот вопрос несколько прояснится в начале следующего года, когда будет сформирован новый состав администрации. В настоящий момент можно говорить только о том, что руководители американской внешней политики получили достаточно оснований задуматься о необходимости более осторожной позиции на Ближнем Востоке – сегодня ясно, что пытаться демократизировать Ближний Восток по рецептам либеральных интервенционистов для США не менее опасно, чем по заветам неоконсерваторов. В нынешней ситуации Америка выиграть может едва ли: надо решать с кем Вашингтон потеряет меньше – с Израилем и авторитарными правителями или с «арабской улицей», исламистами и кучкой обученных на Западе мечтателей, демократических активистов.

Николай Пахомов – политический обозреватель, публицист

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net