Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

27 июля в Москве прошел не согласованный с властями митинг, поводом для которого стали массовые отказы в регистрации на выборы в Мосгордуму кандидатам от оппозиции. Это уже третья акция протеста за июль: первые две прошли 14 и 20 июля. Еще один митинг запланирован оппозицией на 3 августа в преддверье апелляций в Центральной избирательной комиссии.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Российский мир

11.08.2014 | Алексей Макаркин

Александр Захарченко – премьер-министр ДНР

7 августа московский пиарщик Александр Бородай объявил об уходе с поста премьера самопровозглашенной «Донецкой народной республики», став генеральным советником в ранге вице-премьера ДНР. Его место занял Александр Захарченко, одновременно ставший главнокомандующим вооруженных сил ДНР (в мае было объявлено, что главнокомандующим является Игорь Стрелков, занимающий также пост министра обороны «республики»). Внятных объяснений этой замене дано не было – сам Бородай лишь заявил, что «сюда я пришел как кризисный менеджер, если хотите, стартапер. Многое удалось сделать за прошедшие месяцы, ДНР состоялась как государство». Премьер ДНР является фактическим лидером «республики», поэтому его фигура является знаковой, в том числе с точки зрения ее перспектив.

Уход Бородая

Бородай стал премьером ДНР 16 мая – приход российского гражданина и друга Игоря Стрелкова на этот пост означал ставку на максимальное сближение с Москвой после проведения референдума 11 мая. До этого лидером ДНР был Денис Пушилин, мелкий донецкий бизнесмен и глава местного филиала МММ, которого считали близким к крупнейшему донецкому предпринимателю Ринату Ахметову. Пушилин сохранил официальное лидерство в ДНР, став председателем президиума Верховного совета, но с тех пор практически утратил всякое влияние. Вскоре он переехал в Москву, а 18 июля подал в отставку, исчезнув с политической арены.Приход к власти в ДНР «связки» Стрелков-Бородай означал радикализацию ДНР, что было следствием как референдума, так и одесской трагедии 2 мая, когда погибли более 40 пророссийских активистов. Драматические события в Одессе привели к противоречивым результатам. С одной стороны, в самой Одессе пророссийские силы были деморализованы и с тех пор не проявляли значительной активности. Эта же тенденция распространилась и на другие регионы Юго-Востока, находящиеся под контролем украинских властей – в том числе и на Харьков, «поднять» который всерьез рассчитывал Стрелков (с этим было связано и занятие им Славянска, находящегося недалеко от административной границы с Харьковской областью). Стало ясно, что ставки резко выросли – и если в марте-апреле за участие в пророссийских акциях можно было попасть за решетку (да и то нередко милиция под давлением протестующих или из сочувствия им отпускала людей на свободу), то с этого времени возникла реальная угроза жизни. К этому пророссийские активисты – к тому же находившиеся в этих регионах в меньшинстве – оказались не готовы.

С другой стороны, одесская трагедия способствовала радикализации противников украинской власти в Донецкой и Луганской областях. Если до нее хотя бы на уровне риторики звучали предложения о «федерализации» Украины, то после – только об отделении. И хотя формально вопрос референдума 11 мая оставлял возможность для каких-то компромиссов с Киевом (он был сформулирован до 2 мая), то на практике они были уже невозможны.У «связки» Стрелков-Бородай была, однако, значимая особенность. Стрелков до 5 июля находился в Славянске и не мог реально влиять на события, происходившие в Донецке. Бородай же находился в Донецке и взаимодействовал с двумя персонами, контролировавшими силовой ресурс в этом городе – Александром Захарченко (военным комендантом Донецка) и Александром Ходаковским (министром государственной безопасности ДНР). Оба они являются жителями Донецкой области и, по многочисленным данным, поддерживали контакты с представителями местной элиты. Соответственно, премьер ДНР, не имевший в городе собственной вооруженной силы, должен был учитывать существующие реалии – и в том числе поэтому проводить более умеренную политику, чем Стрелков, фактически установивший в Славянске военную диктатуру.

