Информационный сайт
политических комментариев
вКонтактеFacebookTwitter
Ближний Восток Украина Регионы Выборы в России Выборы в США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Конкурентность предстоящих думских выборов фактически формируется до самого дня голосования. Наиболее заметным образом на по-прежнему существенную неопределенность избирательских предпочтений повлияло возвращение выборов в одномандатных округах, от которых многие избиратели отвыкли, несмотря на то, что такие же выборы сохранялись в большинстве регионов на местном уровне.

Бизнес, несмотря ни на что

Сергей Петров, основатель автоторговой компании «Рольф», девять лет назад оставил бизнес ради политики, став депутатом Госдумы. В то время он говорил, что хочет принести пользу стране, участвуя в строительстве гражданских институтов, и автобизнесу, содействуя прохождению важных для участников отрасли и потребителей законов. На встрече с редакцией «Ведомостей» Петров признался, что не выполнил план, с которым шел в парламент. Он считает, что либералам не хватает электоральной поддержки, – по его мнению, для сдвига к выздоровлению страны – политическому и экономическому – необходимо 30–35% голосов. Петров думает, что пока в независимых депутатах не нуждается само общество. Сам он голосовал против закона Димы Яковлева и пакета Яровой и не голосовал за присоединение Крыма.

Интервью

Скоротечный военный мятеж в Турции закончился полным провалом. В стране начались массовые репрессии. Как может повести себя почти всесильный сейчас президент Эрдоган? Какие варианты действий перед ним открыты? На эти темы в беседе с «Политком.RU» размышляет известный российский востоковед, член научного совета Московского Центра Карнеги Алексей Малашенко.

Колонка экономиста

Видео

Реклама

Комментарии

08.02.2013 | Татьяна Становая

«Завалить» Медведева

7 февраля премьер-министр Дмитрий Медведев ответил всем критикам, ожидавшим пересмотра решения о переходе на летнее время. Премьер велел «не дергаться» и подождать еще какое-то время для того, чтобы оценить эффективность принятого полтора года назад решения. Игра вокруг времени становится одной из самых увлекательным в череде попыток побольнее «пнуть» теряющего политический авторитет премьера.

Пересмотр медведевского наследия начался практически сразу с момента объявления о грядущем возвращении Владимира Путина на пост президента. Теперь уже кажется, что президентство Медведева было другой эпохой: настолько быстро и кардинально поменялась атмосфера в стране, ужесточился режим, политическое лидерство вернулось к «путницам», у силовиков открылось второе дыхание, а охранители и консерваторы стали одерживать моральные и политические победы над остатками либералов во власти. Причем тут совпало два важных момента: во-первых, Путину не очень понравился его эксперимент с преемником, который в какой-то момент откровенно заигрался, начав выстраивать свою собственную политическую коалицию (враждебно настроенную против Путина) и критикуя самого «национального лидера». Во-вторых, начав «политическую оттепель», Медведев создал социальную базу для выплеснувшегося в декабре 2011 года протеста: страх перед «застоем» сыграл против Путина и избирательной кампании «Единой России». Медведевское президентство сломало инерцию путинского режима и на этом фоне нынешнему президенту приходится восстанавливать механизмы, выкорчевывая всю медведевскую «зеленую поросль».

А для этого отмена медведевских решений, пробуксовка его проектов, критика в СМИ, разоблачительные и дискредитирующие фильмы – все это в совокупности звенья одной цепи – процесса политического уничтожения Медведева как бывшего президента. В течение последнего года мы наблюдаем реванш путинской элиты, внутри которой развернулась острая борьба за право «завалить Медведева». Возможность критиковать, оспаривать и добиваться пересмотра медведевских решений становится привилегией для тех, кто желает показать свой ресурс и амбиции в новой политической пропутинской реальности.

