Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Марина Войтенко

Видео

Модернизация

25.10.2013 | Алексей Рощин

Почему в России не будет современных роботизированных производств

В рамках постоянно вспыхивающих дискуссий насчет «засилья мигрантов» народ очень любит мечтать о роботах. Особенно в ответ на редкие трезвые замечания, что, мол, среди коренного населения желающих идти на «грязные работы», типа грузчика на ту же Бирюлевскую овощебазу, не так что бы особо много – кто работать будет?

Вот тут и начинаются грезы наяву: а и не надо никаких чернорабочих, надо просто строить суперсовременные роботизированные производства! Там, дескать, не требуются никакие тысячи «рабов»-таджиков, там все работы осуществляют добрые роботы на автоматизированных линиях, а обслуживает такое производство лишь пара десятков «чистопородных» высокооплачиваемых людей, причем все, как один, в белых халатах! (на слове «высокооплачиваемых» у наших полемистов ощутимо начинает течь слюна и капать на клавиатуру, но этот момент мы пока опустим).

Причем люди не остаются голословными: широкое хождение по русской сети имеет, к примеру, такая ссылка на «современный рыбоперерабатывающий завод в Норвегии»: «Но завод, на который мне довелось попасть в период моей последней поездки в Норвегию заслуживает отдельного репортажа. Завод этот, без преувеличения, если и не самый крупный в мире, то самый дорогой и самый современный — точно…» (ссылка на полный репортаж: http://www.stena.ee/blog/rybnyj-den-ili-ekskursiya-na-norvezhskij-zavod-po-pererabotke-ryby-foto)

Вот! – торжествующе говорят мои друзья по ФБ и ЖЖ, потрясая этой ссылкой. – Ведь могут же! 20 человек – и все в белых халатах! Сидят перед мониторами, кнопки нажимают. Кругом – стерильность! И точно то же самое можно и на месте Бирюлевской овощебазы соорудить. Будет у нас лепота, чистота, словом, 21 век – и никаких мигрантов!Увы, друзья мои. Не будет этого ничего – по причинам, которые к проблемам миграции, а также наличия/отсутствия виз со Средней Азией не имеют ни малейшего отношения. И доказать этот тезис можно совсем просто, не прибегая ни к каким особо мудреным экономическим выкладкам и цифрам.

Чудо-склад за полтора миллиарда

Главная-то проблема во внедрении достижений прогресса среди отечественных берез и осин вполне прямо и простодушно упомянута в первом же абзаце приводимого текста про норвежский рыбный завод. Вот здесь: «завод… самый дорогой и самый современный…». Ключевое слово – вовсе не то, что вы подумали. Не «современный». Ключевое слово – «дорогой»!

«Дорогой» - это сколько? Ну, скажем, 50 млн. долл. – примем это за цену «полностью автоматизированного логистического центра» на месте паршивой продбазы. Теперь предположим совсем уж невозможное – что у нас с вами, читатель, есть эти деньги. Представим, что мы – друзья, собаку съевшие на логистике и на торговле овощами, которые заодно непосильным трудом подкопили те самые 1,5 млрд. руб. Вопрос: вложим ли мы с вами свое кровное бабло в такой проект?

С одной стороны – почему нет? У нас и опыт, и деньги. Конечно, придется повозиться; надо будет серьезно поработать над адаптацией проекта к российским реалиям. Суперавтоматизированный склад – это не деревенский сруб, модульная сборка тут едва ли достижима. Но ведь в итоге, вложив основательно не только деньги, но время, и все свои таланты, мы получим ВЕЩЬ! И конечно, мы с вами понимаем, что мгновенно «отбить» свои вложения нам не удастся: все-таки полтора миллиарда – солидная сумма. Придется, очевидно, подождать окупаемости лет 5, а то и поболе. В принципе, на Западе (в той же Норвегии) такие сроки окупаемости никого не пугают; главное, что дело-то ВЕРНОЕ!