Кроме того, у Стрелкова и Бородая изначально были разные ролевые функции. Стрелков должен был воевать, Бородай – создавать государственность: об этом он заявил в день своей отставки (поэтому он должен был занимать более умеренную позицию). Однако его слова о том, что ДНР состоялась как государство, выглядят явным преувеличением. И дело не только в том, что территория, контролируемая властями «республики», резко сократилась, и бои идут в пригородах Донецка, что исключает проведение какой-либо экономической деятельности, кроме продолжающейся и в чрезвычайных условиях (например, работы хлебозаводов и части магазинов). Но и до падения Славянска ДНР по целому ряду причин отпугивала представителей элит и бизнеса, от крупного до малого. Системными проблемами стали маргинальность многих лидеров, радикальная позиция в отношении Киева, рост преступности (часть криминала использовала символику ДНР), неспособность предложить реальные и привлекательные политические альтернативы. Последние подменялись попытками создания «русской утопии», основанной на православных ценностях.

В результате все планы самостоятельного экономического развития и повышения имиджевой привлекательности с самого начала оказались нереалистичными. Представляется, что, по меньшей мере, на первоначальном этапе формирования ДНР (еще до референдума) этот вопрос сознательно не рассматривался всерьез, так как задачей наиболее активной части ее лидеров было продержаться до вступления на территорию Донецкой области российской армии. Когда же этот вопрос перестал быть актуальным, то «перестраиваться» было уже поздно.

После отхода из Славянска Стрелков прибыл в Донецк, где 6 июля провозгласил себя военным комендантом города. Этот пост ранее занимал Захарченко. 10 июля первым заместителем премьера ДНР по работе с правоохранительными органами был назначен Владимир Антюфеев, в течение двух десятилетий занимавший пост министра безопасности Приднестровья и покинувший это непризнанное государство в конце 2011 года, после того, как пост президента Приднестровья покинул Игорь Смирнов, ближайшим соратником которого он являлся. В 2012 году Антюфеев вместе с рядом других соратников Смирнова перебрался в Россию. Он известен как решительный сторонник восстановления СССР, борьбе за что он посвятил большую часть своей жизни. Еще в 1990-1991 годах Антюфеев курировал деятельность рижского ОМОНа, который боролся за сохранение Латвии в составе СССР; он разыскивается властями Латвии и Молдавии, после отъезда в Россию против него было возбуждено уголовное дело и в Приднестровье. Фактически Антюфеев вытеснил из центрального руководства ДНР Ходаковского. Таким образом, в течение короткого времени расстановка сил в Донецке принципиально изменилась.

Несколько дней спустя министрами внутренних дел и государственной безопасности были назначены отставные офицеры приднестровской спецслужбы – соответственно, Олег Береза и Андрей Пинчук. 21 июля вице-премьером ДНР по социальным вопросам стал Александр Караман, бывший вице-президент Приднестровья, а затем советник Смирнова – эта должность является значимой для распределения гуманитарной помощи, поступающей из России. Таким образом, ключевые позиции в системе власти ДНР заняли люди, еще недавно не имевшие никакого отношения к Донецкой области. Правда, Пушилина на посту главы Верховного совета сменил дончанин Борис Литвинов, известный как функционер Компартии Украины среднего уровня – но эта должность продолжает оставаться номинальной.

Представляется, что интересы Стрелкова и Антюфеева (и, соответственно, всей приднестровской команды) совпадали – их целью является восстановление имперского государства, форма которого является второстепенным вопросом. «Белый» Стрелков и «красный» Антюфеев в этом вопросе прекрасно находят общий язык. Донецкая область для них является лишь «полем боя», плацдармом для реализации своих идей. Похоже, что в Москве протекцию им оказывает наиболее жестко и антизападно настроенная часть российской властной элиты, делающая серьезную ставку на ДНР как часть системного противостояния с Западом.

