Информационный сайт
политических комментариев
вКонтактеFacebookTwitter
Ближний Восток Украина Регионы Выборы в России Выборы в США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

К президентским выборам 2017 года французские левые подходят «в состоянии хаоса и разброда»[1]. Президент Франции Франсуа Олланд в случае выдвижения своей кандидатуры в 2017 году, согласно опросам всех французских социологических институтов, набирает в первом туре 14-16% голосов, то есть меньше, чем Марин Ле Пен, кандидат от Национального фронта, и меньше, чем любой кандидат от правоцентристской коалиции, чье имя определится в ходе праймериз в ноябре 2016 года, и, следовательно, выбывает из политической борьбы[2]. В некоторых сценариях президентских выборов Олланда может опередить центристский кандидат Франсуа Байру (за него готовы голосовать 13% опрошенных) или догнать кандидат «радикальной левой» Жан-Люк Меланшон, набирающий, по опросам, 12%[3].

Бизнес, несмотря ни на что

Сегодня в Петербурге открывается очередной Международный экономический форум. Это мероприятие является знаковым не только потому, что оно проходит в юбилейный, двадцатый раз, но и потому, что там будут обсуждаться подходы к выстраиванию новой экономической реальности. Однако успешное решение этой задачи невозможно без проведения новой, уже третьей по счету перестройки отношений между бизнесом и властью.

Интервью

За последние месяцы ситуация на сирийских фронтах значительно улучшилась – взята пальмира, готовится наступление на «столицу» ИГ Ракку. О военно-тактических и политико-дипломатических аспектах сирийской войны «Политком.RU беседует с военным экспертом, заместителем директора Института стран СНГ Владимиром Евсеевым.

Колонка экономиста

Видео

Реклама

Комментарии

31.03.2014 | Олег Громов

Проба сил по-турецки

В минувшее воскресенье в Турции прошли местные выборы, которые одновременно показали всемогущество правящей Партии справедливости и развития и близость Турции к «украинскому сценарию». Турки избирали на очередной пятилетний срок губернаторов и членов парламентов регионов, а также мэров городов и депутатов муниципальных собраний. По итогам подсчета примерно половины бюллетеней партия во главе с премьер-министром Реджепом Тайипом Эрдоганом набирает около 45% голосов. Главная оппозиционная сила страны – кемалистская Народно-республиканская партия Турции – претендует как минимум на четверть голосов избирателей.

В ходе голосования оппозиция попыталась сорвать проведение выборов в ряде регионов. Так, в неспокойных южных и восточных провинциях в стычках сторонников власти и оппозиции погибли 6 человек, что стало нормой политической жизни Турции наших дней, когда страну, начиная с мая прошлого года, без конца сотрясают громкие скандалы вокруг политической элиты. В частности, в декабре пять министров действующего правительства подали в отставку из-за уличения их в коррупции невиданных доселе масштабов: крали много и регулярно. Для политической культуры Турции это не новость – Эрдоган переформатировал правительство, но сам не подал в отставку, решив бороться с оппонентами до конца.

Здесь надо пояснить, что у действующего исламистского режима премьера Эрдогана и президента Абдуллы Гюля существует два типа оппозиции. Первая – открытая, состоящая из лидеров и актива Народно-республиканской партии, которая публично уличает правительство в некомпетентности, внешнеполитическом авантюризме, коррупции и т.п. Но есть и внутренняя оппозиция, состоящая из чиновников и военных, поддерживающих скрывающегося в США известного проповедника Фетхуллаха Гюлена, который состоит в оппозиции режиму Эрдогана вот уже почти десять лет. Его удары по действующей в Турции политической системе заключаются в обнародовании сенсационных записей переговоров высшей политической элиты. Так, на видео-хостинге Youtube недавно появилась запись телефонного разговора якобы премьер-министра со своим сыном, где отпрыск прямо спрашивает у родителя, где лучше укрыть средства, чтобы их не изъяли при неожиданном обыске, как это было в декабре с некоторыми членами правительства и их семьями. Более того, за этим последовала не менее сенсационная запись беседы, где человек, голос которого похож на голос министра иностранных дел, обсуждает с собеседником, напоминающим начальника турецкого генштаба, перспективу поддержки сирийских боевиков – противников президента Башара Асада.