Владимир Путин в такой ситуации не спешит «покончить» с теряющим остатки политического авторитета премьером. Ему такая ситуация наверняка очень нравится. И тут как раз возникает вопрос: почему Кремль не продавил решение о возвращении к прежнему порядку ежегодного перевода стрелок или, как рассматривалось в правительстве, постоянного перехода на зимнее время? Госдума давно была к этому готова (был написан и соответствующий законопроект, а спикер Госдумы Сергей Нарышкин, выражая позицию нижней палаты парламента, писал обращения к Путину). Президент при этом тоже выражал сомнение в целесообразности принятого Медведевым решения, хотя и делал это весьма осторожно. Путин давал понять, что ему решение не нравится, но он не хочет вмешиваться в компетенцию правительства.

В действительности, заставить правительство Медведева пересмотреть свое собственное решение – это означает взять фальстарт. Пока не все дивиденды Кремль получил от муссирования этой темы в СМИ. Ведь что теперь получается? Медведев, заявив о том, что оставляет в силе текущее положение, противопоставил себя чуть ли не всей стране. Занятно, что и Медведев, и Путин с Нарышкиным, отставая свои точки зрения, ссылались на некие опросы. Только результаты этих опросов у обеих сторон получаются разные. «Сейчас число сторонников летнего времени и тех, кто хотел бы вернуться к прежнему порядку перевода стрелок два раза в год, или зафиксировать на постоянной основе зимнее время, приблизительно одинаково. Даже, может быть, чуть больше тех, кто не желает никаких изменений», - сказал Медведев. Для Путина социологию вопроса посчитали иначе. «Когда Медведев принимал это решение, он исходил из настроя значительной части наших граждан, которые говорили, что перевод стрелок часов плохо сказывается на здоровье. Но оказалось, что недовольных этим решением еще больше, чем тех, кто призывал к изменениям», - говорил в декабре Путин. Это с декабря изменилось соотношение или просто у президента и премьера разные социологи? Важно не это. Важно, что Путин выглядит уверенней и убедительней.

Президенту удобен слабый премьер Медведев, который вынужден отвоевывать свои собственные решения, находясь под мощнейшим давлением. И именно потому решение не пересмотрено: давление должно не ослабевать, а нарастать. Теперь «охранители» и «консерваторы»получают основание говорить, что Медведев пошел против собственного народа. Тут и министр промышленности и торговли Денис Мантуров «удачно» высказался: отвечая на вопрос журналистов о дискомфорте, который испытывают тысячи российских любителей спорта во время поздних телетрансляций из Европы, Мантуров заметил: «Мы страдаем. Но так сложилось. Будем исходить из того, что принято правительством».Так и хочется добавить: «уж такой у нас премьер…».

И сколько еще таких испытаний предстоит пережить Медведеву? Помимо борьбы на фронтах по защите своих президентских решений, он будет вынужден реализовывать крайне сложные и противоречивые социальные реформы (именно к этому его и подталкивает Кремль), которые будут подогревать раздражение им «снизу», оправдываться за «перезагрузку» с США, краснеть перед быстро теряющим свои ресурсы околомедведевским бизнесом.

Прежде чем Медведев будет уволен, Путину нужно быть до конца убежденным, что его бывший коллега по тандему полностью морально и политически уничтожен как политическая фигура. И право добивать премьера будет исключительной прерогативой самого Путина. И особого выбора у Медведева нет: он действует в ситуации бесконечно воспроизводимого цугцванга, где каждый шаг только ухудшает его и без того незавидное положение.

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

«Каким ты меня запомнишь, англичанин? Другом или тираном?» — спрашивал умирающий шах Исфагана английского доктора Роберта Коула в фильме «Лекарь». «И тем и другим», — отвечал ему доктор.

Современные мировые политические процессы характеризуются ростом активности сил, еще недавно считавшихся маргинальными. Они аккумулируют протест той части населения, которая привыкла ощущать себя большинством, опорой общества, а сейчас чувствует свою невостребованность, ущемленность, опасается превращения в меньшинство.

Специалист по истории РПЦ Ольга Васильева назначена министром образования и науки. Жена священника и мать шестерых детей Анна Кузнецова вскоре после этого заняла пост уполномоченного при президенте по правам ребенка. Можно ли говорить о том, что патриархия становится одним из центров принятия политических решений?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net