Информационный сайт
политических комментариев
вКонтактеFacebookTwitter
Ближний Восток Украина Франция Выборы в России Выборы в США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Федеральные и региональные выборы, состоявшиеся 18 сентября 2016 г., стали новым важным шагом в процессе укрепления сложившейся в России политической системы, хотя и обозначили определенные проблемы в ее развитии.

Бизнес, несмотря ни на что

Сергей Петров, основатель автоторговой компании «Рольф», девять лет назад оставил бизнес ради политики, став депутатом Госдумы. В то время он говорил, что хочет принести пользу стране, участвуя в строительстве гражданских институтов, и автобизнесу, содействуя прохождению важных для участников отрасли и потребителей законов. На встрече с редакцией «Ведомостей» Петров признался, что не выполнил план, с которым шел в парламент. Он считает, что либералам не хватает электоральной поддержки, – по его мнению, для сдвига к выздоровлению страны – политическому и экономическому – необходимо 30–35% голосов. Петров думает, что пока в независимых депутатах не нуждается само общество. Сам он голосовал против закона Димы Яковлева и пакета Яровой и не голосовал за присоединение Крыма.

Интервью

Скоротечный военный мятеж в Турции закончился полным провалом. В стране начались массовые репрессии. Как может повести себя почти всесильный сейчас президент Эрдоган? Какие варианты действий перед ним открыты? На эти темы в беседе с «Политком.RU» размышляет известный российский востоковед, член научного совета Московского Центра Карнеги Алексей Малашенко.

Колонка экономиста

Марина Войтенко

Видео

Реклама

Аналитика

29.01.2013 | Антон Рамов

Боевое крещение Франсуа Олланда

2013 год начался с резкого обострения ситуации в Мали. После военного переворота в марте 2012 года север страны захватили туареги-сепаратисты из Национального движения за освобождение Азавада (НДОА). Воспользовавшись неорганизованностью и слабостью правительственных войск, повстанцы провозгласили независимое государство Азавад на территории, сравнимой по площади с Францией. Уже летом 2012 года обострились противоречия между умеренными сепаратистами и радикальными исламистами среди восставших туарегов. В результате власть перешла к исламистам из группировокАнсар-ад-Дин («Защитники веры») и Аль-Каида исламского Магриба…

Они ввели на подконтрольной им территории севера Мали законы шариата, запретили продажу сигарет и алкоголя, практиковали отрезаниеконечностей, а также приступили к разрушению памятников средневековой архитектуры, вскрыв гробницу в городе Томбукту, средневековом мусульманском духовном центре. Их целью, в отличие от туарегов-сепаратистов из НДОА, являлась не независимость, а широкая автономия в рамках Мали и распространение радикальных исламских норм на всю территорию страны. 10 января 2013 года исламисты захватили город Кона, открывающий прямую дорогу наступления на столицу страны город Бамако.Возникла реальная угроза захвата повстанцами столицы Мали, и, как следствие, полного развала государства и превращенияэтой бывшей французской колонии в «черный Афганистан». Кроме того, следует отметить наличие на севере страны крупныхместорождений урана, что повышает стратегическую важность региона для Франции.

Президент Франции Франсуа Олланд, приняв решение об участии в военной операции под названием «Сервал» в Мали, заявил, что французские войска пробудут на территории африканского государства "столько, сколько потребуется". Уже 11 января 2013 года город Кона, захваченный повстанцами накануне, вновь перешел под контроль малийского правительства. 18-19 января исламисты уступили города Дибали и Кона, а 21 января появилось сообщение об освобождении города Дуэнца. Произошло это исключительноблагодаря французской авиации и бронетехнике. Французским войскам, по словам их командования, противостояли не просто хулиганы с пулеметами на пикапах, а хорошо обученные и подготовленные бойцы. В настоящее время продолжается дальнейшее вытеснение исламистов на север страны. Учитывая специфику региона и свободу перемещения туарегов между странами региона (Алжиром, Ливией, Нигером и Буркина-Фасо),операция может затянуться. Не стоит ждать, что все закончится быстро и безболезненно – ведь восстания туарегов сначала против французских колонизаторов, а затем и против независимого малийского государства не прекращаются с начала ХХ века.

Франция планирует увеличить военный контингент до 2,5 тысяч человек (сейчас их около 1400) и присоединить к этому около 3300 бойцов из стран Африканского союза (Нигерии, Буркина-Фасо, Чада и др.). В ееподдержку выступили страны-члены Совета Безопасности ООН. Россия на официальном уровне выступает за решение африканских проблем силами самих африканцев (изначально ввод войск Африканского союза в Мали был запланирован на осень 2013г.). В тоже время спецпредставитель президента РФ по сотрудничеству со странами Африки Михаил Маргелов отметил опасность«расползания опекаемого "Аль-Каидой" преступного очага». Россия предложила предоставить военно-транспортные средства для французских войск, речь идет о самых вместительных в мире самолетах Ан-124 «Руслан». Таким образом, даннаяинтервенция является уникальной среди всех военных вмешательствпоследнеговремени: она поддерживается всем мировым сообществом. Рассадник радикального исламизма на севере Африке не нужен никому.

