Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

03.07.2014 | Евгений Бай

Иракская головоломка для Обамы

Президент США Барак Обама направил в Ирак еще 200 «зеленых беретов», и таким образом общая численность американского контингента в Багдаде, включая охрану посольства, составила 800 человек. Однако, судя по заявлениям высокопоставленных американских чиновников эти силы будут призваны в случае форс-мажорных обстоятельств лишь защитить дипмиссию США, ничего больше.

Обама фактически гарантировал нации, что никаких американских наземных войск в Ираке не будет. Большинство его сограждан – 70 процентов по данным последних опросов поддерживает эту позицию президента. Однако больше половины – 55 процентов одновременно возлагает на него вину за то, что тот не смог «взять под контроль» ситуацию в Сирии, что и позволило экстремистам –суннитам из «Исламского государства Ирак и Леванта» (ИГИЛ) перебраться в соседний Ирак, где они не встретили почти никакого сопротивления. Ирак вместе с Сирией становится огромной головоломкой, которую Белый дом не в состоянии решить. У нее две стороны - политическая и военная. Американские эксперты прекрасно понимают, что в случае продолжения наступления боевиков иракская армия попытается прикрыться щитом из американских спецназовцев. И отправка нескольких сотен «зеленых беретов» может стать прологом к возвращению Америки в Ирак, которое Обама всячески стремится не допустить.

История войн и военных конфликтов последнего столетия показывает, что все они начинались с отправки небольшого контингента войск за рубеж. Вьетнамская война началась с того, что президенты Дуайт Эйзенхауэр и Джон Кеннеди направили в эту страну сначала лишь группы военных советников, которые должны были обучить местных военнослужащих. Но вьетнамский опыт Америке не помог. Конечно, войны в Афганистане и Ираке начались уже со значительно большим числом военнослужащих, миссия которых была не готовить местные силы, а участвовать в боях. Но кто в начале нулевых мог представить в Америке, что военные действия в этих странах растянутся на 8-10 лет? И что потом после вывода войск потребуется вновь посылать в эти страны (в Афганистане почти наверняка повторится иракский сценарий) новые группы «джи ай»?

И вот теперь 56 американцев, которые не хотят отправлять в Ирак американские войска, считают, что объявленное Обамой в 2011 году решение о выводе всех частей США явилось «прелюдией к нынешнему кризису». Парадокс, или просто отражение растерянности Америки и отсутствия разумной стратегии, которую ее политическое руководство могло бы доступно объяснить нации?

Что же могут - пусть теоретически - предпринять США в Ираке, чтобы не допустить прихода к власти боевиков под знаменами «Аль-Каиды»? У США в Ираке три пути, один хуже другого. Первый - обрушить на исламистов массированные удары с воздуха, не посылая в эту страну наземные войска. Второй -постараться уговорить своего бывшего главного врага в регионе Иран начать совместную борьбу против ИГИЛ. Третий - позволить разделить Ирак на три государства - шиитское, суннитское и курдское.Обама несколько раз заявил, что в случае дальнейшего ухудшения ситуации может позволить военным и ЦРУ использовать самолеты-беспилотники для нанесения точечных ударов по экстремистам. Однако насколько эффективными будут эти меры? Исламисты не являются кадровыми военными, как армия бывшего диктатора Саддама Хусейна, которую Америка утюжила с воздуха в течение четырех дней, прежде чем начать наземную операцию. Они не носят униформу, у них нет танков и артиллерийских орудий. Чтобы вычислить их, США нужны «глаза» на местности и войска, которые воспользовались бы плодами массированных обстрелов. Но у Пентагона нет ни того, ни другого, экстремисты быстро переходят с места на место, иракская армия полностью деморализована и не боеспособна, местное население сотрудничать с американцами не желает.

Отвергая силовой сценарий, США никак не откликнулись на просьбу Багдада ударить по экстремистам и одновременно поставить в Ирак партию боевых самолетов. Вместо Америки на помощь иракцам пришла Россия, которая на чисто коммерческой основе, разумеется, продала этой стране 12 истребителей Су-25. Такие «срочные» контракты Москве всегда нравились. Военное решение в случае его принятия будет иметь и огромные политические последствия для США в отношениях с ключевыми союзниками в районе Персидского залива, прежде всего с Саудовской Аравией. Именно эта страна в течение многих лет направляла огромные финансовые средства суннитским повстанцам в Сирии. Но те оказались не способны свалить режим Асада. Многие из этих суннитских отрядов радикализировались и встали под знамена «Аль-Каиды».

Ситуация складывается для Америки достаточно абсурдная. Саудовцы породили монстра, который стал для дяди Сэма даже худшим врагом, чем афганские талибы. Сейчас Эр-Рияд пытается затормозить программу финансирования суннитов, чтобы деньги перестали поступать к ИГИЛ. Но одновременно он всячески противодействует наращиванию американской военной помощи шиитскому правительству Багдада. Во время закулисных переговоров власти Саудовской Аравии говорят американцам—вы не смогли помочь «нашим людям» в Сирии одолеть Асада, вы не дали им ни оружия, ни денег. Чего же вы хотите теперь от нас? Второй путь для Обамы – просить помощи у Ирана выглядит еще более туманным, чем военная опция. Ведь речь идет о главном враге Америки в регионе, которому Вашингтон в течение стольких лет грозил массированными воздушными ударами, а потом обрушил на него мощные экономические санкции, больно ударившие по ключевому сектору иранской экономики- энергетике.

