Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

27 июля в Москве прошел не согласованный с властями митинг, поводом для которого стали массовые отказы в регистрации на выборы в Мосгордуму кандидатам от оппозиции. Это уже третья акция протеста за июль: первые две прошли 14 и 20 июля. Еще один митинг запланирован оппозицией на 3 августа в преддверье апелляций в Центральной избирательной комиссии.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Российский мир

12.08.2013 | Алексей Макаркин

Сулейман Керимов: «Анжи» и «Беларуськалий»

Имя российского миллиардера Сулеймана Керимова в последние недели связано с двумя громкими сюжетами в разных сферах. В конце июля контролируемый им «Уралкалий» отказался от экспорта продукции через совместного с Беларусью трейдера «Белорусская калийная компания». А в августе было объявлено о резком сокращении финансирования принадлежащего ему футбольного клуба «Анжи».

Белорусский гамбит

ЗАО «Белорусская калийная компания» (БКК), принадлежащее на паритетной основе российским и белорусским структурам (50% акций у «Уралкалия», 45% - у «Беларуськалия» и 5% у Белорусской железной дороги) и занимающееся продажей удобрений на зарубежные рынки, было создано еще в 2005 году. Тогда владельцем «Уралкалия» был Дмитрий Рыболовлев, который убедил Лукашенко в выгодности такого партнерства. Притом, что в этот период российская компания не была ориентирована на экспансию в Белоруссию, что вполне устраивало белорусского президента, который известен своим негативным отношением к приходу в его страну влиятельных и неконтролируемых им российских бизнесменов.

Экспортные квоты согласовывались сторонами в соответствие с производственными мощностями. Вначале преимущество было у белорусов (60% к 40%), но после объединения «Уралкалия» с «Сильвинитом» в 2011 году квоты стали меняться в пользу россиян. В 2013 году за белорусской стороной закреплялась квота в размере 48,3% продаж через БКК, а в 2015 году – 50%. Продукция «Беларуськалия» поставляется в Европу, Восточную Азию, страны Средиземноморья, Южную Африку, Индию, Китай, Южную и Северную Америку - всего в более чем 50 стран. Всего БКК обеспечивала 43% мирового рынка калийных удобрений.

Однако в 2010 году Рыболовлев продал контрольный пакет «Уралкалия» группе инвесторов во главе с Сулейманом Керимовым, который начал активную экспансию. Именно при нем был куплен «Сильвинит», и в прессе появилась информация о планах покупки «Беларуськалия». Представляется, что БКК на этом этапе была нужна российской стороне не только как трейдер, обеспечивающий проведение согласованной ценовой политики, но и в качестве «плацдарма» на пути к приобретению «Беларуськалия». При этом прямо отказать Сулейману Керимову, известному хорошими отношениями с властями России, белорусским властям было невозможно – поэтому Лукашенко избрал другую тактику, использовавшуюся им и ранее.В июне 2011 году, когда распространилась информация о планах Керимова по покупке компании, Лукашенко оценил «Беларуськалий» в 30 млрд долларов – сумму, явно неприемлемую для любого потенциального инвестора. Более того, белорусский президент особо отметил, что со временем эта сумма будет индексироваться с учетом инфляции. И, наконец, Лукашенко не скрывал, что речь идет о завышенной сумме. «За 30 миллиардов мы можем построить три предприятия, по новейшим технологиям как «Беларуськалий». И еще деньги останутся для народа», - заявил он, используя обычную для него популистскую риторику. Таким образом, планы приобретения «Беларуськалия» стали терять для Керимова актуальность.

При этом еще весной прошлого года стало известно, что белорусская сторона начала планировать реорганизацию БКК в новую компанию – «Союзкалий» - зарегистрированную в Швейцарии и, следовательно, выглядящую более респектабельной в условиях усиления изоляции властей Белоруссии на Западе. «Белорусские предприятия не пользуются большим уважением в США и ЕС. Из-за авторитарного характера властей, которые имеют привычку арестовывать активистов оппозиции, против ведущих сторонников режима и некоторых должностных лиц введены экономические и визовые санкции. Поэтому понятно стремление «Беларуськалия», одной из крупнейших компаний страны, которая является производителем калийных удобрений, и ее российского партнера «Уралкалия» экспортировать практически всю их продукцию через новое совместное предприятие «Союзкалий», которое будет зарегистрировано в Швейцарии», - писала Financial Times. Предполагается, что новая компания заработает с апреля следующего года.

