Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

06.06.2013 | Николай Пахомов

Нероссийская проблема

Пока российские (да и не только российские) наблюдатели разной степени экспертности, разбираясь в турецких событиях, пытаются определить, какая из противоборствующих сторон «наша», а какая не очень, можно сказать, что официальная российская позиция по поводу нынешних протестов против Эрдогана наглядно демонстрируют зрелость отечественной внешней политики.

Прежде всего, ясно, что события в Турции дали богатую пищу для размышлений в Вашингтоне. Основная тема этих размышлений – возможности США по влиянию на внутреннюю политику других государств. За последние годы исписаны сотни тысяч, а, скорее всего, и миллионы страниц о том, как в современном мире возросли возможности протестующих в борьбе с настоящим или мнимым авторитаризмом разных видов. При этом в большинстве написанного тенденция эта представлена как выгодная для США – мол, такие протесты обязательно демократические, а значит, дружественные США.

События «арабской (а теперь, по всей видимости, и турецкой) весны» всё более убеждают в ошибочности этого тезиса – протестовать массы могут по разным поводам и с разными результатами. Итоги этих протестов определяются внутренней расстановкой сил и динамикой взаимодействия этих сил, вмешиваться в эту динамику извне (даже Соединённым Штатам) лучше не стоит, иначе можно навредить себе. Окончательно сомневающихся в верности такого подхода убеждают события в Турции: речь там, вроде, идёт о демократии и авторитаризме, однако при всём желании Вашингтон не сумеет выбрать сторону, к которой примкнуть, следовательно, лучше держаться подальше.

Именно такой подход, как минимум, последние десять лет предлагает Россия. В том числе и Соединённым Штатам, постоянно напоминая, что современный мир настолько сложен, что даже самым сильным державам нужно действовать очень осторожно, уметь договариваться и придерживаться правил. И уже тем более, не стоит лезть во внутреннюю политику, претендуя на знание абсолютных истин.

Что же ещё следует для российской внешней политики из турецких протестов? Можно долго спорить, чем полезно для России было царствование Александра Третьего, однако нельзя не признать точности известного изречения императора про российских союзников. Прошло более ста лет, но мало что изменилось. Правда, несколько снизилось значение военной силы (армия и флот в формулировке Александра Третьего), однако принцип тот же – на союзников России полагаться не приходится. Как, впрочем, и любым другим странам. Для примера вспомним, каким «надёжным» американским союзником является Пакистан. Да что Пакистан – даже Канада подумывает о начале масштабного энергетического сотрудничества с Китаем.

Пока в России спорят, является ли Эрдоган российским союзником, хочется надеяться, что на Смоленской площади и в Кремле имеется ясное понимание того, что отношения с любыми странами, тем более, такими важными для российской внешней политики, как Турция, нужно строить таким образом, чтобы любой руководитель этих стран понимал необходимость сотрудничества с Россией.

Определённые положительные тенденции в этом направлении уже есть. Известно, какой неоднозначной была реакция в России на решение не мешать проведению операции против Каддафи. Да и среди ливийских мятежников не все выражали тёплые чувства к России, грозя после прихода к власти лишить выгодных контрактов в стране компании из России и Китая, тоже казавшегося большим другом Каддафи. Однако разумные лидеры ливийской оппозиции всегда выражали осторожность, заявляя, что, возможно, некоторые контракты и будут пересмотрены, однако вообще-то международные соглашения лучше уважать. Прошло совсем немного времени после утверждения новых ливийских властей, и выяснилось, что сотрудничество с Россией возобновляется, то есть, причины для этого сотрудничества вполне объективные.

Нечто похожее можно наблюдать и в Ираке. При всех заявлениях новых властей страны, сделанных вскоре после свержения Хусейна, что сотрудничество с Россией, дружественной свергнутому правителю, не представляется удачной идеей, российские нефтяники в страну вернулись. А при всех заявлениях в союзнических отношениях с Соединёнными Штатами, потерявших тысячи жизни и триллионы долларов при «освобождении» Ирака, большинство иракской нефти сегодня направляется в Китай, что вызывает в США в некоторых кругах прямо-таки панические настроения.

Ясно, что успешный российский опыт рационализации союзных связей необходимо максимально распространить и на отношения с Турцией. Конечно, пока преждевременно говорить, чем могут закончиться нынешние протесты, удержит ли Эрдоган власть, кто его сменит и т.д. Однако нельзя не отметить сбалансированную и сдержанную официальную позицию России, не спешащей поддержать одну из сторон. Да и признаться, нет у России стратегической необходимости кого-то поддерживать.

Сейчас нужно определяться другим. США, для которых Турция является центром различных стратегических и тактических раскладов на Ближнем Востоке. Европейскому Союзу, когда-то, словно в шутку, обещавшему принять Турцию, а сегодня всё ещё рассчитывающему, что каким-то чудом с помощью Турции можно снизить энергетическую зависимость от России. Арабским государствам, надеявшимся заручиться поддержкой Турции в сдерживании Ирана. Израилю, рассчитывающему укрепить свою безопасность благодаря нормализации отношений с Анкарой.

Всем этим государствам Турция во многих смыслах нужнее, чем они Турции. Новые турецкие руководители (конечно, если они поменяются в результате протестов) могут задуматься над пересмотром отношений с этими государствами. Для России же торопятся некуда и не зачем. Какие бы изменения ни произошли в Анкаре, Турция останется привлекательным объектом для российских инвестиций. Как и Россия для турецких. «Голубой поток» останется на месте. Многомиллионная армия российских туристов тоже никуда не денется. И список этот можно продолжать. То есть, «обижаться» на Россию Турции не выгодно в любом случае.

Таким образом, есть все основания утверждать, что нынешние протесты в Турции не являются для России внешнеполитической проблемой. Таких проблем у Москвы и без того хватает в других местах, радует, что в процессе их решения постепенно появляется позитивный опыт, способный пригодиться и на турецком направлении в независимости от того, кто будет в Турции у власти.

Николай Пахомов – политический обозреватель, публицист

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net