А у нас? У нас беда в том, что этих пяти лет нам никто не даст. Можно быть уверенным: если мы действительно поставим суперсовременный и прибыльный «завод-конфетку» - буквально тут же «нарисуются» люди, которые захотят «отжать» его себе. Причем чем красивее и прибыльнее будет наш проект – тем больше шансов на появление «желающих отжать». Если сделаем «как в Норвегии» - вероятность приближается к 100%.И вот дальше начнется самое неприятное. Наш чудо-завод, полный добрых роботов, будет работать и давать прибыль; добрые люди нам расскажут, когда, кто и каким образом будет нашу собственность забирать себе – кто куда «занес», какой купленный следователь будет вести «дело», какой ангажированный судья примет решение не в нашу пользу. Страшно будет то, что мы ничего не сможем сделать! Это ведь целое предприятие. Его нельзя положить в карман и убежать с ним; его не удастся электронным образом «перевести» из родного Бирюлево куда-нибудь на Каймановы острова… Это стоят наши с тобой, читатель, овеществленные 1,5 млрд. руб. – и мы их даже продать не сможем, так как никто их за реальную цену у нас не купит: все ведь будут знать, что на предприятие уже «наложили лапу». Нам останется только беспомощно смотреть, как кровные «лимоны зелени», которые прежде спокойно лежали на наших счетах в далеких банках – теперь уплывают от нас навсегда. А скорее всего, даже и просто «смотреть» не получится – потому что придется бежать, пока не посадили те же самые рейдеры, которые и отберут наше роботизированное чудо техники.

Разве я что-то преувеличиваю? Ни в малейшей степени. «Отжать» собственность в нашей системе – дело не просто плевое. В этом, собственно, и состоит суть системы. Она под это «заточена». Суда как такового нет, «правоохранительные органы» работают, главным образом, сами на себя… Вы все еще хотите потратить наши полтора миллиарда на роботосклад овощей 21 века? Вижу, что уже нет. Правильно – пусть лежат: целее будут. На самом деле это и есть главная, определяющая черта нашей страны (а вовсе не мигранты): незащищенность собственности и неуважение к собственникам.

Деградация неизбежна

И из этого факта проистекает не только невозможность возникновения в стране новых дорогих автоматизированных производств. Второе, не менее очевидное следствие – деградация и разрушение уже имеющихся производств.

Для иллюстрации тезиса воспользуемся тем же приемом: представим, что мы с вами – собственники какой-нибудь очередной продбазы. Ну, не той, роботизированной суперсовременной, а попроще: грязной, где-нибудь в промзоне… Конечно, такая база на полтора миллиарда не тянет; ну, допустим, что она стоит всего каких-нибудь 100 миллионов «деревянных». Хотя наша с вами база и дешевая, без роботов – какой-то доход она нам все равно приносит. И вот тут у нас с вами возникает вопрос: куда его направить? В принципе, можно было бы направить на развитие нашего актива – базы: что-то модернизировать там, ворота заменить, новую упаковочную линию поставить… Можно было бы и повышением квалификации персонала заняться. Можно было бы, наконец, отобрать лучших и зарплату им повысить – чтоб покрепче привязать к нашему предприятию. Не так ли?

Не так. И дело не в жадности. Мы-то с тобой, читатель, теоретически могли бы, как Стив Джобс, оставлять себе зарплату рубль в год, а все деньги реинвестировать обратно в базу, чтоб она цвела и пахла… Но опять вопрос: а с чего нам с вами быть уверенными, что база так и останется нашей?! Да, 100 млн. – не 1,5 млрд., ее «отжать» - не так заманчиво. Но, с другой стороны, и 100 млн. – тоже деньги, не правда ли? У товарища генерала МВД зарплата намного меньше, а у какого-нибудь Ровшана Гянджийского или у Федьки Лысого из «тамбовских» зарплаты так и вообще нет, так как они, как известно, из категории «временно неработающих». А ну как все эти чудесные авторитетные люди «попросят»-таки «отдать» им нашу базу? Что мы с вами сможем им противопоставить? Ничего.

Отсюда какой вывод? Вывод такой, что деньги надо выводить, пока есть возможность. Новые ворота – к черту, учеба персонала – к черту, повышение зарплаты – перетопчутся. А вообще лучше бы персонал базы подсократить, а на вакансии нанять кого подешевле. Потому что мы не знаем: может, уже к весне база уйдет ни за грош к Ровшану или Федьке! И что ж – мы им приложим к награбленному новые ворота, новую погрузочную линию, да впридачу еще обученных и всем довольных спецов?! А сами пойдем с сухой коркой?? А вот хрен! Мы их лучше сейчас уже всех уволим. И это поведение собственника логично. Если собственность не защищена АБСОЛЮТНО – в этом случае «как бы собственник» ощущает себя реальным хозяином одного только «кэш флоу», который дает НЕ ЕГО предприятие. Остается только всеми силами этот «поток наличности» интенсифицировать, ну а предприятие – уж как бог даст…

Арендуя у бандитов

Какую бы здесь аналогию провести, чтобы читателю, даже никогда в жизни не занимавшемуся бизнесом, стала бы ясна психология российского предпринимателя? А это просто: представим себе обычную ситуацию «аренда жилья у дяди Коли». Вы снимаете комнату у некоего «мужика по объявлению». Никакого договора аренды нет, чувствуете вы себя абсолютно незащищенным. В любой момент дядя Коля может прийти и потребовать от вас выметаться на все четыре стороны: или жестко (то есть просто «пошел вон!»), или мягко («ты платил 20 тыс. в месяц, а с завтрашнего дня будет 40 тыс.; соглашаешься – плати, не нравится – выметайся»).