Однако планы по созданию «Союзкалия» (по крайней мере, в совместном формате) могут быть не реализованы из-за растущих разногласий сторон. В нынешнем году гендиректор «Беларуськалия» Валерий Кириенко заявил, что в настоящее время «Уралкалий» в нарушение договоров поставляет через товаропроводящую сеть БКК лишь около 20% хлористого калия, а остальные 80% реализует через товаропроводящую сеть собственного трейдера – «Уралкалий Трейдинг СА». В свою очередь, «Уралкалий» также обвинил белорусскую сторону в сепаратных отгрузках сырья, «в результате которых были разрушены основы нашего многолетнего плодотворного сотрудничества». Российская сторона обращает внимание на изданный в прошлом декабре указ Лукашенко об отмене исключительного права БКК на экспортные поставки белорусского калия, который, по ее мнению, и стал основанием для подобных действий. На это белорусы возражают, что объемы сепаратных поставок с их стороны были крайне незначительными (1,7% общего объема за первые 5 месяцев 2013 года).

В конце мая Лукашенко создал комиссию по оценке перспектив совместного с Россией экспорта калийных удобрений. Курировать работу комиссии поручено главе КГБ Валерию Вакульчику и старшему сыну президента Виктору Лукашенко - помощнику президента по национальной безопасности. Вакульчик, ранее руководивший Оперативно-аналитическим центром при президенте (эта структура считается наиболее закрытой белорусской спецслужбой, близкой к сыну президента), был назначен на свой нынешний пост в прошлом году – неудивительно, что его считают протеже Виктора Лукашенко. Таким образом, белорусский президент фактически назначил «властных» кураторов взаимоотношений между Керимовым и «Белоруськалия» из числа близких к себе людей, принадлежащих к силовому блоку.

Более того, Лукашенко высказал публичные претензии к Керимову: «Усиливает проблемы то, что с другой стороны у нас частные компании. Частник умеет считать деньги, он держится за каждый цент реализованной продукции, и более того, частник способен на некоторые другие вещи, которые у нас называются не совсем добросовестной конкуренцией, махинациями и так далее». Недовольство белорусов вызывала ценовая политика БКК, которая в нынешнем году сократила продажи, стремясь удержать на высоком уровне цены на удобрения. При этом другой крупнейший игрок на калийном рынке, североамериканский Canpotex, напротив, наращивает продажи, хотя ранее согласовывал свои действия с БКК. Аналитики связывают потрясения на рынке с предстоящим приходом на него новых игроков из Великобритании, Германии и России (в последней таковыми становятся «Еврохим» и «Акрон»), независимых как от БКК, так и от Canpotex. В этих условиях каждый игрок начинает действовать на свой страх и риск, что и усиливает конфликтность между ними.

По мнению белорусского аналитика Александра Класковского, которого цитировала ВВС, белорусский президент рассчитывал также сыграть на противоречиях между группами бизнесменов, сформировавшимися вокруг российского президента и российского премьера. «Владелец «Уралкалия» Керимов принадлежит к «группировке» Медведева. Лукашенко демонстрирует, что с этой группировкой у него разбираются под контролем старшего сына и КГБ. И этим тоже он хочет оттянуть неприятную перспективу возможного расставания с активами «Беларуськалия», - полагает Класковский. Впрочем, попытки белорусского президента использовать внутрироссийские элитные противоречия вряд ли могут быть успешными – можно вспомнить аналогичные маневры Виктора Януковича, только ухудшили его отношения с российскими лидерами.

Но привлечение близких к президенту «силовиков» к калийной сфере могло способствовать решению Керимова выйти из совместного трейдингового бизнеса. Единственным каналом экспортного сбыта продукции предприятия стал «Уралкалий-Трейдинг». «Уралкалий» в своем заявлении отмечал, что «сотрудничество с белорусскими партнерами в рамках БКК зашло в тупик». Кроме того, «Уралкалий» меняет ценовую стратегию, ориентируясь на увеличение производства и продаж хлористого калия, наращивая сбыт в первую очередь в Китай, Индию и Бразилию. Это приведет к падению цен, что должно сделать менее привлекательными инвестиции в отрасль со стороны конкурентов. При этом гендиректор «Уралкалкалия» Владислав Баумгертнер не исключил возможности сотрудничества с белорусами в рамках «Союзкалия», но отметил, что переговоры по этому вопросу еще не начинались, а когда начнутся, то будут носить длительный характер.

Понятно, что такая игра вызывает неприятие со стороны Лукашенко, который заинтересован как в максимальном наполнении государственного бюджета, так и в сохранении своего контроля над «Уралкалием». Неудивительно, что белорусская сторона обвинила российскую в обрушении рынка калийных удобрений. Такое обрушение не могло не сказаться и на позициях Керимова – в день объявления о расторжении партнерства с белорусами его 17,2%-ная доля в «Уралкалии» подешевела сразу на 545 млн долларов.

