Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

В США состоялись промежуточные выборы. Исход голосования, в отличие от 2016 года, совпал с прогнозами социологов. Демократы завоевали большинство в Палате представителей, а республиканцы сумели сохранить и даже усилить большинство в Сенате.

Бизнес, несмотря ни на что

28 ноября на совещании у президента Владимира Путина с правительством обсуждались частные инвестиции в национальные проекты. Основными докладчиками выступили министр финансов Антон Силуанов и президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин. Совещание прошло полностью в открытом режиме, хотя традиционно встречи президента с правительством делятся на открытую и закрытую части, а большинство вопросов рассматривается именно в закрытом режиме.

Интервью

Веерный характер присоединения европейских стран к высылке российских дипломатов после отравления Скрипалей в Солсбери практически оставил Москву одну на европейском континенте. О том, как позиция Италии может измениться по результатам тяжелых коалиционных переговоров, которые сейчас ведут победившие на парламентских выборах 4 марта правые и левые силы, в интервью «Политком.RU» рассказывает сопредседатель ассоциации «Венето-Россия» и научный сотрудник Института высшей школы геополитики и смежных наук (Милан) Элизео Бертолази.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Комментарии

28.10.2005 | Наталья Серова

ОГОВОРКА ПО АХМАДИНЕЖАДУ

Агрессивные заявления иранского президента Махмуда Ахмадинежада в адрес Израиля и США спровоцировали международный скандал и поставили в достаточно сложное положение Россию, поддерживающую стремление Ирана развивать ядерные программы в области энергетики. Причем случилось все это в самый неподходящий момент, в тот самый день, когда вице-премьер Ирана Парвиз Давуди встречался в Москве с Владимиром Путиным и вел переговоры с главами правительств стран-членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Пока в Москве говорили о решимости России поддержать Иран в его стремлении развивать ядерные программы в сфере энергетики, в Тегеране открылась конференция "Мир без сионизма", ежегодно проводящаяся накануне дня солидарности с народом Палестины. Выступая на этом собрании, президент Ирана Ахмадинежад творчески развил слова лидера исламской революции и основателя Исламской Республики Иран имама Хомейни о неправомерности существования государства Израиль.

Говоря о нынешней ситуации, Ахмадинежад пообещал, что "новая волна борьбы палестинского народа с сионистским режимом поднимет моральный дух всех последователей ислама и в скором времени навсегда сотрет это клеймо позора (Израиль) с исламского мира".

Далее шли рассуждения о стремлении "мировой деспотии" (видимо, США) "навязать мусульманам официальное признание фальшивого израильского режима". Самая скандальная часть выступления Ахмадинежада была подана им как цитата из Хомейни: "Имам Хомейни говорил, что сионистский режим должен быть стерт с лица земли, и с помощью Аллаха в скором времени мир будет жить без США и Израиля".

Этот фрагмент о "необходимости стереть сионистский режим с лица земли" был процитирован всеми мировыми СМИ, воспринявшими его как призыв к прямой агрессии. Последующие разъяснения посольства Ирана в Париже, попытавшегося представить дело так, будто речь шла о "человеконенавистнической идеологии сионизма", а не о государстве Израиль, равно как и комментарии иранских СМИ, сообщивших, что президент Ирана "выразил свою личную точку зрения" и что речь шла о том, что "новая волна конфронтации в Палестине… приведёт к исчезновению Израиля", не произвели никакого впечатления на комментаторов и политиков, возмущенных антисемитскими высказываниями главы иранского государства.

Вице-премьер Израиля Шимон Перес сразу же предложил исключить Иран из ООН и указал на связь между агрессивными заявлениями Ахмадинежада и стремлением иранского руководства получить доступ к ядерному оружию. Аналогичным образом отреагировал Вашингтон, расценивший слова иранского президента как "подтверждение агрессивных устремлений иранского режима", а в Лондоне отметили связь между словесной провокацией Ахмадинежада и терактом в израильском городе Хадера.

Мировые СМИ сравнили президента Ахмадинежада с Саддамом Хусейном, Гитлером и Геббельсом. Молчание пока хранят только официальные лица арабских стран, равным образом нежелающие раздражать и собственное население, и своих западных партнеров. Известную роль здесь сыграл и обстрел израильскими ракетами сектора Газа, заставивший президента Египта призвать Израиль к более сдержанной политике в отношении Палестины и продолжению диалога с главой Палестинской автономии Махмудом Аббасом, стремящимся положить конец конфронтации.

Что касается России, то ее МИД призвал руководство Ирана "воздержаться от пропагандистской риторики" и "проявить политическую дальновидность и прагматизм" с тем, чтобы избежать обострения обстановки в и без того взрывоопасном регионе и не усложнять ситуацию, сложившуюся вокруг иранской ядерной программы. А министр иностранных дел России Сергей Лавров отметил, что заявления иранского президента усилили позиции тех, кто настаивает на передаче ядерного досье Ирана в Совет Безопасности ООН.

Одновременно Лавров выступил против попыток увязать решение серьезного вопроса о ядерных программах Ирана с некорректными заявлениями недавно избранного президента этой страны. По его словам, Москва не намерена менять свою позицию по этому вопросу и будет и дальше "настаивать на продолжении диалога с опорой на профессиональный ресурс МАГАТЭ", то есть на решении всех проблем в рабочем порядке без передачи ядерного досье Ирана в СБ ООН.

Тем временем некоторые российские эксперты уже отметили, что скандал, спровоцированный некорректными заявлениями Ахмадинежада, поставил Россию перед весьма неприятным выбором между сокращением участия в ядерных программах Ирана и конфликтом с мировым сообществом. При этом получается, что в обоих случаях Россия рискует потерять не только партнеров, но и нанести существенный ущерб своему имиджу.