Вопрос: стал бы читатель, проживая в комнате на таких условиях, по собственной инициативе заниматься ремонтом этой комнаты? Потолки белить, новые обои клеить, вставлять рамы, делать «теплый пол» и т.д.? Думаю, что нет. Вот так же и российский предприниматель. Дело в том, что любые российские промышленные активы – что та комната: они российским «недорезанным буржуям» на самом деле не принадлежат. Неважно, как они оформлены – в виде аренды на 99 лет, или в виде собственности на акции, или еще как – это все пустое. В реальности вся собственность как бы дана буржуям в аренду. Бандитами. Бандитами не какими-то конкретными, а в широком смысле. Причем бандиты могут быть как «черные» (то есть натуральные), так и «красные» (то есть в погонах). Это неважно. Важно, что предприятия не принадлежат собственникам.

Отсюда – хищническое отношение к собственности. Вернемся к нашей с вами базе. Какая у нас с вами главная задача? Наша задача – выжать из нее максимум, пока бандиты ее у нас не отобрали. А если мы сами бандиты, и приобрели эту базу описанным бандитским путем – задача не меняется: нам надо выжать из нее побольше, пока не пришли другие бандиты, посильнее. Мы-то ведь уже знаем, как это делается… Это психологическую особенность восприятия очень важно четко понимать. «Кэш флоу» - наш, а предприятие, которое его производит – не наше. Так думает любой российский предприниматель. Отсюда две основных, важнейших отрасли нашей экономики: обналичка и увод в оффшоры.

В условиях, когда собственность не защищена, предприниматель поступает единственно возможным РАЗУМНЫМ способом: спасает «кэш», так как видит, что атмосфера в стране враждебна предпринимательству и частной собственности. Он не хочет вкладываться в предприятия, которые у него отберут – так как не хочет, в конечном итоге, работать «на дядю». Вспомним – в предприниматели ведь и идут главным образом те люди, которые не любят и не хотят работать «на дядю», а хотят работать на себя!Но тут печальный парадокс, феномен положительной обратной связи: чем более хищнически предприниматель выводит средства из промактивов, тем больше население (которое все это, конечно, видит) проникается недоверием и ненавистью к предпринимателям как к классу: мол, они же вредители, отобрать у них собственность, пока окончательно ее не порушили! Видя такие настроения, предприниматели еще интенсивнее принимаются выводить средства, понимая, что «час близок».

Нарисованная картина, безусловно, тосклива. Получается, что никто не будет организовывать в России современные производства просто из страха, что их у него отберут? Возразить трудно – все мы знаем, что этот страх более чем обоснован.

Каменщик и его мудрые друзья

Тут, конечно, просто просится ярчайший пример Каменщика. Каменщик – один из титанов 90-х, человек, создавший в те годы вместе с товарищами одну из самых успешных грузовых и туристских компаний «Истлайн». «Истлайн» возил «челноков» и имел с этого огромные прибыли.

Дальше историю я знаю «из вторых рук» - просто сложилось так, что я знаком с человеком, входившим в «ближний круг» Каменщика. А было вот что: в начале «нулевых» Каменщик заявил друзьям, что ему надоело заниматься грузовыми авиаперевозками, что он выходит из этого бизнеса и займется аэропортом «Домодедово». Мол, я хочу стать его собственником и превратить в самый современный аэропорт России. Сказать, что друзья были шокированы – ничего не сказать. В то время один грузовой рейс Ил-86 в Китай с «челноками» приносил компании 1 млн. долл. «чистыми». Друзья крутили пальцами у виска и чуть ли не в глаза называли Каменщика уродом и дебилом. Их особенно можно было понять, глядя на тогдашнее Домодедово – один из самых угребищных аэропортов в стране. И они уже тогда резонно ему указывали на порочность самой идеи: мол, рейсы на «Илах» дают кэш, а аэропорт свяжет Каменщика по рукам и ногам, он вложится, а его «кинут». Но Каменщик их всех послал. И стал перестраивать Домодедово. Какое-то время даже казалось, что он был прав, а друзья не правы: он действительно – по состоянию на вторую половину «нулевых» - сделал из Домодедово «аэропорт-конфетку».

