Информационный сайт
политических комментариев
вКонтактеFacebookTwitter
Ближний Восток Украина Регионы Выборы в России Выборы в США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

К президентским выборам 2017 года французские левые подходят «в состоянии хаоса и разброда»[1]. Президент Франции Франсуа Олланд в случае выдвижения своей кандидатуры в 2017 году, согласно опросам всех французских социологических институтов, набирает в первом туре 14-16% голосов, то есть меньше, чем Марин Ле Пен, кандидат от Национального фронта, и меньше, чем любой кандидат от правоцентристской коалиции, чье имя определится в ходе праймериз в ноябре 2016 года, и, следовательно, выбывает из политической борьбы[2]. В некоторых сценариях президентских выборов Олланда может опередить центристский кандидат Франсуа Байру (за него готовы голосовать 13% опрошенных) или догнать кандидат «радикальной левой» Жан-Люк Меланшон, набирающий, по опросам, 12%[3].

Бизнес, несмотря ни на что

Сегодня в Петербурге открывается очередной Международный экономический форум. Это мероприятие является знаковым не только потому, что оно проходит в юбилейный, двадцатый раз, но и потому, что там будут обсуждаться подходы к выстраиванию новой экономической реальности. Однако успешное решение этой задачи невозможно без проведения новой, уже третьей по счету перестройки отношений между бизнесом и властью.

Интервью

За последние месяцы ситуация на сирийских фронтах значительно улучшилась – взята пальмира, готовится наступление на «столицу» ИГ Ракку. О военно-тактических и политико-дипломатических аспектах сирийской войны «Политком.RU беседует с военным экспертом, заместителем директора Института стран СНГ Владимиром Евсеевым.

Колонка экономиста

Видео

Реклама

Кавказ

07.10.2014 | Сергей Минасян

Армения и Евразийский Союз: конец интриги?

Согласно сообщениям СМИ и комментариям официальных лиц, 10 октября 2014 г. в Минске планируется подписать соглашение о присоединении Армении к Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС). 2 октября премьер-министр Армении Овик Абрамян, выступая перед журналистами до начала заседания исполнительного органа правящей Республиканской партии, также заявил, что уверен, что 10 октября в столице Беларуси состоится подписание данного документа.

Аналогичного мнения придерживаются и в руководстве Евразийской комиссии, считая, что, если за оставшиеся несколько дней не произойдет какого либо форс-мажора во взаимоотношениях между тремя странами-основателями ЕАЭС, то вопрос присоединения Армении к этому интеграционному проекту будет окончательно урегулирован в ходе встречи в Минске, что позволит Армении уже к 1 января 2015 г. (когда, как запланировано, Договор о функционировании ЕАЭС и вступит в силу) стать полноценным участником этого политико-экономического образования.

Наряду с этим, во внутриполитических обсуждениях в Армении, комментариях экспертов и журналистов проблема членства страны в этом проекте продолжается оставаться одной из наиболее освещаемых и горячих тем. Это было связано с различными факторами, в том числе с учетом того, что процесс членства страны в этом проекте по независимым от официального Еревана причинам постоянно затягивался. Естественно, это вызывало соответствующую реакцию со стороны как противников, так и сторонников членства Армении в Евразийском Союзе. Прошло уже больше года с того момента, как 3 сентября 2013 г. армянское руководство под влиянием позиции официальной Москвы приняло решение отказаться от парафирования Ассоциированного соглашения с ЕС и вместо этого начать процесс по вступлению на тот момент в Таможенный, а сейчас уже – Евразийский Экономический Союз России, Казахстана и Беларуси.

Однако, как оказалось, этот процесс столкнулся с определенными политическими, юридическими и иными трудностями. Астана и Минск, в отличие от Москвы, не особенно были воодушевлены процессом вступления Армении в этот союз. Позиция Казахстана, хотя бы на публичном уровне, отчасти отражала соображения некой «тюркской солидарности» с Азербайджаном, в том числе выдвижение искусственного условия, чтобы в Евразийский Союз Армения вступала без Нагорного Карабаха. В то время как Беларусь (впрочем, и тот же Казахстан) не скрывала того, что членство Армении является неким рычагом, который можно использовать против России, чтобы достигнуть больших уступок и преференций со стороны Москвы в новом Договоре. Иными словами, Минск и Астана не без оснований предполагали, что так как для Москвы членство Армении важнее, то можно было бы использовать это обстоятельство, как элемент торга, чтобы получить большие преференции от главного инициатора евразийской интеграции по своим собственным вопросам.

Что касается формально самой острой тематики, нервно воспринимаемой некоторыми политизированными кругами в Армении – вопроса наличия таможенных границ между Арменией и Нагорным Карабахом, то ситуация искусственно нагнеталась прессой и политическими силами. При этом с самого начала всем было очевидно, что решение будет найдено по форме «де-факто – де-юре», с сохранением максимальной неопределенности в официальных документах по присоединению Армении к ЕАЭС. Нагорный Карабах не является территорией Республики Армения, и последняя может войти в ЕЭАС (как впрочем, и во все остальные международные структуры и организации, начиная с марта 1992 г., когда страна стала членом ООН) только в своих международно-признанных границах. С другой стороны, очевидно, что Армения и Нагорный Карабах, как были, так и продолжат оставаться едиными политическим, экономическим, военно-стратегическим и гуманитарным пространством, вне зависимости от формата участия Армении в любого рода политических или экономических проектах по международной интеграции. Иной формат участия Армении в ЕАЭС, который бы не обеспечивал подобных условий для Нагорного Карабаха, был бы неприемлемым и лишал смысла само членство Армении в этом союзе. В конце концов, решение официального Еревана о членстве в ЕАЭС было во многом продиктовано именно фактором Карабаха и стремлением армянского руководства создать для него лучшие условия в сфере безопасности и экономического развития.

