Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

12.12.2012 | Николай Пахомов

Риторика и реалии сирийского кризиса

Второй срок президентства Барака Обамы начинается на фоне целого ряда острейших не только внутриполитических, но и внешнеполитических кризисов. Пока внимание американских политиков, СМИ, бизнеса и общественности приковано к трудным переговорам вокруг возможных путей преодоления «фискального обрыва», способного вызвать в США тяжёлую рецессию, американская внешняя политика столкнулась с целым рядом серьёзнейших проблем, особняком в котором стоит гражданская война в Сирии.

В теории кризис в Сирии не должен затрагивать США напрямую – кажется, что куда важнее для американской внешней политики ситуация в Афганистане, Египте или, скажем, в Южно-Китайском море. Однако на практике американская политика в адрес Сирии сегодня заслуживает самого пристального внимания хотя бы потому, что по результатам этой политики можно будет судить о реальных возможностях американской дипломатии в современных международных отношениях.

Сокращение американских возможностей в мире, в том числе и дипломатических, можно наблюдать уже на протяжении примерно последнего десятилетия. Однако, с другой стороны, не приходится сомневаться в том, что Соединённые Штаты по целому ряду показателей продолжают оставаться самой могущественной державой современности, а официальный Вашингтон не собирается отказываться от своих претензий на глобальное лидерство.

Можно долго рассуждать о том, насколько опасна ситуация в Сирии для американских национальных интересов, однако серьёзность сирийского кризиса для региональной и глобальной безопасности очевидна. Следовательно, если Соединённые Штаты претендуют на то, чтобы играть в современных международных отношениях заглавную роль, то администрации Обамы необходимо продемонстрировать свои возможности урегулировать этот кризис.

Именно с этой точки зрения, важно проанализировать нынешние стратегию и тактику США в отношении Сирии. Пока такой анализ убеждает в том, что администрация Обамы сегодня способна только реагировать на происходящее, не имея возможности разрешить кризис выгодным себе образом. С высокой долей уверенности можно сказать, какой исход стал бы для Соединённых Штатов идеальным: свержение враждебного Ассада при сохранении территориальной целостности и дееспособности сирийского государства позволит Вашингтону провозгласить очередной триумф демократии, защита которой в глобальном масштабе традиционно является одной из целей американской внешней политики.

Однако даже самые горячие сторонники американского доминирования в мире понимают, что такой исход сегодня невозможен. Даже если Ассад будет свергнут, это вызовет коллапс сирийской государственности и всплеск насилия, способный затмить худшие иракские «образцы». Более того, в результате этого будет не только дестабилизирована ситуация на Ближнем Востоке в целом, но и дополнительные серьёзные проблемы возникнут у американских союзников – Иордании, Турции и Израиля. Ясно, что Соединённые Штаты не могут не только разрешить нынешний кризис, но и создать международную коалицию для скорейшей стабилизации ситуации – во-первых, слишком рознятся интересы государств, способных повлиять на происходящее, во-вторых, многие из этих государств смотрят на Америку, рассчитывая увидеть ориентиры для собственной политики в адрес Сирии. Но такие ориентиры сегодня Белый дом предлагает далеко не всегда, а американская позиция является смесью либерально-интервенционистской внешней политики, традиционно представленной частью Демократической партии, и опасливого рационализма, учитывающего всю сложность нынешней ситуации в Сирии. Наиболее наглядным образом эта двойственность проявилась в последнее время.

С одной стороны, всё больше информации о разных формах поддержки, предоставляемой Вашингтоном сирийским повстанцам, а американские руководители вслед за президентом Обамой постоянно грозно заявляют, что использование Ассадом химического оружия приведёт к международной интервенции в страну. С другой, многие наблюдатели и командиры повстанцев видят в этих заявлениях подтверждение того, что ни в каком другом случае такой интервенции не будет.

Пожалуй, такую трактовку следует признать правильной – все опасности как подобной интервенции, так и последствий вторжения очевидны для руководителей американской внешней политики. К счастью, американские действия определяются всё-таки не завсегдатаями страниц комментариев американских и некоторых европейских газет. Кажется, что из авторов воинственных антиассадовских колонок можно уже составить целый батальон для переброски на подмогу повстанцам. Такие комментаторы призывают Вашингтон к большей активности, однако Обама и его соратники на эти призывы обращают мало внимания. Трудно сказать однозначно: то ли американские руководители наконец-то поняли, что поддержка повстанцев не обязательно отвечает американским национальным интересам, то ли Обама и его ближайшее окружение элементарно не могут решить, как им поступить.

Если имеет место последнее, то серьёзность запасов химического оружия в Сирии является основным стимулом для скорейшего принятия решений. Ясно, что проблема с этими запасами состоит не в том, что верные Ассаду войска могут применить это оружие против повстанцев – в условиях гражданской войны, в которой участвуют уже больше двух сторон, химическое оружие может захватить любая из этих сторон, в том числе и исламские фундаменталисты. Тем более, что сейчас всё более вероятным становится сценарий, в рамках которого именно фундаменталисты (которых многие наблюдатели даже в США называют «связанными с Аль-Каидой») окажутся наиболее организованной (после сирийской армии) и боеспособной силой в Сирии, так как именно исламистские отряды получают сегодня наиболее эффективную помощь из-за рубежа – из Саудовской Аравии и других стран арабского мира.

Учитывая сложность нынешней ситуации, можно предполагать, что руководители американской внешней политики изо всех сил будут придерживаться нынешней позиции – на словах критикуя Ассада, на деле поддерживая повстанцев очень ограничено. Если какая-то группа повстанцев, кроме фундаменталистов, сумеет стать существенной военной силой, способной нанести поражение Ассаду и контролировать ситуацию после его свержения, то она получит поддержку Вашингтона. Но появление такой силы сегодня крайне маловероятно.

Николай Пахомов – политический обозреватель, публицист

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net