Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Кавказ

23.05.2014 | Сергей Минасян

Программа армянского правительства: новые декларации, старые проблемы

22 мая 2014 г. Национальное Собрание Армении одобрило программу нового правительства страны. За ее принятие проголосовало 70 депутатов (практически вся фракция Республиканской партии и мажоритарные депутаты), тогда как остальные пять неправительственных фракций – «Дашнакцутюн», «Процветающая Армения», «Наследие», «Армянский национальный конгресс», а также совсем недавно вышедшая из состава правящей коалиции «Страна закона» - не приняли участия в голосовании.

Впрочем, два депутата от оппозиционных сил – бывший премьер-министр Армении в начале 1990-х гг. Грант Багратян и бывший глава МИД страны во второй половине 1990-х Александр Арзуманян, тем не менее, приняли участие в голосовании, но воздержались, дав повод некоторым кривотолкам в стане оппозиции относительно их отклонения от «генеральной линии», которые, по всей видимости, не были лишены оснований. К примеру, представляя накануне программу своего правительства, новый премьер-министр Армении Овик Абрамян отметил, что порядка 20 пунктов из 100 в ней взяты от идей его бывшего коллеги Гранта Багратяна, но что бывший премьер также отреагировал своеобразным реверансом. Багратян с трибуны парламента даже отметил, что впервые видит в этом документе что-то похожее на реальную экономическую программу нового правительства Армении.

Очевидно, что данная оценка бывшего премьера, как и сопутствующая ей жесткая критика новой программы со стороны других оппозиционных сил, так и попытки представить ее в положительном смысле в качестве глубоко продуманного и эффективного документа проправительственными силами – были продиктованы исключительно политизированными соображениями. Тем не менее, несмотря на наличие определенного количества новых идей и подходов, вряд ли можно утверждать, что представленная и одобренная парламентом 22 мая программа нового правительства Армении на практике серьезно отличается от программы предыдущего кабинета министров страны, возглавляемого бывшим премьер-министром страны Тиграном Саркисяном, после того, как он вновь был назначен на этот пост после президентских выборов февраля 2013 г. Особенно учитывая как внутриполитическую и внутриэкономическую ситуацию в стране, так и сложную внешнюю конъюнктуру, в которой оказалась Армения в настоящее время (как геополитическую, так и экономическую). Соответственно, есть большие опасения, что содержащиеся в правительственной программе положения в основном носят декларативный характер и скорее напоминают добрые пожелания, которые вряд ли могут быть реализованы на практике в обозримом будущем.

При этом необходимо отметить, что главная проблема, которая возникает перед новым правительством при реализации программы, это естественно не пресловутый «человеческий фактор». Проблема заключается не столько в личности не пользующегося общественной популярностью нового премьера или в новом составе правительства. Хотя надо признать, что большинство членов нового правительства, за исключением министров т.н. «силового блока», назначаемых президентом (министры обороны, иностранных дел и МЧС, а также главы Полиции и СНБ), являются, как отметил один из оппозиционных депутатов парламента, чуть ли не политическими и экономическими «бронтозаврами». Некоторые из новых министров получили политическую реанимацию спустя много лет забвения, даже несмотря на длинный шлейф обвинений их в коррупции и в других иных смертных грехах. Однако данный, скажем так, достаточно «оригинальный» состав нового правительства стал не причиной, а следствием другой, более сложной проблемы, которая негативно будет влиять не только на реализуемость предложенной новой экономической стратегии правительства, но и на дальнейшее внутриполитическое развитие Армении.

Главная проблема в том, что во внутриполитической жизни (да и в экономической, так как в Армении, как и во всех остальных постсоветских странах, политика и экономика не только не отделены друг от друга, но и реализуются зачастую одними и теми же акторами) страны перестала действовать система сдержек и противовесов. Это процесс не новый, он фактически начался еще по результатам парламентских выборов 6 мая 2012 г., когда правящая Республиканская партия смогла в одиночку, даже без помощи в тот момент входящей вместе с ней в единую коалицию партии «Страна закона», получить эффективное большинство в парламенте.

