Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

16 декабря прошли повторные выборы губернатора Приморского края. Результаты прошедших в сентябре двух туров выборов губернатора Приморья краевой избирком признал недействительными из-за многочисленных нарушений. В итоговый список кандидатов на пост главы региона вошло четыре человека: Андрей Андрейченко (ЛДПР), врио губернатора Олег Кожемяко (самовыдвиженец), Алексей Тимченко («Партия Роста») и Роза Чемерис («За женщин России»). По результатам выборов новым губернатором Приморья стал Кожемяко с 61% голосов. Андрейченко получил 26%, остальные кандидаты в сумме набрали 9%.

Бизнес, несмотря ни на что

1 января секретарь Ассоциации иранских авиалиний Максуд Самани рассказал иранскому агентству Ilma о возникших проблемах с поставкой гражданских самолетов Sukhoi SuperJet 100: поставка в Иран гражданских самолетов пока невозможна из-за отсутствия разрешения со стороны Управления по контролю за иностранными активами Министерства финансов США (OFAC). Сделка требует одобрения американских властей, поскольку более 10% деталей российского лайнера производятся в США.

Интервью

Веерный характер присоединения европейских стран к высылке российских дипломатов после отравления Скрипалей в Солсбери практически оставил Москву одну на европейском континенте. О том, как позиция Италии может измениться по результатам тяжелых коалиционных переговоров, которые сейчас ведут победившие на парламентских выборах 4 марта правые и левые силы, в интервью «Политком.RU» рассказывает сопредседатель ассоциации «Венето-Россия» и научный сотрудник Института высшей школы геополитики и смежных наук (Милан) Элизео Бертолази.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Комментарии

15.11.2005 | Наталья Серова

ДРУЖИТЬ С КАРИМОВЫМ ИЛИ С УЗБЕКИСТАНОМ?

"Большой" Договор о союзнических отношениях между Россией и Узбекистаном, подписанный президентами двух стран 14 ноября, стал естественным продолжением июньского соглашения о стратегическом партнерстве. В новом Договоре речь, как водится, идет о развитии торгово-экономического сотрудничества, о создании благоприятных условий для поддержания и развития прямых контактов между людьми, а также о консультациях, которые стороны намерены проводить по всем вопросам, представляющим взаимный интерес.

Но главной сенсацией кремлевской встречи Владимира Путина и Ислама Каримова стала та часть Договора, которая касается военной сферы, речь идет о соглашении о совместном отражении агрессии, о возможности использовать военные объекты, находящиеся на территории государства-партнера, и о взаимодействии в сфере модернизации и реформирования вооруженных сил.

Кроме того, Договор предусматривает координацию и объединение усилий в борьбе с международным терроризмом, а также с распространением оружия массового уничтожения (ОМУ) и с незаконным оборотом наркотиков. В общем, сотрудничество выглядит чуть ли не всеобъемлющим. Однако сегодня достаточно трудно спрогнозировать, чем оно обернется на деле.

Если обратиться к истории вопроса, придется признать, что Ислам Каримов в течение долгого времени делал ставку не на взаимодействие с Россией, а на клиентские отношения с США. Хотя, справедливости ради, необходимо признать, что происходило это, главным образом, в 90-е годы, на фоне практически полного отсутствия сколько-нибудь внятной политики России в Центральной Азии

Между тем обстановка в Узбекистане не отличалась стабильностью, и президент Каримов привык за годы своего долгого правления жестко подавлять любые антивластные выступления. А закончилось все это тем, что после серии терактов в Ташкенте в феврале 1999 года - на которые в раздираемой внутренними противоречиями Москве практически не обратили внимания - Узбекистан стал одним из инициаторов создания ГУУАМ и вышел из Договора о коллективной безопасности.

Стоит ли удивляться, что в 2001 году, когда вскоре после событий 11 сентября Россия дала понять, что негативно относится к попыткам создания на постсоветском пространстве союзов, альтернативных СНГ, в Ташкенте этого не услышали. Каримов как раз в это время ждал инвестиций из США и вел переговоры о создании американской военной базы в Ханабаде.

Но до конца понравиться своим западным партнерам Каримову так и не удалось. Западные СМИ продолжали клеймить его режим как тоталитарный и антинародный. Европейские союзники США по операции в Афганистане указывали Вашингтону на то, что "американское присутствие в Узбекистане укрепляло авторитарный режим Каримова".

Одновременно росло недовольство Каримовым и в США. Демократическая пресса выражала обеспокоенность в связи с тем, что дружба Вашингтона с проводящим "антиисламскую" политику Каримовым дискредитирует США в глазах мусульман. Особую пикантность этим заявлениям придает тот факт, что делались они на фоне военных действий США в Афганистане.

