Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

01.02.2013 | Михаил Агаджанян

Турция ШОСсирует дорогу на Восток

25 января премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган в очередной раз взбудоражил политическое поле своей страны и заставил поволноваться евроатлантических партнёров. В интервью местному телеканалу турецкий премьер заявил о рассмотрении возглавляемым им кабинетом министров варианта вступления Турции в Шанхайскую организацию сотрудничества.

Идею членства Турции в ШОС Эрдоган преподнёс на фоне критики в адрес ЕС, некоторые государства которого в упор отказываются видеть Турцию в составе Объединённой Европы. Вступление в ШОС было представлено в качестве альтернативы членству Турции в ЕС, что вызвало активные обсуждения в общественных и экспертных кругах страны.

Мнения турецких комментаторов разделились, но преобладающей точкой зрения всё же стала констатация ожидаемого Турцию негатива в случае замещения процесса полной евроинтеграции некой альтернативой на восточном направлении её внешнеполитического курса.

К высказанной Эрдоганом идеи о вступлении Турции в ШОС не стоит относиться как к прежде всего лишнему свидетельству его импульсивности во внешней политики. Одновременно, понимание данной идеи исключительно в ключе высказывания турецким руководством очередного недовольства в связи с отсутствием прогресса по евроинтеграции было бы неполным.

Эрдоган послал новый, на этот раз, ещё более резкий по тональности сигнал в сторону Брюсселя, Берлина и Парижа. Он вывел на передний край недовольства Турции альтернативу в виде вступления страны в восточные многосторонние клубы, но не закрыл дверь между Анкарой и Брюсселем с турецкой стороны полностью.

Турция себе не враг, чтобы поставить под большую неопределённость наращенные за годы статуса кандидата в члены ЕС тесные экономические, финансовые, политические связи с Европой. Приведём только одну цифру. На текущий момент вложения стран-членов ЕС в Турцию составляют более 77% от всех зарубежных инвестиций.

В Анкаре не разучились рассчитывать свои внешнеполитические шаги на перспективу, и выдвижение идеи вступления страны в ШОС преследует весьма прагматичные цели.

Соображения в очередной раз показать европейцам своё недовольство имеют место быть, но они отнюдь не на главенствующих позициях внешней мотивации Турции. Прагматика турецкого внешнего курса на восточном направлении самодостаточна для руководства страны и не связывается им с курсом на полную евроинтеграцию. Другими словами, Анкара намерена действовать сразу на двух направлениях интеграции в региональные клубы, отводя каждому из них особое место. Западное направление – это курс на получение максимально благоприятного режима в экономическом и финансовом сотрудничестве с самыми продвинутыми экономиками Европы. Восточное же направление в большей степени отличается тягой Турции на получение предпочтительных для себя политических позиций в Центральной Азии, в отношениях с Россией, Китаем, Ираном.

Членство Турции в ШОС, для которого в прошлом году уже были сформированы институциональные предпосылки, может способствовать выстраиванию внешней стратегии страны на восточном направлении в определённую целостность.

Статус партнёра по диалогу ШОС был предоставлен Турции на прошлогоднем саммите Организации 6-7 июня в Пекине. Статус партнёра по диалогу ниже статуса наблюдателя по уставным документам ШОС (так, партнёры могут участвовать не во всех мероприятиях ШОС и не имеют доступа к её непубличным документам), но и он даёт возможность его обладателю включиться в функционал Организации.

Турцию планировали принять в качестве партнёра в ШОС ещё на саммите летом 2011 года в Астане. Уже тогда вопрос был практически решён, а его юридическому закреплению помешали технические накладки. Для признания Турции в качестве партнёра ШОС не было принципиальных препятствий в рядах членов Организации, где, как известно, решения принимаются на основе консенсуса. Определённые факторы вызвали у некоторых экспертов сомнения по поводу желания руководства Узбекистана видеть Турцию в рядах партнёров ШОС, но это не стало причиной для блокирования Ташкентом данного вопроса.

