Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

13.03.2013 | Николай Пахомов

Новая осторожность американской дипломатии

Ставшая в последнее время более взвешенной американская позиция по ситуации в Сирии может свидетельствовать о некоторых изменения в американской внешней политике в целом – после прихода на пост госсекретаря Джона Керри официальный Вашингтон не торопится рубить с плеча.

Госсекретарями в США становятся фигуры политические, в новейшей истории страны почти нет случаев, когда внешнеполитическое ведомство возглавлял бы кадровый дипломат. Однако в отличие от Хилари Клинтон назвать Керри дипломатом можно с куда большим основанием – более четверти века в Сенате он был занят главным образом внешнеполитической проблематикой. (Нельзя не вспомнить, что кадровым дипломатом был отец Керри.) Более того, в отличие от той же Клинтон, фигуры независимой и по характеру, и по собственному политическому влиянию, Керри едва ли будет выступать с некими внешнеполитическими новациями, оставаясь надёжными игроком команды Обамы.

При этом нынешний президент уже успел зарекомендовать себя как политик осторожный, тщательно продумывающий каждый шаг, как внутри страны, так и в мире. Если говорить о Сирии, то известно, что у Обамы хватило решительности выступить против помощи сирийским повстанцам, даже тогда, когда эту помощь поддерживали спецслужбы, Пентагон и Госдепартамент. После того, как Керри сменил Клинтон, а министром обороны стал Чак Хейгел, ещё одно доверенное лицо президента, конфигурация при разработке американской политики в отношении Сирии кардинально изменилась.

Теперь президент избавлен от давления требований помочь повстанцам только ради того чтобы помочь повстанцам. Конечно, в Вашингтоне такие требования популярны – и слева, и справа хватает сторонников разнообразных мифов об американской миссии глобального распространения демократии огнём и мечом. Естественно, что сами в этом распространении любители этих мифов не участвуют, предпочитая наблюдать из тепла вашингтонских кабинетов, как на другой стороне мира гибнут ради этих идей люди (в том числе, и американцы).

Высокий пост делает Обаму прагматиком и реалистом. Он не может не понимать значения Ближнего Востока не только для американской внешней политики, но и для международных отношений. Тем более, что у Америки есть печальный опыт коллапса иракской государственности после американского вторжения в эту соседнюю Сирии страну ровно десять лет назад.

Разрушение Сирии, фактически уже начавшееся, станет ещё более серьёзным ударом по стабильности Ближнего Востока. Если режима Асада будет полностью уничтожен, то следующими кандидатами на коллапс будут Ливан и Иордания; с новой остротой встанет вопрос создания курдского государства; исламистская угроза для безопасности Израиля вырастет на порядок (недаром сейчас израильские спецслужбы фактически взяли на себя ответственность за сохранность химических арсеналов Асада); а Турции и Ирану ничего не останется как вести борьбу за доминирование в регионе всеми возможными средствами.

Среди прочего надо заметить, что не понятно, как такая ситуация будет способствовать распространению демократии. Впрочем, в планах американских любителей глобальной демократизации, будь то неоконсерваторы или либеральные интервенционисты, особой логики никогда не наблюдалось. Будет ли логика в нынешних действиях Вашингтона по отношению к Сирии?

Прежде всего, нужно сказать, что американские официальные лица сегодня уже не могут не замечать реалии сирийской гражданской войны. Состоят эти реалии в том, что с одной стороны, с Асадом всё больше воюют не некие продемократические или прозападные силы, а радикальные и исключительно агрессивные исламисты. С другой стороны (а, возможно, и в результате исламистского доминирования), правительственные силы пользуются поддержкой значительной части населения, а эта поддержка не обещает победы повстанцев в обозримой перспективе. Ситуация стала настолько серьёзной, что о доминировании исламистов активно сообщают почти всё основные американские СМИ, всячески высказывая свои опасения по поводу складывающегося положения.

В такой обстановке Белый Дом пытается сохранить спокойствие, одновременно действуя в двух направлениях. Во-первых, Соединённые Штаты пытаются поддержать умеренных оппозиционеров. Во-вторых, постепенно американские дипломаты соглашаются с возможностью достижения договорённостей с Асадом. Правда, при этом делают оговорку, что, конечно, всё должны решить сами повстанцы: если хотят вести переговоры с Асадом, то Америка не возражает.

Правда, первое направление пока кажется тупиковым. Вашингтон уже объявил, что помощь будет в любом случае ограниченной и не будет включать в себя поставки оружия, а арабские государства Персидского залива уже давно снабжают исламистов оружием. Следовательно, победитель в борьбе за руководство сирийской оппозицией известен уже сегодня. Похоже, Америке придётся двигаться в другом направлении – вначале допустить возможность переговоров повстанцев с Асадом, потом признать Асада полноправной стороной сирийского конфликта с собственными интересами, а потом начать переговоры и с ним.

Сумеет ли американская дипломатия совершить данный манёвр – пока открытый вопрос. Однако начало работы в администрации Керри и Хейгела свидетельствуют о желании Обамы сделать американскую внешнюю политику более рациональной и осторожной. Главная проблема современной американской дипломатии состоит в том, что, несмотря на всю решительность Обамы, возможности президента и членов его внешнеполитической команды значительно ограничивает прошлая американская внешняя политика. Скажем, стараясь не допустить победы исламистов в Сирии, Вашингтон неизбежно столкнётся с богатыми монархиями Персидского залива. Испортить отношения с ними Америка не может: хотя добыча нефти и газа в Соединённых Штатах растёт, страна всё равно зависит от мировой экономики, которая не может обойтись без ближневосточной нефти.

Однако в любом случае смена внешнеполитической команды в Вашингтоне способна добавить американской внешней политике взвешенности. Такая взвешенность очень пригодится при распутывании клубка сирийских проблем, масштаб которых становится уже очевиден и для американских дипломатов.

Николай Пахомов – политический обозреватель, публицист

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net