Все это настолько сильно ударило по имиджу действующей власти, что в публичном пространстве она не смогла оправдаться. В результате в соцсетях стало модно быть противником, а не сторонником правительства Эрдогана (особенно в молодежной среде), несмотря на то, что именно исламисты добились стабильного роста турецкого ВВП на протяжении последнего десятилетия в размере в среднем 7%-10% в год с небольшим «провисанием» в период кризиса.

В ответ премьер решил запретить гражданам Турции доступ к социальной сети Twitter, где активно переписываются и координируют свои усилия оппозиционеры, а также к Youtube. Эти репрессивные меры можно сравнить с действиями свергнутых президентов Хосни Мубарака и Виктора Януковича (хоть последний был готов, но все-таки не решился на столь жесткие действия). Серьезных результатов они не дали, усилив недовольство в молодежной среде, требующей политической либерализации и отмены исламистских реформ в культурной жизни Турции, которые активно проталкивает эрдогановская Партия справедливости и развития.

Такая репетиция перед президентскими выборами в Турции в августе и парламентскими, назначенными на следующий год, означает, что в стране велика вероятность «уличного переворота» по образцу Украины и стран-соседей Турции по Ближнему Востоку.

В геополитическом плане Эрдоган за 10 лет успел рассориться со всеми ключевыми союзниками страны на международной арене и не приобрести себе новых. Во-первых, испорчены отношения с США. Анкара прервала тесные контакты турецкого генералитета с Пентагоном после широкомасштабной чистки в армии полтора года назад. Тогда Эрдоган страховал себя от сценария военного переворота, который обрывал правления многих турецких реформаторов из исламисткой среды на протяжении всей второй половины XX века. Одновременно премьер убрал сильный рычаг, при помощи которого США контролировали ситуацию в стране. Кроме того, Турция поддержала российский «Южный поток» и продолжает придерживаться буквы «Соглашения Монтре», не допускающего в Черное море крупные военные корабли нечерноморских держав. В контексте событий вокруг Крыма это вызвало резкую неприязненную реакцию в Вашингтоне.

Во-вторых, Эрдоган рассорился с Израилем, поддерживая палестинское движение и антиеврейские силы на Ближнем Востоке, в частности египетских «Братьев-мусульман» и иранский режим аятолл. Для того чтобы обезопасить себя от переворота, Эрдогану нужно выправить систему внешнеполитических союзов Турции так, чтобы США и Израиль были заинтересованы в нем как своем единственном и самом выгодном союзнике в Турции.

Проба сил между оппозицией и властью на муниципальных выборах показала, что Анкара не контролирует полностью «улицу», в частности в Стамбуле, где велика вероятность выигрыша оппозиционного кандидата на выборах, назначенных на эту осень. В итоге Эрдогану придется либо смягчать режим информационной блокады, который сильно подогревает протестные настроения среди молодежи, либо, наоборот, ужесточать его, параллельно пытаясь найти и обезвредить политических оппонентов в госаппарате, регулярно «сливающих» секретные материалы в СМИ. Сделать это будет нелегко, поскольку с каждым репрессивным шагом премьер теряет сторонников в партии, армии и спецслужбах, которые не хотят быть «козлами отпущения», если антиисламистская оппозиция все же победит на президентских и парламентских выборах.

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Заявления и события последних двух лет указывают на заметное переосмысление властью роли СМИ и их места в политической сфере. Много дискуссий разворачивается вокруг тенденций в журналистике не только между провластными и оппозиционными силами, но и внутри самой власти, которая в последнее время делает очевидные попытки осмыслить новую роль СМИ.

В Украине активно проходит процесс декоммунизации – переименовываются населенные пункты и улицы, снимаются памятники советским государственным деятелям. На фоне нерешительного проведения реформ в других сферах борьба с советскими символами становится областью, в которой украинские власти продвинулись наиболее далеко. А различные способы сопротивления декоммунизации не приводят к успеху.

Сегодня в России тезисы об открытости власти и о необходимости поставить ее под общественный контроль активно используются и властью, и оппозицией. Развитие институтов взаимодействия власти и общества, в конечном счете, приводит и к формированию новых моделей взаимодействия государства с экспертным сообществом.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net