Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Кавказ

17.09.2014 | Сергей Минасян

Грузия-США: устойчивая динамика без иллюзий

Уэльский саммит НАТО в начале сентября 2014 г. не принес сенсаций в вопросе взаимоотношений Грузии с Североатлантическим Альянсом и с ведущей страной этой организации - США. Вполне предсказуемо Грузия не получила долгожданной Программы действий по членству в НАТО (Membership Actions Plan - MAP). Вместо этого, также вполне предсказуемо, было объявлено об очередном начале нового специального уровня отношений Грузии как «особого партнера НАТО».

Сделанное президентом США Бараком Обамой еще в конце марта 2014 г., заявление о нереалистичности в ближайшее время вступления Украины и Грузии в НАТО вызвало серьезное разочарование и беспокойство среди грузинской политической элиты. Однако при этом оно также отражало осознание Вашингтоном и Брюсселем того, что в нынешних условиях предоставление Грузии возможности членства в НАТО в восприятии Москвы означает реальный переход «красной линии». Естественно, что общественность Грузии все же надеялась на то, что в свете развитий в Украине и обострения отношений России с Западом возникает возможность предоставления их стране MAP в сентябре 2014 г. в ходе очередного саммита НАТО. Однако такой сценарий был нереалистичным.

Однако, перспектива полноценного членства Грузии в НАТО остается во внешнеполитической повестке Тбилиси. Любое существенное изменение внешнеполитической конъюнктуры на фоне ухудшения отношений России со странами НАТО может вновь вернуть этот вопрос в реальную, практическую плоскость. Возможно, во многом именно этим был продиктован визит министра обороны США Чака Хейгела в Грузию непосредственно после натовского саммита. Этим же были и продиктованные сделанные Хейгелом там достатчоно громкие заявления и пмредупреждения, почти исключительно адресованные Москве. В ходе своего визита американский министр также встретился с высшим руководством Грузии, побывал в учебном центре, заявил о возможности поставок Грузии некоторых видов оборонительного вооружения, а также многоцелевых военно-транспортных вертолетов «Блек Хоук».

Это был первый с 2003 г. визит министра обороны США в Грузию (тогда эту страну посетил Дональд Расфельд). Это говорит о том, что США продолжают рассматривать эту страну как ключевого военно-стратегического партнера, при этом уже не только в рамках региона Южного Кавказа, или транзитно-коммуникационного (с учетом энергетического корридора с Каспия на Запад и транзита военных грузов из Афганистана). Очевидно, что военно-стратегическая значимость Грузии в настоящее время в оценках Пентагона возрастает уже и в качестве страны, лежащей вдоль периметра южных, кавказских границ России.

Отношения США с Грузией достигли пика своего развития к 2008 г., когда Вашингтон фактически стал восприниматься как могущественный патрон, продвигающий и защищающий интересы Грузии на региональном и глобальном уровнях. Однако, несмотря на столь мощную поддержку правительству Саакашвили за все предыдущие годы, США оказались не в состоянии оказать реальную военную помощь Грузии в ее войне с Россией в августе 2008 г. Победа на президентских выборах Б.Обамы, начавшийся масштабный мировой финансово-экономический кризис и последующая попытка «перезагрузки» между Россией и США существенно снизили значимость Грузии в приоритетах региональной политики Вашингтона на постсоветском пространстве. Уходящая администрация Дж.Буша в качестве некоего «прощального жеста» успела заключить с Грузией в начале января 2009 г. Хартию о стратегическом партнерстве. Однако данный документ не давал жестких безопастностных гарантий стране, хотя и имел важное политическое и пропагандистское значение, в том числе лично для президента Саакашвили в его последующих контактах с новой администрацией Б.Обамы. В июле 2009 г. Грузию посетил вице-президент США Джо Байден, заявивший, что «политика перезагрузки» с Россией не будет осуществляться за счет Грузии, и что Соединенные Штаты будут содействовать в обучении и модернизации грузинской армии и поддерживать страну в ее устремлениях в НАТО. В качестве ответного шага Грузия в августе 2009 г. приняла решение об отправке в Афганистан грузинских войск в составе миротворческих сил НАТО, который стал самым многочисленным контингентом из числа стран, не входящих в Североатлантический Альянс.

