Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

19.12.2005 | Татьяна Самойлова

ВЫБОРЫ В ИРАКЕ: ПОБЕДИЛИ ВСЕ?

15 декабря в Ираке прошли выборы в постоянный парламент страны. При крайне нестабильной обстановке в стране, явка превысила все ожидания и составила около 70%. Парламентские выборы в Ираке - это третий шаг на пути формирования новых институтов власти после свержения Саддама Хусейна. Первый шаг был сделан 31 января этого года, когда прошли выборы в учредительный парламент: он должен был выработать текст Конституции страны. На выборах шиитский блок "Объединенный иракский альянс" получил 140 из 275 мест в Национальной ассамблее. Блок объединенных курдских партий получил 75 мест. Представителям блока, возглавляемого тогда еще премьер-министром Ирака Аядом Алауи, который придерживается умеренных позиций шиитского направления, досталось 40 мест.

Главной проблемой этих выборов стал бойкот со стороны суннитов. Они фактически оказались за рамками легитимного политического процесса. Однако практически сразу после выборов в среде суннитов появилось четкое деление на тех, кто все-таки готов встраиваться в политический процесс, и тех, кто остается на радикальных позициях. После январских выборов один из лидеров иракских суннитов заявил, что сунниты готовы принять участие в политическом процессе, несмотря на то, что они бойкотировали выборы. "Мы считаем, что эти выборы были шагом навстречу демократии и приближали конец оккупации", - сказал Аяд аль-Сарамай, помощник генерального секретаря Иракской исламской партии.

Для США важнейшей политической задачей в Ираке на протяжении этого года является встраивание суннитов в систему власти. Сразу после избрания Национальной ассамблеи, шиитский Объединенный иракский альянс предложил на пост председателя правительства шиита Ибрагима аль-Джафари, который поставил условием избрание на пост президента страны суннита. При этом курдской партии, занявшей второе место, предложили пост главы национальной ассамблеи. Однако договориться с курдами о президенте-сунните не удалось, и главой страны стал лидер влиятельного Патриотического союза Курдистана Джалал Талабани. Суннитам же достался пост вице-президента, который занял Гази аль-Явар. Однако аль-Явар не признается суннитской общиной, так как не делегирован ею во власть и участвовал в выборах в нарушение бойкота.

Вторым шагом стал референдум по принятию Конституции, прошедший в октябре этого года. Главной его интригой было голосование в суннитском треугольнике: существовал большой риск, что сунниты вновь будут бойкотировать голосование по "шиитско-курдской" Конституции. Референдум прошел на грани провала: две провинции, населенные преимущественно суннитами, Салахеддин и Анбар отвергли документ. Если бы еще одна провинция проголосовала бы против, референдум оказался бы провальным. За Конституцию проголосовали 78,5% избирателей, против - чуть более 21%.

Теперь же иракцам предстоял последний шаг на пути формирования новой власти. Выборы проходили в тяжелой обстановке взрывов в суннитских районах и перестрелок, несмотря на беспрецедентные меры безопасности. В остальной части страны выборы прошли более или менее спокойно. Еще до выборов можно было ожидать, что теперь сунниты примут участие в голосовании. Явка на выборах превысила все ожидания, несмотря на перестрелки в ряде районов. Голосование пришлось даже продлить на час, чтобы обеспечить возможность проголосовать всем желающим.

Главным событием и главной интригой выборов стало участие в них со стороны суннитов. Они создали блок из трех суннитских партий - "Иракский блок согласия" ("Иракская исламская партия", "Иракский национальный диалог" и "Конференция народов Ирака"). Накануне выборов политические и духовные лидеры суннитской общины призвали суннитов идти на выборы. А известный своим радикализмом и неприятием американского плана переустройства Ирака Комитет мусульманских улемов заявил, что не возражает против участия в голосовании. Это, пожалуй, стало одним из главных событий этих выборов. В отличие от 15 января, когда выборы проводились целиком по стране, на этот раз каждая из 18-ти иракских провинций является отдельным избирательным округом. Места в парламенте распределены между ними пропорционально количеству населения, и сунниты могут рассчитывать на успех в тех провинциях, в которых они составляют большинство - Анбар и Садахеддин, или имеют значительное представительство - Найнава, Дияла и Багдад. Таким образом, сунниты могут в парламенте представлять 5 провинций. Такая избирательная система стала во многом основой для разблокировки участия суннитов в политическом процессе. Кроме того, в случае бойкота и этих выборов, сунниты могли вообще утратить влияние на управление страной.

Однако делается это фактически за счет курдов. Заняв на выборах в январе второе место, они рискуют значительно снизить свое представительство теперь. Курды доминируют лишь в трех провинциях - Эрбиль, Сулеймания и Дахук. В то же время лидеры курдов рассчитывают на успех и в богатой нефтью провинции Киркук, являющейся объектом давних амбиций курдов, рассчитывающих на включение этой территории в состав Курдистана. Ведущие курдские партии - Демократическая партия Курдистана (ДПК) и Патриотический союз Курдистана (ПСК) - договорились о создании единого блока под названием "Курдская коалиция".

Лидерство же на выборах, как и в прошлый раз, прогнозируют шиитам. "Объединенная иракская коалиция" объединяет три крупнейшие шиитские партии - "Высший совет исламской революции" Абдель Азиза аль-Хакима, "Ад-Даава" - Ибрагима аль-Джаафари и движение "Ас-Садр", возглавляемое молодым радикальным шиитским лидером Муктадой ас-Садром (именно под его руководством в апреле прошлого года прошли волнения в шиитских районах). По данным опросов, шииты могут получить контроль над парламентом: им прогнозируют от 70% до 80%. Это связано прежде всего с избирательной реформой: шииты доминируют в большинстве провинций.

В то же время ряд факторов играют против шиитской коалиции. Это связано как с участием суннитов, так и с размежеванием внутри самих шиитов. Так, духовный лидер шиитов аятолла Али Ас-Систани несколько дистанцировался от шиитского блока, призвав верующих поддержать отдельных кандидатов. Одним из главных соперников шиитской коалиции стал бывший премьер-министр Ирака шиит Айяд Аляви, возглавивший блок "Аль-Иракия". Туда вошли, помимо его партии "Иракское национальное согласие", Коммунистическая партия Ирака и "Объединение независимых демократов" известного суннитского деятеля Аднана Пачачи. Аляви и на прошлых выборах участвовал отдельно от главного шиитского блока, получив 40 мест. Сейчас он может воспользоваться некоторой долей разочарования иракцев в правящей коалиции шиитов.

Новому парламенту Ирака предстоит избрать президента страны. Его кандидатуру должны одобрить две трети депутатов. В свою очередь, президент поручит самой крупной парламентской фракции сформировать правительство, которое должно получить вотум доверия простого большинства. Кандидатура нового премьер-министра страны также должна быть одобрена Советом представителей. Сделают это законодатели после того, как глава кабинета выступит перед ними со своей программой.

Прошедшие выборы в парламент Ирака уже можно назвать успешными, о чем свидетельствует и явка, и участие в них суннитов. Безусловно, это является и успехом американцев, которые намерены способствовать созданию в Ираке дееспособной и, насколько возможно, лояльной по отношению к ним власти, что сделает возможным вывод западных войск из страны до 2008 года - времени президентских выборов в США, когда республиканцам надо будет отчитаться перед своими избирателями за итоги иракской операции.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net