Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

13.09.2013 | Антон Евстратов

Хасан Роухани – Гайдар или Аденауэр?

Приход к власти в Иране нового президента Хасана Роухани воспринимается, как на Западе, так и в России, прежде всего, через призму переговоров по иранской ядерной программе, экономических санкций и взаимоотношения ИРИ с США и странами Европы. Ожидается, что господин Роухани способен придать новый импульс пока ни к чему не приведшим переговорам, улучшить отношения своей страны с мировым сообществом. При этом для иранцев основной причиной выбора нового президента стали вовсе не внешнеполитические вопросы, а ожидание перемен внутри страны.

Перемены эти ожидаются, как в общественной жизни, так и в экономике. За время президентства Махмуда Ахмадинежада, ознаменованного отнюдь не только экономическими санкциями, но и, по признанию целого ряда экономистов, не самым рациональным распределением нефтяных доходов, в Иране сложилась тяжелая экономическая ситуация. За 2006-2011 годах в стране каждый год создавалось лишь по 14,2 тысячи новых рабочих мест. Для 80-миллионного населения с большой долей молодежи этого очень мало.

Неудивительно, что к окончанию президентского срока Ахмадинежада незанятыми в ИРИ остаются около 8 миллионов человек. Последние два года Иран находится в стадии экономического спада, инфляция уже достигла 42%, а долг перед Всемирным банком – 700 миллионов долларов.

Заработная плата большинства простых иранцев сейчас не превышает 150-200 долларов, а часто находится на отметке, гораздо ниже указанной. При этом цены только за 2013 год выросли весьма значительно. Подорожало практически все - от экспортировавшихся ранее потребительских товаров до авиаперелетов. Примечательно, что безработицей в Иране затронуты отнюдь не только неквалифицированные работники, функцию которых во многом сейчас выполняют «гастарбайтеры» из соседнего Афганистана, но и выпускники ВУЗов. Среди закончивших высшие учебные заведения мужчин безработными являются 22%. Среди женщин – в 2 раза больше, 42%. Как видим, женщины в ИРИ испытывают ещё большие экономические проблемы, корни которых уходят к социальному неравенству.

Здесь мы выходим на социальное положение в Иране, которое Хасан Роухани также намеревался исправить. Представительницы лучшей половины человечества в ИРИ, по-прежнему, обязаны носить хиджаб, хотя требования к нему за 30 лет существования Исламской Республики были несколько смягчены. Несмотря на то, что положение женщин, религиозных и национальных меньшинств в Иране – не в пример лучше, чем в арабских государствах Персидского залива, и некоторых странах бывшего СССР, проблемы у иранок всё же есть. Сейчас женщины работают в правительстве страны, в различных государственных структурах, органах внутренних дел, однако до сих пор не прописано их право, например, занимать президентский пост или должности судей.

Кроме того, в стране имеется тенденция к тюркскому сепаратизму (выражающаяся неофициально – в интернете, приватных беседах и даже поведении фанатов на футбольных матчах), а также несколько неоднозначная ситуация с курдами.

Может ли исправить социально-экономическую ситуацию в стране новый президент? По его собственному утверждению – да. «Я пришел, чтобы спасти экономику Ирана», - говорил новоиспеченный глава государства. Роухани уже анонсировал программу экономических реформ, рассчитанную на ближайшее время. Ожидается, что уже в течение ближайших месяцев мы можем стать свидетелями ее успеха или неудачи.

Экономические взгляды господина Роухани – весьма либеральны. Он склоняется к поддержке свободной конкуренции и сокращению влияния государства. Кроме того, он видит необходимым условием улучшения экономического положения Ирана снятие санкций. При этом президент имеет поддержку, как народа, которая была продемонстрирована рекордным показателем отданных за него голосов, так и религиозного эстеблишмента. После светского Ахмадинежада Роухани являет собой человека из религиозной среды, связанного с айатоллой Хаменеи и религиозными авторитетами священного города Кум. Кроме того, на его стороне поддержка реформаторов и «либералов» прошлого - Рафсанджани и Хатами и их опыт. Последнее уже использовано Роухани, кабинет министров которого целиком состоит из бывших министров и их заместителей правительств указанных политиков.

Кроме того, новый президент неоднократно высказывался о создании в ИРИ более привлекательного инвестиционного климата, привлечении инвесторов, подъеме туристической отрасли. Известно и его стремление к либерализации социальной сферы – Роухани не раз говорил о неприкосновенности частной жизни людей, его возмущает наличие цензуры в искусстве, культуре и СМИ. Новый президент высказался и о хиджабе. Его взгляды в этом вопросе можно назвать в условиях Ирана реформаторскими – Роухани критиковал строгость слежения полицией соблюдения женщинами религиозных норм в одежде.

Возможность социальных перемен также поддерживается значительной частью иранского общества, однако однозначно «за» здесь выступают отнюдь не только жители крупных городов и местный «креативный класс». Целый ряд религиозных деятелей самого высшего ранга готовы к переменам, более того, настаивает на их необходимости.

Самым ярким из таковых является, вне сомнения, айатолла Саанеи. Этот клирик, один из самых влиятельных в современном шиитском исламе, настаивает правомерности для женщин занимать любые посты – вплоть до постов президента, Рахбара и судьи. Во многом, благодаря его стараниям, в ИРИ были разрешены операции по смене пола по медицинским показаниям, а также аборты по той же причине. Айатолла считает возможным изменение религиозного законодательства в соответствии с требованиями времени. Благодаря иджтихаду (исследованию религиозных вопросов) айатоллы Саанеи, еще в правление Мохаммада Хатами парламент принял закон, разрешающий незамужним иранкам обучаться за рубежом, женщинам было разрешено надевать цветное покрывало. Между тем, авторитет Саанеи, как в среде верующих, так и в клерикальном аппарате – непререкаемым. Он с 25 лет являлся последователем и близким соратником основателя Исламской Республики айатоллы Хомейни. Ранее на него пытался подать в суд президент Ахмадинежад, а Совет высших религиозных ученых – лишить звания великого айатоллы, однако ни у кого из них ничего не получилось.

Возможно, именно Саанеи и близкие к нему люди могут стать во главе либерализации общественных отношений, о которой говорит новый президент.

То, что запланировал Хасан Роухани для своего правления – нелегко. Перемены, подобные намеченным, в одних странах проваливались, но в других – приводили к успеху. К примеру, перестройка Горбачева, с которым сравнивают иногда Роухани, закончилась развалом СССР, а реформы Конрада Аденауэра в ФРГ – созданием новой, цивилизованной и демократической Германии. Успех реформ в Иране однозначно возможен, несмотря на трудности и проблемы, стоящие перед страной. В случае, если его все-таки удастся обеспечить, это может открыть поистине новую эру, как для Ирана, так, учитывая его влияние, и для всех стран Ближневосточного региона.

Антон Евстратов – политический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net