Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

28.01.2014 | Николай Пахомов

Человек для марки

Если бы Эдварда Сноудена не было, его стоило бы придумать: история приключений беглеца, решившего предупредить соотечественников об опасностях полицейского государства, уже стала настоящей энциклопедией американской внутренней и внешней политики. Последние повороты в дискуссии о роли Сноудена, идущей в Америке уже больше, чем полгода, убеждают, что в процессе этой дискуссии ещё можно будет узнать много интересного про современные США.

Очередной всплеск интереса к Сноудену произошёл после недавней речи Барака Обама о будущем американской системы государственной слежки. Речь была заранее анонсирована Белым Домом как определяющая для судьбы американских спецслужб. Однако в реальности, как это часто бывает с Обамой, пар вышел в свисток – президент, обильно украшая речь риторическими фигурами, пообещал согражданам провести какую-то очередную проверку проверки деятельности спецслужб.

Однако некоторые важные выводы на основе даже такой речи сделать было можно. Во-первых, в очередной раз можно было наблюдать разительный контраст между Обамой-либералом, за которого восторженно голосовали американцы в 2008-ом году, и Обамой-президентом, который в своих поступках руководствуется такой же государственной логикой, как и любой другой американский президент. Недаром некоторые злорадные республиканцы с удовольствием называют Обаму «новым Диком Чейни» - одно дело умничать в оппозиции, и совсем другое быть верховным главнокомандующим и главой американского государства.

Во-вторых, некоторые наивные наблюдатели (особенно неамериканцы) поразились: отчего же Обама ничего внятного не пообещал международному сообществу?! Напротив, международный аспект речи Обамы сводился примерно к следующему: все шпионят за всеми, Америка продолжит шпионить, шпионить лучше всех, ура! Конечно, Ангела Меркель, наверное, в очередной раз обиделась, но ничего не поделаешь – канцлер Германии и другие её коллеги, считающие себя не только лидерами вполне суверенных государств, но и большими американскими союзниками, должны понимать, что американцы делали, делают и будут делать всё, что считают нужным. Обижаться тут нечего, если от Вашингтона есть тайны, вместо эмоций нужно работать над защитой своих коммуникаций.

Понятно, что речь Обамы опять всколыхнула общественную дискуссию в США. На первый взгляд, в этой дискуссии тоже ничего нового не прозвучало: политики-республиканцы сокрушаются от масштаба преступлений Сноудена и бранят Обаму; демократы поумереннее аккуратно расхваливают президента и всячески поддерживают дальнейшие проверки проверок проверок; полиберальнее тоже клянутся в верности Обаме и без особого энтузиазма заявляют, что верят, что президент разберётся и накажет кого нужно. Однако дискуссия эта говорит очень многое о современной американской политической жизни. Прежде всего, очевидно, что американские политики (кроме уж совсем маргинальных храбрецов и горячей молодёжи) понимают, что Сноуден своими разоблачениями затронул одну из самых чувствительных тем в американской политике – разрыв между государственной идеологией и реальной практикой государства. С колыбели в американцах программируют оптимизм по поводу государства, убеждают, что одна из главных, если не главная цель этого государства охрана прав и свобод граждан, что государство это находится под контролем бдительных народных избранников и других институтов. Сноуден выпрыгнул как чёрт из табакерки и стал сыпать свои разоблачения, конца которым не видно до сих пор, ставя под вопрос эту пропагандистскую картину, успокаивающую американцев.

Подавляющее большинство американских политиков всех уровней нутром чуют, что, если граждане, основываясь на информации Сноудена, начнут сомневаться в благой природе государственных институтов, то такие сомнения могут зайти очень далеко. Поэтому совершенно неудивительны не просто острожное отношение к Сноудену со стороны американских политиков, но и их постоянные попытки перевести разговор на другие темы. Например, последние пару недель у республиканцев и сочувствующих им журналистов в головах включились старинные «органчики», настроенные воспроизводить только одну пьесу «Во всём виноваты русские!». Сноуден был записан в русские шпионы. Хотя сказка эта особенного успеха не имеет («русский агент вначале перепутал Гонконг и Москву», - шутят сторонники Сноудена), в её появлении можно наблюдать одно из проявлений полусознательной защитной реакции американского политического класса.

Станет ли Сноуден подлинным разрушителем американских политических мифов? Настанут ли такие времена, когда, по замечанию одного из благосклонных наблюдателей, Сноуден будет на американских почтовых марках? Пока на первый вопрос трудно ответить утвердительно. Для того, чтобы разрушить эти мифы или, тем более, осуществить демократическое реформирование американских спецслужб (если последнее возможно вообще) разоблачения Сноудена должны стать основой для эффективной политической кампании внутри США. А для проведения такой кампании желающих не видно. Причины этого понятны: в конце концов, даже сам Сноуден постоянно называет себя патриотом, верующим в живучесть американской демократии и её способность к реформированию.

Повторим: по приключениям Сноудена можно изучать современную американскую политическую жизнь. И изучение это не даёт особых поводов разделять оптимизм беглеца. Скажем, на минувшей неделе министерство юстиции США наконец-то собралось с силами и выдвинуло обвинения против компании USIS, крупнейшей частной компании, осуществляющей проверки сотрудников для государственных органов. Случай Эдварда Сноудена, которого также проверяла кампания, убедил, что USIS, несмотря на солидные контракты, не всегда добросовестно выполняла свою работу. Конечно, USIS не повезло – имя Сноудена стало известно всему миру. Однако сколько ещё таких подрядчиков, умело использующих изощрённую вашингтонскую систему «откатов»? Всех не переловишь, да никто и не будет – обитатели вашингтонских кабинетов живые люди, а американская политическая система далека до прекрасных картин, нарисованных американской идеологией и пропагандой. Для того, чтобы «подтянуть» реальность до мифа, одного Сноудена мало. Хотя на марки, может, в итоге и попадёт…

Николай Пахомов – политический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net