Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

15.02.2013 | Николай Пахомов

Обама опять сказал красиво

Выступив с уже пятым ежегодным обращением к Конгрессу, Барака Обама в очередной раз подтвердил свой незаурядный талант политика. В обращении он рассказал о своих сверхамбициозных планах на оставшиеся четыре года президентства. Для реализации этих планов ему потребуется продемонстрировать, что государственный деятель он тоже незаурядный.

Перед президентскими выборами, как в 2008 году, так и в прошлом, оппоненты Обамы, по крайней мере, их радикальная часть пугали рядового умеренного избирателя якобы существующим левым экстремизмом Обамы. После выборов многие либералы, напротив, сокрушались, что президент не настолько левый, как им бы хотелось. Действительно, первое президентство Обама придерживался вполне умеренных позиций, следуя не только большинству вашингтонских традиций, но и иногда даже рецептам своих республиканских предшественников.

Возможно, за второй срок это изменится: больше не опасающийся перевыборов Обама, похоже, решительно настроен реализовать многое из либеральной программы, будь то сохранение, пускай и в реформированном виде, системы социальных льгот, ограничение оборота оружия, иммиграционная реформа, защита трудящихся и многое другое. Более того, делает он реверансы и в сторону американских правых, например, говоря о том, что «большое государство» не всегда самое умное.

Кажется, для успеха есть все основания – президентские полномочия, поддержка однопартийцев и многих сограждан, достаточно ясная программа действий. Однако в реальности для того, чтобы реализовать эту программу Обама должен действовать по правилам игры, делающим успех любых реформ в современных Соединённых Штатах едва ли возможным. Белый дом не может действовать без поддержки Конгресса, а сегодня такая поддержка исключительно маловероятна. Обама это прекрасно знает, именно поэтому формат нынешнего обращения был соответствующим: выступая перед представителями законодательной власти, президент обращался к согражданам и миру, даже пытаясь пригрозить конгрессменам тем, что необходимые реформы будут приняты вопреки их сопротивлению.

Выглядит это эффектно, однако законотворческий процесс не меняет. Скажем, в американской политике известен приём, когда политики и общественные деятели призывают американцев обращаться напрямую к их конгрессменам, дабы способствовать принятию какого-либо закона. На этот раз сторонники Обамы могут сколько угодно засыпать почтовые ящики и обрывать телефоны своих конгрессменов, общая ситуация от этого не изменится. Дело в том, что электоральная карта страны давно скроена таким образом, что сторонники демократов отправляют в Конгресс демократов-политиков, а республиканцы избирают своих конгрессменов.

То есть, даже если настроение избирателей изменится в ответ на перемены в жизни страны, одна из двух основных партий может набрать или растерять места в одной из палат Конгресса или даже получить большинство в одной из этих палат, но это всё равно не будет способствовать скорости и эффективности законодательного процесса – необходимого большинства в Сенате и Палате представителей добиться всё равно крайне затруднительно.

Даже если такое большинство вдруг случится (оно было у Обамы после выборов 2008 года), то оно должно быть достаточным для приостановления правила «флибустьера», когда каждый сенатор в одиночку может блокировать процедуру голосования.

Таким образом, получается, что для реализации многих (если не большинства) идей Обамы у него элементарно не хватит поддержки в Конгрессе. Что говорить о законах, если нынешний президент уже фактически лишился права назначать министров по собственному усмотрению. Ещё до недавнего времени это право казалось священным: даже самые яростные деятели оппозиции в Сенате всегда знали, что «выборы имеют последствия», что если народ избрал президента, то ему надо дать право сформировать свою команду.

Конечно, известны многочисленные примеры, когда та или иная кандидатура снималась администрацией или не поддерживалась Сенатом, но это бывало только тогда, когда выяснялись некие особенности биографии кандидатов, не совместимые с высокой должностью, например, факты неуплаты налогов. Однако в этом году история была переписана – республиканцы в Сенате идут на все ухищрения, чтобы блокировать утверждение отставного сенатора Хейгела на пост главы Пентагона. Показательно, что, во-первых, объясняется это сопротивление либо несогласием с политической позицией Хейгела (раньше решающим было согласие президента с позицией и квалификацией кандидата в министры), либо (удивимся откровенности оппозиционных сенаторов) простым желанием досадить Белому дому. Во-вторых, с кандидатурой Хейгела согласно большинство сенаторов, но этого большинства не хватает до числа в 60 сенаторов, после достижения которого никто из республиканцев не сможет блокировать голосование.

Как будет выходить из сложившегося положения администрация, не понятно. При этом очевидно, что если Обама не может добиться утверждения даже министра обороны, то едва ли он сумеет решить все те проблемы, о которых говорил во вторник, обращаясь к Конгрессу. А говорить Обама умеет красиво – это известно уже давно. Наблюдатели отмечают, что президентские обязанности воспринимаются им сейчас всё больше как сплошная кампания – прочитав речь с трибуны Конгресса, Обама вновь укатил путешествовать по стране, с жаром рассказывать на митингах, как тяжело жить в Америке и что нужно сделать для того, чтобы жизнь наладилась.

Едва ли президент разжалобит такими речами республиканских конгрессменов. Им куда важнее выиграть следующие выборы, мешая Обаме осуществить реформы – избиратели любят последовательность. С другой стороны, в случае провала предложенной программы реформ Обама едва ли будет унывать – место в истории он себе уже гарантировал, проблемы страны достанутся в наследство следующему хозяину Белого дома. Речи же Обама будет говорить не только следующие четыре года, но и после выхода в отставку – благо делать он это любит и умеет.

Николай Пахомов -политический обозреватель, публицист

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net