Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

17.04.2013 | Николай Пахомов

Перезагрузка перезагрузки?

В конце прошлой недели Белый Дом предпринял ещё один робкий шаг в сторону улучшения российско-американских отношений, предложив минимально возможный список российских граждан, подвергаемых санкциям по недавно принятому «закону Магницкого». Такая осторожность объяснима – Вашингтону сегодня нужна не конфронтация, а сотрудничество с Россией.

Барак Обама не первый раз демонстрирует свою рациональность. По всей видимости, именно этой рациональностью стоит объяснять последние американские инициативы, явно направленные на улучшение отношений с Москвой. Появление умеренности в отношениях с сирийскими повстанцами, объявление об отказе от дальнейших планов ПРО в Европе, а теперь ещё и краткость так называемого «списка Магницкого» убеждают, что в Вашингтоне пытаются поправить отношения с Россией, заметно испортившиеся за последние пару лет.

Ещё в начале апреля по Вашингтону гуляли слухи, что в «список Магницкого» могут попасть больше 250 человек, включая не только тех, кто причастен к делу Магницкого, но и вообще всех представителей российских властей, не достаточно любящих демократию и права человека. При этом, правда, открытым оставался вопрос, кто и как будет мерить эту любовь – популярные в Вашингтоне представители российской оппозиции заявляли, что и они вносили свои предложения, кого подвергнуть санкциям.

Однако даже выступавшие за увеличение списка не осмеливались толком назвать каких-то конкретных имён, кроме разве что Рамзана Кадырова. Изначально было понятно, что любое увеличение списка будет означать сознательный шаг президента Обамы в сторону полномасштабной конфронтации с Москвой. Именно президента, так как принятый Конгрессом «закон Магницкого» озадачил составлением списка лиц, на которых распространяются санкции, именно исполнительную власть.

Однако Белый дом продемонстрировал чуть ли не максимально возможный в этой запутанной ситуации объём здравого смысла – список оказался ограниченным как по количеству включённых в него людей, так и по должностям этих людей. Американские власти действительно оказались в сложной ситуации, над которой они, похоже, утратили контроль. Можно предположить, что изначально «закон Магницкого» показался в Вашингтоне подходящей возможностью отменить так называемую поправку Джексона-Веника, ставшую вредной для американских компаний после вступления России в ВТО.

При реализации этой идеи, самой по себе очень неоднозначной, исключительно серьёзной оказалась роль Конгресса, обычно даже не имеющего особого интереса к отношениям с Россией. Ловкий Билл Браудер вовсю занялся лоббированием закона в коридорах Конгресса, где и в голову никому не пришло подумать об общих последствиях такого закона для отношений с Россией. Разумным ответом на деятельность Браудера стало бы лоббирование непринятия закона, однако у России нет ни опыта, ни ресурсов, ни организаций для такой работы.

В итоге закон был принят. Поправка Джексона-Веника отменена. Американские предприниматели вздохнули с облегчением, а американские конгрессмены получили лишний повод говорить о том, как эффективно они защищают права за пределами США. Москва же восприняла закон в качестве очередного недружественного акта в рамках общего ухудшения отношений, о чём российские руководители и дипломаты дали знать Белому дому. Дальше градус полемики продолжил расти – был принят «закон Димы Яковлева», последовали новые резкие заявления.

В складывающейся ситуации и Москва, и Вашингтон оказались вынуждены следовать логике конфронтации, отвечая выпадом на выпад. Причём с американской стороны была сделана очевидная ошибка в понимании последствий предпринятых шагов – здравая инициатива с отменой поправки Джексона-Веника при лишнем усердии конгрессменов, правильным образом «обработанных» Браудером, испортила отношения с Москвой, поддержка которой сегодня нужна Белому Дому на целом ряде внешнеполитических направлений.

Для значительной части американского экспертного и делового сообщества всегда было очевидно, что конфликт с Москвой из-за «закона Магницкого» получается не только бессмысленным, но и совершенно ненужным. Спектр вопросов, которые эти скептики обращали в адрес Вашингтона, был широк: от недоумения по поводу того, что американское государство действует по указанию Браудера, отказавшегося от американского гражданства, до требований ввести похожий закон против Китая – уж там-то дефицита с нарушениями прав человека точно не наблюдается.

Представляется, что в Белом доме и Госдепартаменте хватает здравомыслящих людей, понимающих разумность всех этих вопросов. Те же люди знают, насколько Америке сегодня необходимо сотрудничество с Россией для разрешения целого ряда современных кризисов, будь то ситуации в Сирии или Афганистане, ядерные программы Ирана или Северной Кореи. Безусловно, Москва сегодня также озабочена этими проблемами, но стратегические риски в каждом из этих кризисов для Вашингтона гораздо выше.

Оценив эти риски, администрация Обамы, похоже, решила взять инициативу по улучшению отношений с Россией в свои руки, предприняв целый ряд шагов по ограничению негативных последствий последних решений, вызывавших недовольство России, в том числе и минимизировав «список Магницкого». Следующим шагом для Вашингтона может стать подготовка предложений о сотрудничестве, достаточно привлекательных для Москвы.

Конечно, существует множество областей, предложения по которым могут очень заинтересовать Россию, однако, с другой стороны, у Москвы нет сегодня острой стратегической необходимости делать шаги навстречу Вашингтону. Если в Белом доме действительно решили заручиться поддержкой Москвы для решения вопросов, важных для современной американской внешней политики, в ближайшее время станет понятно, каким реальным, интересным России содержанием предлагает наполнить российско-американское сотрудничество администрация Обамы. Если такие предложения будут сделаны, то тогда можно будет говорить не только о радужных перспективах российско-американского партнёрства, но и наличии стратегического видения у современной американской дипломатии.

Николай Пахомов – политический обозреватель, публицист

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net