Выходом на разговоры о членстве в ШОС Турция преследует цель ещё больше вовлечься в центральноазиатские процессы. С начала 1990-х годов Анкаре так и не удалось создать с республиками Центральной Азии многосторонний институциональный механизм на целевом фундаменте обеспечения региональной безопасности. Институты с тюркоязычной спецификой были созданы и в них ощутима ведущая роль Турции, но структурироваться в схемы обеспечения региональной безопасности республики Центральной Азии предпочли с Россией и Китаем.

Учитывая это, Турция на нынешнем этапе может стремиться к кооптации в ШОС, дабы через статус члена Организации выйти на дополнительные возможности в развитии политических и военных связей с центральноазиатскими республиками.

Идея вступления в ШОС также преследует цель выровнить отношения Турции с Россией и Ираном, которые в последнее время всё больше креняться в сторону возможной конфронтации. Размещением в конце 2011 года мобильного радара передового базирования США на своей территории, запросом на дислокацию комплексов «Пэтриот» вдоль границы с Сирией, самыми активными логистическими и разведывательными действиями с военной составляющей на сирийском направлении Турция накалила двусторонние отношения с Россией и Ираном. Отсюда, её стремление разговорами о вступлении в ШОС снять часть российской и иранской настороженности в свой адрес.

Турецкое руководство в последние месяцы просто «фонтанирует» новыми идеями по усилению своей роли в региональных процессах. Помимо выдвижения тезиса о возможном вступлении в ШОС, Анкара была замечена в инициировании так называемой «лиразоны» (осенью 2012 года Эрдоган озвучил идею создания регионального валютного союза на основе турецкой лиры), переговоров с курдскими лидерами для достижения комплексного урегулирования.

Такая активность начинает беспокоить даже тесных евроатлантических партнёров Анкары, всё больше замечающих за ней не только излишнюю импульсивность, но и симптомы ведения двойной игры.

Реакция Вашингтона на заявления Эрдогана по поводу интеграции Турции в ШОС была выдержана в тонах дипломатической иронии. Это только первая реакция американцев и она может претерпеть изменения, соотносимые с требованиями текущей конъюнктуры и отдалённых перспектив. За первой реакцией в виде заявлений официального представителя госдепартамента Виктории Нуланд о том, что было бы интересно посмотреть на вступление Турции в ШОС с учётом её членства в НАТО, в Вашингтоне может последовать развёрнутый анализ.

Есть объективные основания предполагать, что такой расчёт американцами был произведён ещё за несколько месяцев до предоставления Турции статуса партнёра в ШОС. Тогда США могли исходить из того, что Турция может выполнять в ШОС функцию «глаз и ушей» американцев, создания в Организации неких альтернативных внешнеполитических опор для центральноазиатских республик.

Но теперь этот расчёт требует «апдейт», в котором должны быть учтены последние развития вокруг Сирии, ядерной программы Ирана, российско-турецких отношений.

В любом случае, Турция отстаётся в самой плотной орбите военнополитического влияния США на пространстве Ближнего и Среднего Востока. Турция сколь угодно может говорить о восточных альтернативах членству в ЕС, о создании «лиразоны», сохранения энергетических связей с Ираном на прежнем уровне. Но с визитами в Турцию в периоды острой нуждаемости её руководства во внешних опорах, в придании своим оперативным планам внешне- и военнополитического характера жизнеспособности будут наведываться не российские, китайские и иранские представители. Анкару и Стамбул будут и впредь посещать директора ЦРУ и главы Объединённого комитета начальников штабов США, представители саудовских и пакистанских разведслужб. В этом у турок, как говорил один из культовых персонажей советского телесериала «Место встречи изменить нельзя», особый интерес, тут у них «лежбище». Которому разговоры о членстве в ШОС не помеха.

Михаил Агаджанян – политический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net