Исламисты-сунниты объективно являются общим врагом для Вашингтона и Тегерана. Однако стратегия у двух стран различная. Цель Тегерана- сохранить в Багдаде шиитское правительство, которое будет ему полностью подчиняться. Цель Америки- установить в Ираке современное прозападное правительство с широким участием всех представителей иракского общества- шиитов, суннитов, курдов. Не удивительно, что в ответ на довольно унизительные попытки американского руководство попытаться договориться о некоем «совместном фронте» в борьбе против экстремистов «Аль-Каиды» в Ираке вызвали в Тегеране лишь скептическую усмешку и решительный отпор. О чем аятоллы станут договариваться с тем, кого давно окрестили сатаной? И, конечно любое зондирование Америкой почвы в отношении возможного сотрудничества с Ираном вызывает ярость у суннитских правительств Персидского залива. Саудовское посольство в Лондоне опубликовало заявление, в котором резко выступило против «любых форм иностранных интервенций и вмешательства во внутренние дела Ирака». Это-общая позиции всех нефтедобывающих государств Персидского залива: нынешняя ситуация в Ираке- сугубо внутреннее дело этой страны.

Третий путь – разделить Ирак на три государства- давняя идея нынешнего вице-президента Джо Байдена еще в бытность его сенатором США. У Байдена в экспертном сообществе Америки репутация политика «без царя в голове», который нередко говорит нечто такое, за что приходится оправдываться и его боссу и американскому госдепу. Дело в том, что в Багдаде власть делят шииты и сунниты, и никто не готов поступиться и толикой имеющихся у них привилегий. Они могут сражаться другом с другом до победного конца, то есть бесконечно. И любая из сторон теоретически готова при удобном случае провести «ночь длинных ножей»- массовую резню, этническую чистку.

А что получит Америка в случае, если идея Байдена будет иметь успех? На севере страны будет создано сравнительно умеренное и относительно проамериканское курдское государство. На западе- связанное сообщающимися сосудами с повстанческой Сирией радикальное суннитское государство. На востоке- не менее радикальная шиитская территория под полным контролем Ирана. То есть в Ираке в одном флаконе поместятся два государства, которые Вашингтон в полной мере может объявить «террористическими». Этой ли цели добивается Америка?

Побывавший недавно в Багдаде госсекретарь США Джон Керри пообещал иракцам «сильную и продолжительную помощь». Но что означают его слова на самом деле? Белый дом почти в открытую признал, что он делает главную ставку на достижение договоренности между шиитами, которые в правительстве в большинстве и суннитами, которые в последние годы почувствовали себя отрезанными от власти. Керри сказал премьер-министру Ирака Нури аль-Малики, что если тот не сможет создать правительство на более широкой основе, то значительная часть умеренных суннитов обратит свои взоры в сторону экстремистов из ИГЛА.

Но в кулуарных разговорах американские дипломаты признают, что Вашингтон настолько недоволен аль-Малики, что добивается его ухода с поста премьер-министра. Вспомним, что похожая ситуация складывалась в отношениях США с афганским президентом Хамидом Карзаем, но тот упорно отказывался уступать место кому бы то ни было. А иракский премьер, как и Карзай в свое время крайне недоволен тем, что США не готовы предоставить ему необходимую военную помощь, чтобы разбить исламистов. Пока непохоже, что аль-Малики готов пойти даже на умеренные реформы и прекратить преследование лидеров суннитов. А это означает, что Америке придется приступить к «плану В», цель которого - не допустить избрание Нури аль-Малики на третий срок.

Каковы шансы добиться политической договоренности между контролирующими власть шиитами, суннита и курдами? Сунниты как минимум хотят иметь в правительстве своего человека в кресле одного из силовых министерств- обороны или безопасности, но шиитов такой расклад не слишком устраивает. Курды на севере Ирака хотят полного признания своей автономии со столицей- городом Киркуком, а главное- права свободно продавать нефть, которой богат северный Ирак без какого либо контроля со стороны Багдада. Но этот вариант центральному правительству также не нравится.

Как пишет американская газета The New York Times, в среде влиятельных шиитов есть по крайне мере три умеренных политика, которые могли бы претендовать на кресло премьер-министра Ирака. В отличие от аль-Малики они, по крайней мере, на словах готовы рассмотреть вопрос о расширения присутствия суннитов в правительстве и передаче им некоторых важных постов. Однако, чтобы «свалить» упертого Малики в дело должен вмешаться сам президент Обама, которому следует «серьезно поговорить» с иракским премьером. Американский лидер должен действовать быстро и решительно, пока Ирак весь не оказался в руках сторонников «Аль- Каиды». Но он, как обычно в критической ситуации медлит, демонстрируя свой «фирменный» осторожный стиль. В результате, как говорит член Совета по международным отношениям США Стивен Кук, «по Ираку скоро можно будет исполнить реквием». Евгений Бай – журналист

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net