29 июля Бородай выехал в Россию якобы для того, чтобы заняться проблемами беженцев – однако эта версия с самого начала выглядела неправдоподобной. Бородай и ранее уезжал в командировки, но при этом публично не объявлялось, что исполнение обязанностей передается другому лицу. На этот раз и.о. премьера стал Антюфеев, который в этом качестве стал делать публичные заявления. 4 августа Бородай вернулся в Донецк и обещал дать пресс-конференцию. Тогда же пошли слухи, что лидеры ДНР и ЛНР собираются официально обратиться к Владимиру Путину с просьбой о введении «миротворческих войск». Казалось, что сторонники жесткого курса победили – как в Донецке, так и в Москве.

Назначение Захарченко

Однако ни пресс-конференции 4 августа, ни обращения не последовало. 7 августа Бородай заявил о своей отставке, причем новым премьером стал дончанин Захарченко. Обстоятельства ухода Бородая носили закрытый характер – в течение всего дня эта информация то подтверждалась, то опровергалась, что может свидетельствовать о серьезных внутренних противоречиях. Причем и предшествующие события свидетельствовали о том, что сторонники жесткого курса не полностью доминировали в вопросе функционирования ДНР.

Так, Стрелков не смог установить в Донецке «славянские» принципы управления – вместо единоличного лидерства был создан совет командиров, в состав которого вошли основные военные лидеры «республики». В его рамках Стрелков активно сотрудничал с Захарченко, который во главе своего батальона «Оплот» принял участие в организованном Стрелковым наступлении на юге Донецкой области с целью создания коридора для сообщения с Россией в районе Мариновки и полного окружения украинских воинских частей в приграничном районе. Наступление закончилось неудачей, во время одной из атак 22 июля Захарченко был ранен в руку. За этот бой он был награжден Стрелковым учрежденным им орденом – Георгиевским крестом IV степени (с этим орденом он принимал присягу в качестве премьера). Также Стрелков произвел ранее не имевшего воинского звания Захарченко в майоры; кроме того, он был назначен и.о. заместителя главы МВД по войскам. Ни о каких противоречиях между Стрелковым и Захарченко в этот период неизвестно.

Что касается Ходаковского, то его бригада «Восток» также активно участвует в боевых действиях – в частности, на стратегически важной высоте Саур-Могила недалеко от российской границы (к настоящему времени «Восток» был вынужден ее оставить). В то же время его взаимоотношения со Стрелковым носят более сложный характер – по сравнению с Захарченко. Один из наиболее активных симпатизантов Стрелкова в Интернете Борис Рожин (ник – colonel cassad) писал 7 июля, что «история с Ходаковским, который уже в бытность командиром «Востока» продолжал брать деньги от Ахметова и подставлял своих людей, так же часть этих закулисных торгов, когда Ахметов по сути устранял неконтролируемых ополченцев, чтобы они на полном серьезе не начали строить ДНР». Рожин утверждал также, что «проблема ДНР собственно в том, что Ахметов до сих пор имеет большое влияние на руководство ДНР и донецкие элиты. Москва этот момент учитывает и пытается с ним (в лице Суркова и ряда ответственных лиц) договориться». Впрочем, основным объектом нападок Рожина являлся не Ходаковский или Ахметов, а помощник президента России Владислав Сурков, выступающий в его статье в роли главного противника во власти Стрелкова и других патриотов.

Люди Ходаковского обеспечивали охрану находившегося в начале июля в Донецке политтехнолога Сергея Кургиняна, направленного в ДНР для дискредитации Стрелкова, обвинявшегося в массе ошибок, включая сдачу Славянска. Судя по всему, Кургинян представлял в Донецке интересы более «умеренных» сил в Москве, которые не хотели бы радикального втягивания России в конфликт на Востоке Украины, а также желали бы ослабить позиции Стрелкова, ставшего кумиром для националистов, весьма критично настроенных по отношению к российской власти. Они видят его в будущем политической фигурой общероссийского масштаба, что вряд ли может понравиться Владимиру Путину.