По мнению некоторых наблюдателей, весь этот газетный шум свидетельствовал о принципиальной готовности Вашингтона "сдать" Каримова, то есть помочь исламской оппозиции и избавиться от одиозного союзника. И все это как бы исключительно ради поддержания хороших отношений с мусульманскими странами. Тем не менее, Каримову - в значительной степени за счет его готовности "выкорчевывать" любые ростки оппозиции - все же удавалось балансировать на вершине пирамиды власти. Однако после очередных терактов в Ташкенте в июле 2004 года и серии "оранжевых" переворотов в Грузии, Украине и Киргизии революционная волна, причем ярко зеленого цвета, дошла и до Узбекистана.

И в этом смысле есть все основания утверждать, что именно события в Андижане стали решающим аргументом для переориентации Каримова на союз с Москвой. Моментальное изгнание президента Киргизии и реакция Запада на мятеж в Андижане не оставили сомнений в намерениях США. Однако в отличие от Акаева Каримов показал, что не уйдет без боя. И хотя в целом ситуация в Узбекистане была к тому времени не лучше, чем в Киргизии, никакой революции не случилось. Более того, на фоне осуждения Западом чрезмерной жестокости при подавлении мятежа в Андижане президент Узбекистана заявил о выходе из ГУУАМ, присоединился к ЕврАзЭС и потребовал вывода американских баз.

Затем, во время осеннего визита в Ташкент министра иностранных дел России Сергея Лаврова, Узбекистан продемонстрировал готовность вступить практически во все организации, созданные в рамках СНГ по инициативе России, то есть полностью переориентировался на Москву. В ответ в конгресс США был внесен проект резолюции о возбуждении дела против президента Узбекистана Ислама Каримова в Международном уголовном суде, а Евросоюз принял решение сократить экономическую помощь Узбекистану, наложить эмбарго на продажу оружия и запретить выдачу виз в ЕС официальным лицам, подозреваемым в причастности к "резне в Андижане".

В общем, как говорится, ставки сделаны. Атакуемый западными демократами, американскими спецслужбами и исламскими радикалами режим Каримова находится теперь под "российским зонтиком", который уже сегодня как бы защищает его от угрозы "неожиданного переворота". Что касается среднесрочной перспективы, то тут речь - хотя и очень неуверенно - идет о восстановлении экономики, иными словами, о ликвидации предпосылок для народного бунта. Впрочем, экономический эффект если и возникнет, то не скоро.

В свою очередь, Россию союз с Узбекистаном интересует с точки зрения развития сотрудничества в рамках ЕврАзЭС, ОДКБ, ШОС и проч. Одновременно через территорию Узбекистана проходят такие важные транзиты, как газопровод "Средняя Азия-Центр" из Туркмении и линии электропередач из Таджикистана в Киргизию. Кроме того, в Узбекистане сосредоточены построенные еще во времена Союза гидротехнические сооружения, через которые осуществляется распределение водных ресурсов для Киргизии и южных районов Казахстана.

То есть Москве нужен стратегический союз с Узбекистаном, интересный своими геополитическими перспективами. Но именно поэтому Россия не может позволить себе зацикливаться на фигуре Каримова, который даже при самом благоприятном развитии событий не вечен.

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Победа на президентских выборах в Бразилии крайне правого политика Жаира Болсонару вызвала резко негативную реакцию ведущих мировых СМИ. Избранного президента страны (он должен приступить к своим обязанностям 1 января 2019 года) иногда называют «бразильским Трампом», но тот по сравнению с Болсонару выглядит умеренным политиком. Болсонару имеет репутацию жесткого противника либерализма, социал-демократии, коммунизма, а также христианского фундаменталиста (он католик, но политически близок к бразильским протестантам-евангелистам) и гомофоба.

Владимир Путин и Синдзо Абэ на встрече в Сингапуре 14 ноября договорились ускорить переговорный процесс на основе Советско-японской совместной декларации 1956 года, предполагающей возможность передачи Токио после заключения мирного договора острова Шикотан и группы островов Хабомаи. На встрече Абэ выразил надежду, что Россия и Япония решат территориальный спор и заключат мирный договор. А Путин подтвердил, что переговоры об островах начались именно на основе декларации 1956 года.

Предсказывать исход и даже интригу президентских выборов в США, когда до них еще более двух лет, ни один уважающий себя эксперт не решится. Но о некоторых параметрах президентской гонки 2020 года можно рассуждать уже сейчас. Смысл этой статьи – показать, за чем и за кем следить, потому что американская политика, как внутренняя, так и внешняя, во все большей степени будет определяться «прицелом» на эти выборы.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net