Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

22.04.2014 | Николай Пахомов

Межрасовая пропасть

На фоне празднования пятидесятилетнего юбилея принятия Закона о гражданских правах, ставшего настоящим прорывом в борьбе за равноправие всех граждан США в независимости от цвета их кожи, в США вновь активизировалось обсуждение проблем межрасовых взаимоотношений. Такая активизация - во многом лишь дань необходимости для американских журналистов заполнять печатное пространство и эфир, однако тот факт, что эти проблемы являются столь значительной частью американской политической жизни и пятьдесят лет спустя после принятия исторического закона, заставляет задуматься о возможностях решения существующих противоречий.

Для любого человека, хоть сколько-нибудь серьёзно изучающего историю США, трудно понять, каким образом в государстве, с момента основания провозгласившем в качестве государственной идеологии целый набор лозунгов о свободе, человеческом достоинстве и равноправии, а также требований всячески защищать эти идеалы, столетиями могло существовать примитивное и жестокое рабство. Как спустя десятилетия после отмены этого рабства, ставшей возможной в результате жесточайшей гражданской войны, стоявшей сотни тысяч жизней и вполне основательно считающейся до сих пор самым страшным эпизодом национальной истории, чернокожие американцы подвергались ещё более примитивным и тупым унижениям. Например, современному здравомыслящему человеку очень трудно понять, зачем белые американцы требовали от чернокожих американцев ехать в особых частях поездов и автобусов…В современной Америке таких дикостей, конечно, не увидишь. Однако внешнему наблюдателю остаётся только дивиться тому, что и после того, как президентом США стал чернокожий американец, в Америке существуют, например, СМИ и ВУЗы, которые сами ориентируют себя на чернокожее население. Трудно признать нормальной ситуацию, когда редакция, скажем, журнала заявляет о том, что статьи в нем будут интересны именно чернокожим американцам…

В эпоху воинствующей политкорректности, когда люди зачастую буквально боятся обсуждать темы межрасовых отношений, три четвёртых чернокожих детей растут в неполных семьях, шансы чернокожего мальчика оказаться в тюрьме на протяжении его жизни составляют один к трём (1 к 17 для его белокожего сверстника), а социологи отмечают не просто бедность, но и растущую десегрегацию районов компактного проживания чернокожего населения. Такое положение, конечно, не даёт возможности американским элитам сделать вид, что ничего не происходит, но начинающееся обсуждение (как правило, к какой-нибудь очередной годовщине вроде нынешнего пятидесятилетия Закона о гражданских правах) быстро затихает – ответов нет, обид много, у разных групп своя правда.

На что же можно обратить внимание в подобном обсуждении? Прежде всего, очевидно, что проблема давно стала сложнее, чем просто цвет кожи. Существует множество социологических исследований, проводящих связь между цветом кожи американцев и их самоидентификацией с какой-либо из реально или мнимо существующих культур тех или иных, опять-таки реальных или воображаемых, социальных групп. Однако для того, чтобы убедиться в том, что проблема давно перешагнула из фенотипической в культурную плоскость можно обратить внимание на несколько фактов, поддающихся простому наблюдению. Во-первых, существование упомянутых ранее СМИ и ВУЗов, ориентированных на афроамериканцев. Последние даже формируют так называемые «Исторически чёрные колледжи и университеты», в число которых входит чуть больше ста ВУЗов.

Во-вторых, проблемы с идентификацией президента Обамы – одни считают его первым чернокожим президентом (что логично), другие не уверены. Для того, чтобы понять откуда берётся эта неуверенность, нужно, прежде всего, отметить, что ещё во время исторической предвыборной кампании Обамы в 2008 году даже в политических кругах Америки стало очевидным восприятие будущего президента как «избираемого» чернокожего (в частности, наиболее известным представителем этой точки зрения стал многолетний лидер демократов в сенате Гари Рид). Обама не совсем типичен для афроамериканцев – его мать была белой, а отец африканцем, приехавшим в Америку для учёбы. Хотя Обама не понаслышке знаком со многими проблемами чернокожих американцев, есть основания рассуждать о том, что в социально-культурном смысле он не совсем является их представителем.

Дальше начинаются интерпретации. Когда-то Билла Клинтона называли «первым чернокожим президентом» - столько он сделал для афроамериканцев. С другой стороны, лидеры афроамериканской общины постоянно упрекают президента в том, что он сделал для этой общины недостаточно. Сторонний наблюдатель может в очередной раз удивиться – а разве не должен президент делать достаточно для всех общин? Какой смысл имеют вообще подобные разделения? И тут мы подходим к третьему наглядному проявлению глубины межрасовых противоречий – по целому ряду причин за последние десятилетия чернокожие политики в своём подавляющем большинстве стали представителями Демократической партии, которая также пользуется и массовой поддержкой афроамериканцев.

Для того, чтобы понять глубину раскола достаточно вспомнить один из свежих скандалов: чернокожий депутат-демократ законодательного собрания Алабамы назвал чернокожего судью Верховного суда и чернокожего сенатора-республиканца от Южной Каролины, придерживающихся консервативных убеждений, «дядюшками Томами». Это прозвище в американской популярной культуре обозначает чернокожего человека, готового беспрекословно, рабски подчиняться белым. В этом межпартийном расколе по расовой линии в условиях исключительной поляризации и непримиримости американской политики стоит искать одну из многочисленных причин, причём причину важнейшую, сохраняющихся межрасовых проблем: если избиратели двух партий отличаются по цвету кожи, то этим двум партиям очень трудно удержаться от того, чтобы мобилизовывать своих избирателей в том числе и вокруг этих противоречий. В этой ситуации для преодоления раскола требуются титанические усилия со стороны как элит, так и всего общества. Пятьдесят лет назад президент Джонсон и его многочисленные сторонники эти усилия предприняли – появился Закон о гражданских правах. Сегодня достойных наследников у Джонсона нет…

Николай Пахомов – политический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net