Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

27 июля в Москве прошел не согласованный с властями митинг, поводом для которого стали массовые отказы в регистрации на выборы в Мосгордуму кандидатам от оппозиции. Это уже третья акция протеста за июль: первые две прошли 14 и 20 июля. Еще один митинг запланирован оппозицией на 3 августа в преддверье апелляций в Центральной избирательной комиссии.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

04.02.2013 | Алексей Макаркин

Экс-министр финансов Ирана нашел способ обойти санкции

В аэропорту Дюссельдорфа был задержан иранский гражданин Тахмасб Мазахери, намеревавшийся вылететь в Латинскую Америку. В его сумке нашли чек, выданный банком Венесуэлы на 300 млн боливаров ($70 млн). Согласно таможенным правилам ЕС, средства на сумму свыше 10 тыс. евро – в том числе и в виде чеков – должны декларироваться, чего иранец не сделал.

Обход санкций

Экзотичность ситуации заключается в том, что германские таможенники задержали не простого нарушителя, а представителя иранской элиты. Мазахери занимал пост министра экономики и финансов в начале нулевых годов при президенте Мохаммаде Хатами. А при его преемнике (и политическом оппоненте) Махмуде Ахмадинежаде он некоторое время (в 2007-2008 годах) возглавлял Центральный банк.

Сам Мазахери утверждает, что конфискованный чек предназначался для строительства 10 тысяч домов, которое должно было профинансировать правительство Венесуэлы (между двумя странами есть соответствующее соглашение). Однако германская полиция подозревает, что речь идет об отмывании незаконно полученных средств. Причем с учетом статуса задержанного речь могла идти об операции официальных иранских властей, которые таким образом пытаются обойти санкции, введенные против их страны. В пользу этой версии говорит и участие в этой истории Венесуэлы, власти которой решительно осуждают экономическое и политическое давление на Иран со стороны Запада.

Понятно, что на подобные действия иранские власти идут не от хорошей жизни. Санкции против Ирана привели в октябре прошлого года к резкому падению курса национальной валюты – риала. В течение 2012 года страна была вынуждена более чем в два раза сократить экспорт нефти. Впрочем, в последнее время экспорт вырос за счет поставок в Китай, однако эксперты прогнозируют его уменьшение в дальнейшем. В прошлом году Китай уже немного сократил закупки иранской нефти – на 1 млн тонн, и этот процесс может продолжиться. Таким образом, китайцы сохраняют "нефтяные" отношения с Ираном, но в то же время не хотят вступать в конфликт с Западом.

Хотя ВВП Ирана растет (в прошлом году на 5,2%), социальные издержки все более дают о себе знать. Недавно Ахмадинежад даже призвал могущественный Корпус стражей исламской революции (КСИР) продать часть своего имущества, чтобы тем самым поддержать экономику страны (КСИР является собственником акций многих компаний, в том числе в нефтегазовом секторе). Кроме того, иранские власти в рамках чрезвычайных мер запретили импорт "предметов роскоши", среди которых оказались автомобили, ноутбуки, мобильные телефоны. Таким образом страна стремится сохранить запасы иностранной валюты.

При этом санкции постоянно ужесточаются. В частности, в минувшем октябре Евросоюз ввел серьезные ограничения на деятельность иранских банков, торговых компаний и фирм, занимающихся экспортом природного газа. Совет ЕС, в частности, запретил любые деловые контакты между европейскими и иранскими банками, кроме некоторых отдельных случаев. Поэтому иранским деятелям и приходится превращаться в контрабандистов, ведь случайному человеку сумму в 70 миллионов не доверишь.

Умеренные и радикалы

Задача западных санкций – максимально ослабить иранскую экономику, что должно дискредитировать находящихся у власти радикальных политиков в глазах населения страны. И, соответственно, дать шанс более умеренным политическим силам на президентских выборах, которые состоятся уже в этом году.

Народ действительно проявляет признаки недовольства: так, в прошлом году заволновались даже торговцы иранского базара, которые еще со времен революции 1979 года являются опорой Исламской Республики. Но при этом иранское общество не готово отказаться от ядерной программы, которая является консенсусным фактором для разных политических сил – от твердокаменных консерваторов до радикальных оппозиционеров. Любой политик, который прогнется перед Западом в этом вопросе, лишается каких-либо шансов на успех.

Кроме того, официальная иранская позиция заключается в том, что ядерная программа страны носит сугубо мирный характер. В прошлом месяце иранский лидер аятолла Хаменеи даже издал фетву (указ), запрещающую ядерное оружие, а представители исполнительной власти тут же подтвердили обязательный характер этого документа. Сомневаться в искренности духовного руководителя, к тому же в столь значимом вопросе, в иранском обществе не принято. Любые сомнения могут трактоваться как направленные на ослабление позиций страны на международной арене – а здесь недалеко и до государственной измены. Впрочем, к западным деятелям это, разумеется, не относится – они и раньше не доверяли иранским лидерам, и фетва Хаменеи здесь ничего не изменила.

Казус Мазахери

История с задержанием Мазахери также тесно связана с вопросом о радикалах и умеренных в иранской политике. Нарушитель европейских таможенных правил не пользуется в Иране репутацией экстремиста. Напротив, он был весьма компетентным министром в реформаторском правительстве Хатами, которое вело активный диалог с Западом. Мазахери был сторонником расширения взаимодействия с международными финансовыми институтами, роста иностранных инвестиций, либерализации экономической системы страны, в том числе банковского сектора, более активного проведения приватизации.

Его приглашение на пост председателя Центробанка при Ахмадинежаде трактовалось как признание необходимости проведения более либеральной экономической политики. В 2008 году Мазахери негативно отнесся к выводу иранских депозитов из европейских банков, который инициировал Ахмадинежад, опасавшийся (и с полным основанием), что эти средства могут быть заморожены в случае введения санкций. Глава Центробанка опасался международной финансовой изоляции Ирана в случае эскалации конфликта. А вскоре он потерял свой пост, так как отказался выделять дополнительные средства на амбициозный и затратный проект министерства труда, который имел большое политическое значение для Ахмадинежада, но способствовал росту инфляции.

Таким образом, речь идет о либеральном (по иранским меркам, разумеется) технократе – представителе как раз того слоя умеренных деятелей, на которых рассчитывает Запад. Похоже, что ужесточение санкций действительно ведет к не всегда выгодным для их инициаторов результатам. В частности, даже умеренные иранские деятели, выступающие против самоизоляции страны, в этой ситуации должны демонстрировать свой патриотизм перед лицом внешнего противника. И содействовать по мере сил прорыву экономической блокады, пусть даже и оказываясь в роли нарушителей законов западных стран.

Материал опубликован на сайте "Голос России" 4.02.1013

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net