Под силовым давлением «стрелковцев» Кургинян был вынужден покинуть Донецк, однако его сторонники продолжили кампанию против Стрелкова – видимо, поддержанную на аппаратном уровне частью представителей российской власти. В результате Стрелков, находящийся в зависимости от поддержки со стороны Москвы, был вынужден существенно сократить свое присутствие в информационном пространстве, воздерживаясь от любой критики в адрес российских властей и лично Путина (которую допускал, находясь в Славянске). Кроме того, он с большой неохотой уволил своего начальника политического управления Игоря Иванова, возглавляющего Русский общевоинский союз (РОВС) – общественную организацию, считающую себя преемницей «исторического» РОВСа, основанного в эмиграции генералом Петром Врангелем. В Интернете был опубликован текст Иванова из издающейся в Аргентине «белой» газеты «Наша страна», в котором говорилось, что Путин является старым врагом национальной России – в нем же президенту России был противопоставлен Стрелков, «белый патриот, который работает не на систему, а на свое понимание долга и чести».

Смена премьера ДНР также может рассматриваться в контексте этой же тенденции. Захарченко до нынешних военных событий официально занимался малым бизнесом, причем его характер неясен, но, судя по всему, был связан с криминалом – то ли разработка «копанок» (нелегальных угольных карьеров, обычно находящихся под покровительством местных чиновников), то ли контрабанда (как утверждают украинские источники). Также он известен как глава донецкого отделения харьковской общественной организации «Оплот», созданной под патронажем мэра Харькова, деятеля Партии регионов Геннадия Кернеса – в частности, для борьбы с тогдашней оппозицией, ныне пришедшей к власти в Украине. В Донецке «Оплот» тесно сотрудничал с Партией регионов – по некоторым данным, в его рядах состояли так называемые «титушки», пытавшиеся разогнать киевский Майдан.

До апреля 2014 года Захарченко не был заметной фигурой – он впервые «засветился» лишь после того, как его люди взяли под охрану мэрию Донецка. При этом люди Захарченко были вполне лояльны мэру города Александру Лукьянченко и не препятствовали работе мэрии – напротив, они фактически защищали ее от более радикальных формирований. Лукьянченко покинул Донецк лишь в середине июля – когда Стрелков в жесткой форме потребовал от него прекратить занимать нейтральную позицию и открыто поддержать ДНР. Назначенный украинскими властями губернатор Донецкой области Сергей Тарута весной отзывался о людях Захарченко весьма аккуратно: «Это то крыло, которое сегодня готово помогать нам в охране основных объектов. Это группа «Оплот», и они сегодня помогают обеспечивать безопасность в том числе и телеканала «Донбасс». По словам Таруты, «мы с ними нашли диалог, мы с ними договорились, что они не будут нигде участвовать в захватах».

1-2 июля в Донецке имело место вооруженное противостояние между сторонниками Ходаковского и Захарченко, с одной стороны, и Игоря Безлера (полевого командира, контролирующего Горловку), с другой. Люди Безлера захватили часть здания местного УВД, которым руководит близкий к Ахметову генерал Константин Пожидаев. Отбивать здание отправились «Оплот» и «Восток», которым удалось вытеснить безлеровцев из города. Пожидаев, как и Лукьянченко, покинул Донецк только после появления в городе Стрелкова.

Среди связей «Оплота» называли депутата Верховной рады от Партии регионов Александра Бобкова и донецкого функционера «регионалов» Алексея Грановского, который в течение нескольких дней был министром топлива и энергетики ДНР, но покинул этот пост в знак протеста против планов национализации крупного бизнеса. В конце мая «Оплот» взял под охрану резиденцию Рината Ахметова, не позволив ворваться в нее радикально настроенным сторонникам ДНР. По данным СМИ, «Оплот» является единственной структурой ДНР, где регулярно выплачивается денежное довольствие – до 4 000 гривен в месяц (порядка 16 тысяч рублей, по донецким меркам неплохая сумма). Такие выплаты были бы невозможны без участия местного бизнеса.