Между тем, посмотрев на происходящее с точки зрения внутренней ситуации в Иране, трудно отделаться от ощущения, что алармистские заявления президента Ахмадинежада объясняются либо внутренней борьбой за передел власти, либо сознательной игрой на обострение. В первом случае Ахмадинежад выступает как политик, готовый в одночасье поломать всю игру вокруг ядерных программ и разрушить схему сотрудничества с МАГАТЭ ради того, чтобы на волне антиизраильских и антиамериканских настроений занять достойное место на политической сцене Ирана рядом с религиозным руководством страны.

Здесь стоит напомнить, что прежний президент Мохаммад Хатами считался как бы демократом и реформатором, однако это практически не повлияло на позиции США в отношении Ирана. Более того, именно война в Ираке и последующее давление Вашингтона на Иран спровоцировали усиление позиций исламских консерваторов внутри страны, отстранение от участия в прошлогодних парламентских выборах местных реформаторов и триумфальное (61,9% голосов) избрание президентом страны Ахмадинежада, активного участника исламской революции 1979 года и войны с Ираком, одного из командиров Корпуса стражей исламской революции, в состав которого входила военизированная организация "Аль Кудс", выполнявшая задачи по устранению противников Ирана за границей.

Одновременно стоит напомнить, что последние высказывания Ахмадинежада очень хорошо согласуются с обнародованной им еще в августе этого года "Программой внешней и внутренней политики", где было прямо сказано о намерении "навечно исключить" любых контакты с Израилем, "захватившим Аль-Кудс" (Иерусалим), и "заморозить" отношения с "американским политическим режимом" до тех пор, "пока США не научатся уважать величие и интересы иранского народа".

Кроме того в Программе говорилось о важности искоренения "губительного влияния главного шайтана" в сфере культуры и быта народа Ирана и необходимости ограничить влияние Вашингтона в мировой политике. Так что, по большому счету, в своем выступлении на конференции "Мир без сионизма" Ахмадинежад не сказал ничего принципиально нового, а только развил - в рамках заявленной темы и с прицелом на внутреннее потребление - основные тезисы своей Программы.

В Иране, прожившем последние полтора года в ожидании не то "оранжевой революции", не то открытой агрессии, откровения Ахмади-Нежада прошли "на ура". А в контексте мировой политики весь этот сюжет произвел эффект встречного взрыва, отчасти напоминающего агрессивное поведение руководства Северной Кореи, чьи невнятные угрозы "пальнуть" в сторону США или Японии ракетой с ядерной боеголовкой в известной степени способствовали смягчению риторики Вашингтона.

Правда, в данном случае США вроде бы заняли наступательную позицию, использовав заявления Ахмадинежада для педалирования вопроса о передаче ядерного досье Ирана на рассмотрение СБ ООН, то есть пошли по пути повторения иракского сценария - сначала санкции, потом возможная зачистка. Однако уже через неделю, когда "пар будет выпущен", все может вернуться на круги своя, тем более что у Вашингтона хватает других проблем: непрекращающиеся теракты в Ираке, бесконечные тайфуны и проч.

А что касается "постыдного партнерства" России с антисемитским режимом Ирана, то об этом тоже скоро забудут, точно так же как забыли об аналогичном скандале вокруг саммита Организации исламской конференции в Малайзии, на котором премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад произнес - причем в присутствии российского президента - свою антисемитскую речь.

Это было два года назад, через пять месяцев после объявления о завершении военной фазы операции в Ираке, и тогда многие комментаторы и СМИ упрекали Владимира Путина за "молчаливое согласие" с антисемитскими высказываниями премьера Малайзии, за "неоправданную" переориентацию России на расширение сотрудничества со странами Азии и готовность рискнуть неформальными отношениями с Вашингтоном.

Время показало, что большая политика - это не казаки-разбойники, где одни убегают, другие догоняют, а гораздо более сложная игра, в которой задействовано очень много разноплановых факторов. И в этом смысле некорректные заявления президента Ирана являются всего лишь поводом, а не причиной возможного обострения ситуации вокруг иранских ядерных программ и попыток нивелировать позитивные результаты московского совещания ШОС.

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Победа на президентских выборах в Бразилии крайне правого политика Жаира Болсонару вызвала резко негативную реакцию ведущих мировых СМИ. Избранного президента страны (он должен приступить к своим обязанностям 1 января 2019 года) иногда называют «бразильским Трампом», но тот по сравнению с Болсонару выглядит умеренным политиком. Болсонару имеет репутацию жесткого противника либерализма, социал-демократии, коммунизма, а также христианского фундаменталиста (он католик, но политически близок к бразильским протестантам-евангелистам) и гомофоба.

Владимир Путин и Синдзо Абэ на встрече в Сингапуре 14 ноября договорились ускорить переговорный процесс на основе Советско-японской совместной декларации 1956 года, предполагающей возможность передачи Токио после заключения мирного договора острова Шикотан и группы островов Хабомаи. На встрече Абэ выразил надежду, что Россия и Япония решат территориальный спор и заключат мирный договор. А Путин подтвердил, что переговоры об островах начались именно на основе декларации 1956 года.

Предсказывать исход и даже интригу президентских выборов в США, когда до них еще более двух лет, ни один уважающий себя эксперт не решится. Но о некоторых параметрах президентской гонки 2020 года можно рассуждать уже сейчас. Смысл этой статьи – показать, за чем и за кем следить, потому что американская политика, как внутренняя, так и внешняя, во все большей степени будет определяться «прицелом» на эти выборы.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net