Однако, к сожалению для Елисейского дворца, поддержка эта оказывается на вербальном уровне и носит во многом символический характер. Европа и США помогают Франции транспортом и логистикой, но категорически против участия своих военных непосредственно в боевых действиях. Армия Мали слабаи страдает от многочисленного дезертирства, а силы стран-членов Африканского союза также значительно отстают по уровню подготовки и оснащения от европейцев. По большому счету Франции приходится рассчитывать только на себя, и только ее армия является реальнойсилой в регионе.

Так почему Париж все же решился на эту военную операцию? Этот вопрос лежит не в экономической (хотя у французов, безусловно, есть свои интересы в этом регионе, богатом ураном и золотом), а в политической плоскости. Франция как член совета безопасности ООН и как держава, позиционирующая себя великой, не может устраниться и не принимать участия в решении судьбы своих всего лишь чуть более полувека назад получивших независимость колоний.Она не собирается уходить из Африки, сворачивать свои военные базы и ограничивать себя исключительно границами Европы. Среди свежих примеров такой политики следует упомянуть и отправку дополнительного французского военного контингента в Центрально-африканскую республику, и попытку освобождения французского заложника в Сомали в начале января текущего года.Страна готова отстаивать свои интересы и в соседних с Мали государствах: министр обороны Франции Жан-Ив Ле Дриан заявил, что в ближайшее время собирается направить силы специального назначения для усиления охраны урановых разработок в Нигер, в район города Арлит (стратегически важные для атомной промышленности месторождения разрабатывает французская компания Арева).

Во Франции хорошо понимают, что возникшая в Мали ситуация напрямую связана с событиями в Ливии, в военном вмешательстве в которую принимали участие в т.ч. и французские войска. Падение режима Каддафи сыграло роль пускового механизма в восстании туарегов на севере Мали, когдатысячи умеющих держать в руках оружие религиозных экстремистов, избавившись от жесткого контроля ливийского полковника, получили доступ к богатейшим военным арсеналам, которыми они не замедлили воспользоваться. Помимоэтого, возможный распад Мали на несколько государств или превращение этой страны в теократическое исламское государствомогли бы привести к дестабилизации и радикализации северного соседа Мали – Алжира, с которым Франциясвязана не только теснейшими экономическими (это третий поставщик газа в Европу, после Норвегиии России), но и историческими связями. Стоит только вспомнить, что именно алжирский кризисбыл одной из главных причин распада Четвертой республики в 1958году. Вектор французской внешней политики вновь, как и до завершения в конце1990-х годов гражданской войны в Алжире, оказывается направленным на юг.

Внутри страны наблюдается практически единогласная поддержка военной операции.Рейтинг Франсуа Олланда после начала интервенции вырос. В то же время со стороны правых, оппозиционно настроенных по отношению к президенту-социалисту сил раздаются упрекив том, что он не смог создать полноценную международную коалицию и что Франция, по существу, воюет одна. В случае если кампания в Мали затянется и повстанцы,оставив крупные города, перейдут к партизанской тактике военных действий, стоит ожидать снижения популярности нынешнего курса французского президента.

Существует также и опасность террористической угрозы, направленной против французов. Исламистывыразили готовность прибегнутьк тактике террора, так, чтобы ни один гражданин Пятой республики нигде в мире не мог чувствовать себя в безопасности. Захват заложников на алжирском газовом месторождении Ин-Аменас, силовым образом подавленный алжирскими военными, уже принес порядка 48 жертв, среди которых в. т. ч граждане Франции, Великобритании и Японии. Не стоит забывать, что еще 7 французских заложников по-прежнему удерживаются группировкой Аль-Каида исламского Магриба в различных странах африканского региона Сахель.Таким образом, последние трагические события в Алжире, безусловно, являются не последней попыткой радикальных исламистов отстаивать свои ценности любыми средствами.

Пока что больше всего страдают местные жители. Гуманитарная ситуация на севере Мали характеризуется как катастрофическая, число беженцев множится. Как говорит известная африканская поговорка, когда дерутся два слона, больше всего страдает трава.

Антон Рамов - сотрудник Франко-российского аналитического центра Обсерво

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Современные мировые политические процессы характеризуются ростом активности сил, еще недавно считавшихся маргинальными. Они аккумулируют протест той части населения, которая привыкла ощущать себя большинством, опорой общества, а сейчас чувствует свою невостребованность, ущемленность, опасается превращения в меньшинство.

Специалист по истории РПЦ Ольга Васильева назначена министром образования и науки. Жена священника и мать шестерых детей Анна Кузнецова вскоре после этого заняла пост уполномоченного при президенте по правам ребенка. Можно ли говорить о том, что патриархия становится одним из центров принятия политических решений?

Конкурентность предстоящих думских выборов фактически формируется до самого дня голосования. Наиболее заметным образом на по-прежнему существенную неопределенность избирательских предпочтений повлияло возвращение выборов в одномандатных округах, от которых многие избиратели отвыкли, несмотря на то, что такие же выборы сохранялись в большинстве регионов на местном уровне.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net