Однако тема таможенной границы между Арменией и Нагорным Карабахом в армянском внутриполитическом поле, естественно, активно обсуждалась вплоть до начала октября 2014 г. При этом аргументы сторонников и противников членства Армении в ЕАЭС в этом вопросе с точностью до наоборот напоминали аналогичную дискуссию почти год назад (до принятого решения от 3 сентября 2013 г.), когда противники подписания Ереваном Соглашения об ассоциации с ЕС с пеной у рта говорили, что это соглашение якобы создаст непреодолимые преграды между Арменией и Нагорным Карабахом в политической, экономической и иных сферах, т.к. ассоциированные соглашение с ЕС предусматривалось исключительно в рамках границ Республики Армения.

Несмотря на наличие подводных камней, меняющиеся приоритеты участия, внутриобщественное восприятие, и наконец – украинский кризис, кардинально поменявший все приоритеты формирования и формат функционирования ЕАЭС, который к осени 2014 г. видимо уже существенно отличался от того, каким его надеялись видеть некоторые ключевые инициаторы этого проекта, процесс присоединения Армении постепенно продвигался вперед. В сентябре 2014 г. полный текст Договора о присоединении Армении к ЕАЭС, включая многочисленные приложения, был уже готов и представлен. Значительную часть документа составил список из почти 1000 наименований товаров (т.н. «изъятий»), по которым Армения получала право на определенный период льготного таможенного регулирования, по ставкам, существенно низким чем предполагалось в рамках всего ЕАЭС.

Однако эта часть договора является чуть ли не самой основной, ибо с учетом особого географического и коммуникационного положения Армении (не имеющей единой сухопутной границы ни с одним из участников ЕАЭС) невозможно экономически оправданное членство страны в ЕАЭС без льготного режима таможенного регулирования. Армения является членом ВТО и имеет чрезвычайно импортоориентированную и либеральную экономику, в отличие от всех остальных членов ЕАЭС, где даже Беларусь является крупным «квазиэкспортером» энергоресурсов. Таможенные пошлины в Армении существенно ниже, чем в остальных членах ЕАЭС, и единый подход в этом вопросе просто привел бы к существенному росту цен на импортируемые товары и социальному взрыву. Согласно документу и приложения, для Армении предусматривается льготный режим по большинству товаров в среднем на 4-х или 5-тилетний режим.

Естественно, анализировать почти 160 страничный текст документа (большую часть которого составляют приложения) без специальных профессиональных знаний сложно или почти невозможно. В любом случае, после подписания 10 октября 2014 г. Договора о вступлении Армении в ЕАЭС армянскому правительству необходимо будет подробнее и доступнее представить и разъяснить общественности своей страны все плюсы и минусы этого детального документа. Документа, в котором регулируется даже порядок закупок Арменией вооружения и военной техники для нужд своих вооруженных сил и порядок оформления ввозных пошлин на них. К примеру, согласно статье 44-й Приложения №3 к Договору о присоединении Республики Армения к Договору о Евразийском экономическом союзе от ввозной пошлины в период на 7 лет (2015 - 2022 гг.) освобождаются «товары, являющиеся продукцией военного назначения, ввоз которых осуществляется в период 2015 – 2022 годов в Республику Армения для обеспечения потребностей Вооруженных сил Республики Армения и аналоги которых не производятся на территориях других государств-членов Таможенного Союза».

Похоже, что интрига, связанная с членством Армении в ЕАЗС, и которая являлась одним из главных политических фонов внешней и внутренней политики страны в 2013-2014 гг., заканчивается. Однако возникает новая, еще более важная интрига, связанная с самим форматом будущего функционирования Евразийского Союза. У многих экспертов и политических комментаторов вполне обоснованно возникает интерес к тому, насколько вообще будет жизнеспособен ЕАЭС. Особенно в условиях экономических санкций в отношении России со стороны Запада, геополитических обстоятельств углубляющегося украинского кризиса и новой Холодной войны, экономического бремени процесса интеграции для ее главного инициатора в условиях падения цен на энергоносители, а главное – так и не до конца улаженных внутренних противоречий между его соучредителями.

Сергей Минасян - доктор политических наук, заместитель директора Института Кавказа

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Заявления и события последних двух лет указывают на заметное переосмысление властью роли СМИ и их места в политической сфере. Много дискуссий разворачивается вокруг тенденций в журналистике не только между провластными и оппозиционными силами, но и внутри самой власти, которая в последнее время делает очевидные попытки осмыслить новую роль СМИ.

В Украине активно проходит процесс декоммунизации – переименовываются населенные пункты и улицы, снимаются памятники советским государственным деятелям. На фоне нерешительного проведения реформ в других сферах борьба с советскими символами становится областью, в которой украинские власти продвинулись наиболее далеко. А различные способы сопротивления декоммунизации не приводят к успеху.

Сегодня в России тезисы об открытости власти и о необходимости поставить ее под общественный контроль активно используются и властью, и оппозицией. Развитие институтов взаимодействия власти и общества, в конечном счете, приводит и к формированию новых моделей взаимодействия государства с экспертным сообществом.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net