А потом все случилось, как мы уже описывали «в теории». С Каменщиком все случилось на практике: его сначала технично облили грязью с ног до головы, потом замучили проверками и исками, потом чуть не посадили – и, как итог, аэропорт «отжали». Как водится, Каменщик, когда давление стало нестерпимым, пытался «соскочить», продав аэропорт куда-нибудь на сторону – но хрен: у него его никто не купил. Да и кому нужен «паленый» актив, который «отжимает» группировка рейдеров во главе с самим президентом/премьером Медведевым? Мудрые друзья были правы, а Каменщик – не прав.

Спасет ли государство

Как-то не хочется во все это верить. Может быть, поищем обходные пути? Обходные пути, конечно же, сразу находятся. Государство! Нам поможет Собянин! Что вы – скажут мне – пугаете ежа пятьюдесятью миллионами долларов?! Это разве деньги?! Суперсовременный завод нам купит товарищ Собянин на деньги из московского бюджета, да и всё! И будет нам 21 век за госсчет, и без мигрантов, и без противных буржуев-предпринимателей? Но так ли это? Начнем с того, что госбюджет, если и купит супер-пупер-завод-склад, то купит, конечно, не за 50, а за 150 млн. долл. И мы все сами прекрасно знаем почему – во всяком случае те, кто знаком со словом «откат».

Но это только начало. Мало того, что купленное по бумагам будет стоить 150 млн. долл.; на самом деле, «по чесноку», купленное потянет максимум на 30 млн. – ведь госзакупщики непременно «ужмут» и утрясут реальный набор автоматики на «дешевые, но не менее эффективные» аналоги, которые частник, тратящий СВОИ деньги, не взял бы и под дулом пистолета!

И это еще не все. Когда б супербазу покупали мы с тобой, дорогой читатель, на свои кровные полтора миллиарда – мы брали бы по принципу «семь раз отмерь, один отрежь». Почему? Да потому, что мы бы понимали: ошибись мы в чем-то – и деньги наши вылетят в трубу, и НИКТО их нам обратно не вернет!

Другое дело – госзакупщик. Он изначально тратит не свое. Так что в «логистическом центре», сделанном за госсчет, будет стоять мало подходящее друг к другу и не лучшее оборудование, обслуживание их тоже будет налажено тяп-ляп, запчасти разворуют еще до запуска, оставшееся быстро сломается, чинить никто не будет, потому что просто не знают как. Роботы встанут, их отнесут в подсобку, а на их место (овощи-то принимать надо!) наймут людей с улицы. В итоге вместо «логистического центра» будет та же самая бирюлевская база с мигрантами. Это КАРМА. И от нее не уйти. Госденьги не помогут по одной простой причине – они не порождают собственника. Нет собственника – нет модернизации. Собственно, такую вот «модернизацию по импорту» мы уже проходили в последние годы Соввласти. Газеты были полны негодующими статьями о закупленных ЗА ВАЛЮТУ (!!) автоматических линиях, которые годами лежали нераспакованными в ящиках в заводских дворах, а потом благополучно сдавались на металлолом.

Ничего не будет, пока нет уважения к собственности. Да даже нет смысла далеко ходить за примерами. Нигилизм в обществе просто фантастический! Вот – сама Покровская база. Что мы имеем по факту? Успешное предприятие с оборотом 9 млрд. долл. в год (не у каждой нефтяной компании больше), с количеством работающих в несколько тысяч человек, занятое в одной из наиболее мирных и востребованных сфер деятельности (дистрибуция овощей!)… Что с ним сделали? Его просто уничтожили. В один миг! Просто пришли, повесили большой амбарный замок. «Не будет здесь больше никакого предприятия». Всё. А за что, собственно?

И самое потрясающее даже не это, а то, что на такой воистину вопиющий пример презрения к собственности… просто никто даже не обратил внимания. То есть ни масштаб деятельности, ни очевидная общественная значимость и польза, ни уж, хе-хе, юридические формальности – ничто не защитило и не способно защитить от произвола тех, кто хочет отжать. При этом общество даже не то что равнодушно – нет, оно скорее на стороне «отжимателей».

И это все понятно, конечно. «Это наша Родина, сынок». Но будут ли в такой стране суперсовременные производства? Забудьте. Их не будет никогда.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net