Взлет и падение «Анжи»

«Калийные» проблемы Керимова являются одной из популярных версий резкого сокращения финансирования им клуба «Анжи». Керимов стал его владельцем в начале 2011 года – за год до этого клуб вернулся в премьер-лигу после многих лет пребывания в первом дивизионе. Характерно, что приход Керимова в «Анжи» произошел с непосредственной санкции тогдашнего лидера республики Магомедсалама Магомедова (при его предшественнике Муху Алиеве Керимова не подпустили к клубу, являющемуся в республике не только спортивным, но и политическим ресурсом).

Став владельцем клуба, Керимов начал активно финансировать реконструкцию стадиона в Махачкале и приобретать для малоизвестной в мире команды дорогостоящих игроков международного уровня с тем, чтобы сделать «Анжи» одним из ведущих клубов не только России, но и Европы. «Рекордом» дагестанского клуба стало приобретение у «Интера» за 20 млн евро форварда сборной Камеруна Самюэля Это'О, который, по некоторым данным, заключил трехлетний контракт с зарплатой 21 млн в год. До последнего времени тренером «Анжи» был знаменитый Гус Хиддинк. Вложения Керимова в «Анжи» составляла, по данным прессы, 180 млн долларов в год, что уступало в премьер-лиге лишь финансированию питерского «Зенита», спонсором которого является «Газпром».

В результате в 2012 году «Анжи» занял пятое место в премьер-лиге и вышел в Лигу Европы (в которой, впрочем, дошел лишь до 1/8 финала). В нынешнем году «Анжи» оказался уже на третьем месте и вышел в финал Кубка России. Однако команда оказалась в крайне неблагоприятной информационной ситуации – конкуренты негативно относились к финансовой политике Керимова (которая повышала материальные амбиции у их игроков), а у националистически настроенной части болельщиков обострились отношения с фанатами кавказских команд («Анжи», грозненского «Терека» и, в меньшей степени, нальчикского «Спартака» и владикавказской «Алании»), что в итоге вылилось в неофициальный бойкот фан-клубов ряда других команд гостевых матчей в кавказских республиках. Так на финал кубка России между ЦСКА и Анжи, проводимый в Грозном, приехали лишь несколько сотен болельщиков московской команды. Но это не мешало Керимову продолжать инвестировать в клуб – последние покупки футболистов были сделаны нынешним летом. Более того, 1 июня нынешнего года состоялось открытие реконструированного стадиона «Анжи-Арена». Также начала действовать футбольная академия «Анжи».

Но нынешний сезон «Анжи» начал крайне неуверенно – после двух первых матчей, закончившихся ничьей и поражением, команду покинул Хиддинк. Два следующих матча завершились аналогичным результатом, и после этого было объявлено об изменении стратегии собственника клуба. 7 августа председатель совета директоров «Анжи» Константин Ремчуков написал в своем микроблоге в Twitter, что «многие дорогие игроки уйдут, бюджет будет на уровне 50–70 млн долларов в год». Впрочем, и такое финансирование, хотя и не позволяет решать сверхзадачи, но соответствует уровню «середняков» премьер-лиги. Первоначальная версия случившегося, озвученная несколько позднее Ремчуковым, выглядела крайне экзотичной: «Врачи сказали, что негативные футбольные эмоции несовместимы с жизнью. В буквальном смысле. Понятно, что в основе переживаний владельца «Анжи» – отсутствие прогресса в игре команды». Однако позднее пугающая версия об ухудшении состояния здоровья бизнесмена была официально опровергнута. Зато появились другие – в том числе связанная с проблемами «Уралкалия».

Впрочем, если турбулентность на калийном рынке и повлияла на решение Керимова, то, скорее всего, на скорость его принятия и масштабы урезания бюджета. Похоже, что сокращение «футбольного присутствия» Керимова в Дагестане связано, прежде всего, с двумя факторами. Первый – рост внутренних противоречий в команде, управляемость которой быстро утрачивалась. Нынешним летом разразился конфликт между россиянами и легионерами, неформальными лидерами обеих группировок стали только что приобретенный «Анжи» капитан сборной России Игорь Денисов и Самюэль Это’О. Результатом стало объявление о разрыве контракта с Денисовым. Похоже, что агрессивная покупка игроков проводилась без учета их психологической совместимости друг с другом. При этом футболисты обращались со своими жалобами к собственнику (несмотря на то, что проблемами функционирования команды непосредственно занимался член ее совета директоров Герман Ткаченко, в прошлом президент клуба «Крылья Советов» и соратник Олега Дерипаски), что явно ему надоедало.