При этом, несмотря на многократные призывы бывших грузинских властей, США воздержались от предоставления действенной военно-технической помощи наступательного характера грузинской армии, восстанавливающейся после августовской войны с Россией. Наряду с этим администрация США Б.Обамы существенно ужесточила свою позицию в отношении внутриполитических процессов в самой Грузии, уделяя особое внимание подготовке к подготовке парламентских выборов в Грузии в октябре 2012 г. и не допустив серьезных репрессий властей страны в отношении Б.Иванишвили и других его оппозиционно настроенных сторонников.

Как представляется (и итоги сентябрьского визита Чака Хейгела в Грузию это лишь подтвердили), отношения южнокавказской страны с США на фоне украинского кризиса будут продолжать сохранять уровень особых и достаточно близких взаимоотношений, однако вряд ли смогут достичь той степени доверительности, которую имело прежнее правительство М.Саакашвили при республиканской администрации Дж.Буша-младшего. Даже на нынешнем фоне поступательного ухудшения отношений с Россией США в обозримом будущем будут воздерживаться от предоставления конкретных гарантий безопасности Грузии. Тем не менее, возможность предоставления в краткосрочной перспективе администрацией Барака Обамы (или в более широких рамках НАТО) более серьезной военно-технической помощи, в случае еще большего ухудшения российско-грузинских отношений – вполне вероятна. Вдобавок к этмоу, администрация США заявила о готовности предоставить до 1 млрд. долларов военной помощи Украине, Грузии и Молдове, как странам-союзницам США вне НАТО, в рамках так называемого «Акта о предотвращении агрессии со стороны России – 2014».

Очевидно, что несмотря на это, грузинская сторона не вполне довольна такой динамикой взаимоотношений, надеясь, что украинский кризис сможет ускорить как процесс углубления американо-грузинских военно-политических взаимоотношений, так и сдвинуть с места вопрос окончательного предоставления стране Программы действий по членству в НАТО (Membership Actions Plan - MAP). К примеру, министр обороны Грузии И.Аласания еще в конце апреле 2014 г., в своем выступлении в Атлантическом Совета США в Вашингтоне уже озвучил, «в качестве идеи», предложение разместить на территории Грузии оборонительные средства ПВО стран НАТО. Естественно, что по мере разрастания украинского кризиса в грузинские порты участились визиты американских боевых кораблей, а также различного рода совместные учения и мероприятия военнослужащих Грузии и США, что свидетельствует о возможности дальнейшей активизации сотрудничества двух стран в сфере безопасности, особенно в рамках совместных проектов по Черноморской безопасности. Практически на постоянной основе в порту Батуми швартуется один из американских боевых кораблей.

Однако, как представляется, переход на качественно новый уровень взаимоотношений между Тбилиси и Вашингтоном в военно-стратегической сфере пока нереалистичен. Естественно, будет продолжаться политическая поддержка США Грузии в двустороннем и многостороннем форматах (в том числе в рамках НАТО и во взаимоотношениях официального Тбилиси с ЕС), но без предоставления четких гарантий безопасности и прямой военной помощи и членства в Альянсе. Параллельно будет продолжаться (возможно, даже усиливаться) содействие США политическим и экономическим реформам внутри Грузии, обеспечение стабильности внутриполитических процессов.

Впрочем, время от времени стыдливым камнем преткновения для Вашингтона и Тбилиси будут оставаться вопросы, связанные с уголовным преследованием новыми грузинскими властями бывшего президента Грузии М.Саакашвили и многих членов его команды. Американская сторона полагает, что преследование бывшей команды Саакашвили, которая в 2000-х гг. являлась чуть ли не эталонным примером «правильного прозападного курса», даже во многом по вполне справедливым обвинениям, является не вполне удачной позицией новых властей Грузии, бьющей по имиджу США и их европейских союзников на постсоветском пространстве. Однако со временем «проблема Саакашвили», видимо, будет занимать все меньше и меньше места в американско-грузинском политическом диалоге, тем более что бывший президент все больше вовлекается в политические процессы в Украине.

Вместо этого, даже с учетом более сдержанной позиции нового грузинского руководства в его отношениях со своим северным соседом, «фактор России» будет занимать все большее значение в политической повестке Тбилиси и Вашингтона (и Брюсселя), заслоняя им все остальные вопросы и проблемы, и создавая для них новые перспективы.

Сергей Минасян - доктор политических наук, заместитель директора Института Кавказа (Ереван, Армения)

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net