Хотя наряду с этим во внутриполитической жизни страны в мае 2012 г. произошел и важный положительный прецедент (впервые с начала 1990-х гг. в парламент вошли также и все реальные политические силы страны, в том числе и радикально-оппозиционные), тем не менее, процесс усугубился и получил дальнейшее развитие уже по результатам президентских выборов февраля 2013 г. К этому времени вторая по значимости и по численности в парламенте партия страны – «Правящая Армения», возглавляемая одним из богатейших людей Армении Гагиком Царукяном, отказавшись до этого вновь войти в правящую коалицию вместе с Республиканской партией, была вынуждена в декабре 2012 г. также воздержаться, по самым различным причинам, от участия и в президентской гонке.

Президентские выборы в феврале 2013 г. Серж Саргсян без особого труда вновь выиграл, а оппозиционное поле Армении, в результате, оказалось еще более деморализованным. И хотя вместо «классической оппозиции» в последующий период 2013 г. на оппозиционном поле стали более заметны так называемые «гражданские активисты», протестующие против всех более или менее серьезных инициатив бывшего правительства премьера Тиграна Саркисяна, во внутриполитическом поле у президента Сержа Саргсяна особых проблем уже не было. Фактически, его оппонентам так и не удалось создать альтернативную политическую пирамиду, которая могла бы выступать в качестве некоего баланса или противовеса действиям правительства, вынуждая его, в том числе, идти на небезопасные для властей, но требуемые реформы и шаги.

Окончательный слом этой системы сдержек и противовесов в политической и экономической системе Армении произошел уже в самом начале апреля 2014 г., когда по совокупности целого ряда причин Тигран Саркисян подал в отставку и вместо него премьер-министром Армении был назначен бывший спикер парламента Овик Абрамян. Индикатором того, что эта система уже не действует, стало во много именно то, что в состав социально-экономического блока нового правительства и вошло такое количество старых (или не совсем старых) политических «бронтозавров».

Это свидетельствует о том, что в настоящее время во внутриполитической действительности Армении почти отсутствуют акторы, которые могут повлиять на деятельность правительства. Возможно, что это не совсем долговременная тенденция, но на данный момент – она вполне явно проявляющаяся внутри Армении. В отличие от правительства Овика Абрамяна в 2014 г., правительство Тиграна Саркисяна, когда оно было в первый раз утверждено в 2008 г., находилось в кардинально иной ситуации. Не надо забывать, что первая половина 2008 г. – это был период глубокого внутриполитического и общественного кризиса в Армении после поствыборных событий «1 марта», а также период начала глобального мирового финансово-экономического кризиса, который так тяжело отразился и на армянской экономике.

Предыдущее правительство, исходя из этого, при всех своих неизбежных ошибках было вынуждено что-то предпринимать в условиях как внутриполитического, так и мирового экономического кризиса. В первую очередь это вынуждало проводить определенные реформы, которые были столь необходимы, но которые и сделали столь же непопулярным Тиграна Саркисяна и его экономическую команду. В результате, за 2008 – 2014 гг. в сфере управления, а также в финансовой и банковской сферах Армении были предприняты серьезные шаги. В этом плане программа предыдущего правительства была скорее не просто декларацией, а всего-навсего сочетанием спасительных шагов, часть которых была претворена в жизнь, часть – нет.

Что же касается программы нынешнего правительства Армении, то в условиях, когда отсутствуют внутренние факторы и акторы, побуждающие правительство производить системные изменения, то, вполне естественно, что возникают серьезные опасения, что правительственная программа будет напоминать декларацию о благих намерениях не только на бумаге, но и в ходе последующих попыток воплотить ее в жизнь. Если только неблагоприятный внешний фон вокруг Армении (опять-таки, как геополитический, так и внешнэкономический), вновь не заставит новое правительство уже премьера Абрамяна пойти по стопам своих предшественников – реализовывать необходимые реформы в экономике и системе управления страной, просто исходя из чувства собственного самосохранения.

Сергей Минасян - доктор политических наук, заместитель директора Института Кавказа (Ереван, Армения)

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net