Вторым – и, наверное, еще более существенным – фактором стало изменение политической ситуации в Дагестане. В нынешнем январе Магомедсалама Магомедова сменил Рамазан Абдулатипов, который публично неоднократно выражал одобрение деятельности Керимова на футбольном поприще. Так, в апреле он в перерыве одного из матчей «Анжи» вручил Керимову орден «За заслуги перед Республикой Дагестан». А после объявления о секвестре бюджета «Анжи» Абдулатипов заявил, что Керимову удалось реализовать великий социально-культурный проект. Сегодня «Анжи» для Дагестана – это особый менталитет, это культура, может быть, особая». В неприятностях клуба он обвинил игроков: «Считаю, что огромную душу и огромные средства, которые вложил Керимов, к сожалению, не всегда верно воспринимали игроки, за которых были заплачены огромные деньги. Особенно это касается легионеров».

Однако с приходом Абдулатипова на пост лидера Дагестана интересы Керимова в республике оказались под ударом. Ему не удается установить контроль над Махачкалинским морским торговым портом – по данным СМИ, новое руководство республики больше симпатизирует другим претендентам, братьям Магомедовым из группы компаний «Сумма». Кроме того, неоднократно переносился аукцион по продаже махачкалинского аэропорта, одним из вероятных покупателей которого считалась компания Керимова. Строительство мини-города «Анжи-Сити» между Махачкалой и Каспийском застопорилось из-за нерешенного вопроса с выделением земельных участков. Показательно, что Абдулатипов не выражает никакого разочарования в связи с урезанием расходов керимовского клуба. По его словам, «Анжи» останется «Анжи», но если там будет больше отечественных, дагестанских игроков, этот проект станет еще лучше. Дагестанцы, может быть, не всегда играют на мировом уровне, но отдать все силы и свою душу они будут готовы в каждом матче. А нам нужна вот такая команда».

В то же время и федеральный центр не проявил большого интереса к судьбе «Анжи». В отличие от другой кавказской команды, «Терека», этот клуб не является предметом интереса для путинского Кремля. Если «Терек» является органичной частью системы интересов Рамзана Кадырова, политическим патроном которого в Москве является Владимир Путин (и президентом «Терека» сейчас является ближайший соратник Кадырова Магомед Даудов, уничтоживший убийцу его отца), то «Анжи» воспринимается как частный проект Керимова. Кроме того, если «Терек» является предметом гордости кадыровской чеченской элиты, то отношение куда более фрагментированного дагестанского истеблишмента к «Анжи» в значительной степени зависит от связей с Керимовым. И, наконец, связь «Анжи» с Дагестаном в настоящее время выглядит не столь прочной, как этого хотели бы местные нотабли и широкие слои болельщиков. УЕФА не разрешило проведение международных матчей под своей эгидой на территории Северного Кавказа – это неактуально для «Терека», не претендующего (по крайней мере, пока) на медали премьер-лиги, но очень неприятно для «Анжи». Даже футбольную базу команды предполагалось построить в «Сколково» (на символически «медведевской» территории), причем работы уже начались – сейчас же, после «секвестра», Керимов предполагает перевести клуб в Дагестан.

Бизнес и политика

Две проблемы Сулеймана Керимова, наглядно проявившиеся в последние недели, демонстрируют хорошо известную особенность российского (и, шире, постсоветского) крупного бизнеса – его высокую степень зависимости от аппаратно-политических процессов. Подъем клуба «Анжи» начался после продвижения на пост главы Дагестана дружественного Керимову кандидата, и оборвался через полгода после его отставки (это стало не единственной, но существенной причиной прекращения проекта «суперклуба»). Отказ от строительства базы в «Сколково» вписывается в общую «кризисную» логику этого проекта в условиях ослабления позиций Дмитрия Медведева и отставки Владислава Суркова. Белорусская «калийная» история также неразрывно связана с политическим фактором, несмотря на ее экономическую составляющую. Стремление президента Лукашенко не только сохранить контроль над «Беларуськалием», но и продвинуть людей из своего «ближнего круга» на роль кураторов калийного экспорта, способствовало эскалации напряженности в бизнес-отношениях между российской и белорусской компаниями. И, как следствие, разрыву партнерства в рамках давно существующей трейдинговой компании.

Впрочем, Сулейман Керимов известен как предприниматель, давно и в полной мере учитывающий политические факторы в своей бизнес-стратегии и умеющий выстраивать отношения с властями. Поэтому велика вероятность, что он – хотя и не без текущих потерь, неприятных как для конкретных проектов, так и для его общего имиджа – адаптируется к новым вызовам как в сфере бизнесе, так и политики.

Алексей Макаркин - первый вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net