По утверждению источника РБК, Захарченко тесно сотрудничает с вице-премьером ДНР Андреем Пургиным, известным своими радикальными пророссийскими взглядами еще задолго до нынешних событий. Однако в теперешней ситуации более важно, что Пургин является дончанином – и, по некоторым данным, крайне негативно относится к разрушениям экономики и социальной сферы региона в результате активных военных действий. Характерно, что именно Пургин был «переговорщиком» от ДНР на заседании контактной группы в Минске 31 июля – 1 августа.

Источник РБК также дал понять, что Россия этим шагом дополнительно демонстрирует, что она и ее представители в военный конфликт не вовлечены: «Было бы странно, если бы этот сигнал не считывался». Характерно, что один из соратников Стрелкова Александр Жучковский 6 августа опубликовал сообщение о необходимости срочной поставки в ДНР материальных ресурсов для ополчения. А 9 августа он прямо заявил, что это обращение «было связано главным образом с тем, что обещания помощи, данные некоторыми высокопоставленными людьми в РФ, очередной раз были нарушены (причем наше военное руководство получило из Москвы рекомендацию «сворачивать лавочку»)».

Последствия назначения Захарченко

Выступление Захарченко 9 августа на церемонии принятия присяги в качестве премьера оказалось весьма примечательным. В нем содержались вполне ожидаемые резкие нападки на киевские власти и обещание вести борьбу «за каждую улицу, за каждый дом, за каждый метр нашей земли» в случае штурма Донецка украинской армией. В то же время в выступлении Захарченко было два знаковых момента. Первый прошел практически незамеченным – в тексте не была упомянута Россия. Второй же, напротив, был отмечен многими СМИ – Захарченко заявил, что «мы готовы к прекращению огня для недопущения разрастания масштабов гуманитарной катастрофы на Донбассе». При этом он не выдвинул никаких предварительных условий, чего раньше не происходило.

Впрочем, уже 10 августа пресс-служба министерства информационной политики ДНР конкретизировала это предложение. Прекращение огня было поставлено в зависимость от аналогичных действий со стороны украинской армии, что выглядит вполне логичным. Однако также было заявлено, что «обязательными условиями начала именно переговорного процесса о каком-либо урегулировании являются: полный вывод украинской армии с территории ДНР и участие в переговорах именно официальных лиц украинской стороны». Если учесть, что под территорией ДНР понимается вся Донецкая область, то такой подход выглядит явно нереалистичным. Таким образом, официальная позиция ДНР заключается в четком разделении прекращения огня и переговоров, причем в последних «республика» сейчас демонстрирует явную незаинтересованность (минское заседание контактной группы ДНР официально считает лишь консультациями). А прекращение огня без переговоров может означать лишь передышку, которая выгодна слабейшей стороне (в данном случае ДНР, которая находится в обороне, испытывает дефицит финансовых ресурсов и горючего).

В свою очередь, украинская сторона публично увязывает прекращение огня не с переговорами, а с капитуляцией ДНР. По словам пресс-секретаря Информационного центра Совета национальной безопасности и обороны Украины Андрея Лысенко, «если есть инициатива, то она осуществляется практическим путем, а не только словами. Поднимаются белые флаги, слагается оружие, и в этом случае по ним уже никто стрелять не будет». Понятно, что такие условия полностью неприемлемы для ДНР.

Назначение Захарченко действительно может означать желание России как несколько дистанцироваться – по крайней мере, в публичном пространстве – от ситуации в ДНР, так и попытаться «вырулить» на очередной компромиссный сценарий разрешения конфликта – возможно, с участием представителей местных элит, таких как Ахметов и Лукьянченко. Однако возникает вопрос о реалистичности такого компромисса в нынешних условиях, когда на территории Донецкой и Луганской областей продолжаются ожесточенные боевые действия, причем с обеих сторон значительное влияние имеют радикалы, готовые воевать «до победного конца» или «до последнего защитника». Кроме того, далеко не факт, что в самой России расстановка сил полностью определилась – если «мягкий» курс будет демонстрировать недостаточную эффективность, то сторонники «жесткого» могут получить новый шанс.

Алексей Макаркин - первый вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net