Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

27 июля в Москве прошел не согласованный с властями митинг, поводом для которого стали массовые отказы в регистрации на выборы в Мосгордуму кандидатам от оппозиции. Это уже третья акция протеста за июль: первые две прошли 14 и 20 июля. Еще один митинг запланирован оппозицией на 3 августа в преддверье апелляций в Центральной избирательной комиссии.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

13.07.2015 | Марина Войтенко

Уроки китайского

Еще неделю назад финансовые проблемы Греции практически полностью заполняли информационное пространство. Теперь главная экономическая тема –китайский фондовый пузырь. И дело даже не в акциях компаний КНР (пузыри на рынках – явление вполне обычное, а в Поднебесной он слишком молод, чтобы быть достаточно устойчивым). Пристальное внимание участников и аналитиков сосредоточено на методах регулирования, массу вопросов вызывает и само «количественное смягчение по-китайски».

Бурный рост фондового рынка в Китае начался в середине прошлого года, когда власти приняли меры по стимулированию кредитования, и в торговлю акциями включилось огромное количество мелких игроков. Доля розничных инвесторов в дневном обороте Шанхайской биржи доходила в последние месяцы до 90%. Причем большинство из них для биржевых игр использовали заемные средства. По данным China Securities Depository and Clearing Corporation, к маю 2015 года количество счетов, с которых инвесторы торговали с плечом, выросло по сравнению с уровнем годичной давности вдвое до 7,2 млн. При этом в Bloomberg отмечают, что две трети этих новых инвесторов не имеют даже среднего образования, а треть покинули школу в возрасте до 12 лет. Тем не менее, доля торговых счетов размером свыше 100 тыс. юаней ($16 тыс.) достигла почти 40%. И если раньше инвесторы имели возможность открыть только один счет, то в апреле-2015 регуляторы расширили диапазон возможностей до 20-ти. Между тем, средняя длительность хранения бумаг на счете составляла менее одной недели, а по отдельным акциям достигала одного дня. Словом, рынок уже к началу лета имел все характеристики чрезмерно спекулятивного.

Понятно, что это не могло продолжаться вечно. В середине июня началась коррекция, в начале июля перешедшая в обвал. К 9 июля рынок КНР потерял более трети капитализации ($3,9 трлн.) от пика 12 июня, индекс Shanghai Composite упал почти на 30%, что является худшим результатом с 1992 года. По началу китайские власти не спешили вмешиваться в развитие событий, что дает основания для вывода – плавное сдувание фондового пузыря входило в планы регуляторов. Подтверждение тому и ужесточение в начале июня Комиссией по регулированию рынка ценных бумаг (China Securities Regulatory Commission, CSRC) правил торговли. Но распродажи слишком быстро набирали обороты.

27 июня Народный банк Китая объявил о снижении процентных ставок и резервных требований. Но этого оказалось недостаточно для стабилизации ситуации. В заявлении CSRC сложившееся положение охарактеризовано без прикрас: «Панические настроения и иррациональная распродажа акций привели к проблемам с ликвидностью на фондовом рынке». Пришлось прибегать к экстренным мерам

На минувшей неделе Пекин приостановил первичные размещения акций (IPO). Народный банк Китая объявил о том, что «с помощью инструментов краткосрочного кредитования, выпуска долговых обязательств и рефинансирования предоставит достаточный объем ликвидности для компании China Securities Finance Corporation (CSF[1])», которая намерена активно скупать на рынке акции малых и средних компаний. Китайские же брокеры договорились направить 120 млрд. юаней ($19,3 млрд.) на поддержку фондового рынка страны за счет выкупа акций местных компаний. В соглашении принимает участие 21 крупнейшая брокерская фирма Поднебесной, каждая из которых инвестирует на эти цели сумму, эквивалентную 15% ее чистых активов на конец июня.

Введены и ограничения на продажу акций. Комитет по контролю над ценными бумагами КНР потребовал от акционеров, чьи доли в компаниях превышают 5% в течение шести месяцев воздержаться от продажи имеющихся активов. Министерство финансов при этом рекомендовало госкомпаниям скупать подешевевшие бумаги. По данным Bloomberg, к концу минувшей недели четверть компаний, зарегистрированных на биржах КНР, заморозили торги своими акциями на $1,4 трлн.

Реакция рынка на усилия регулятора была позитивной – уже 9 июля Shanghai Composite вырос на 5,8%, а 10-го прибавил еще 5,2%. По поводу же дальнейшего развития ситуации мнения экспертов сильно расходятся. Аналитики Bank of America Merrill Lynch полагают, что коррекция «если не принимать во внимание коротких технических отскоков после стабилизации ситуации», рынок Поднебесной «может войти в многолетний «медвежий» тренд». В HSBC же, напротив, уверены, что говорить о рыночном коллапсе преждевременно, поскольку рынок будет пользоваться сильной поддержкой властей. И если Китай продолжит открывать для иностранных инвесторов свои площадки, то они будут увеличивать там свои позиции.

Но с этим, видимо, тоже начнутся проблемы. Во всяком случае по оценкам аналитиков Nomura Holdings Inc., отток средств с фондового рынка Китая задержит снятие ограничений на движение капитала и замедлит либерализацию финансовой системы КНР в целом. Пекин вряд ли захочет расширять доступ иностранцев к рынкам и экономике, поскольку риски усиления волатильности довольно велики. С другой стороны, более сдержанные реформы снизят шансы юаня на включение в корзину специальных прав заимствования (SDR) Международного валютного фонда.

На фоне широкого разброса мнений по поводу происходящего на фондовом рынке КНР сам он, похоже, показывает первые признаки стабилизации, понемногу спадает и паника среди розничных инвесторов. Между тем, вопросов о рисках, встроенных в финансовую систему страны, с каждым днем все больше. Многие эксперты уверены: фондовый пузырь главным образом надули денежные власти Поднебесной, пытаясь противодействовать слишком сильному замедлению экономики активной кредитной накачкой.

Как известно, ее объем в январе-2015 достиг пика в 1,4 трлн. юаней. Затем новое кредитование стало сбавлять обороты – до 700 млрд. юаней в апреле. В мае случился новый подскок – до 900 млрд. юаней. Росту ВВП это помогло не слишком сильно. Фондовый же рынок, куда в основном пошли все эти средства, основательно подзарядился «монетарной энергией». Биржевые индексы стали стремительно расти, подтвердив лишний раз, что любая версия так называемого количественного смягчения (а именно это и делали китайские регуляторы) рано или поздно приводит к рыночному перегреву.

Подчеркнем, что на рынках развитых стран есть немало внутренних амортизаторов: открытость для инвесторов со всего мира, широчайший набор финансовых инструментов, жесткий контроль за деятельностью профучастников и т.п. Относительно молодому китайскому рынку этих «качеств» пока не хватает. Так, он по сути все еще остается закрытым для внешних игроков (их доля в обращающихся активах – 1,5%, причем войти на рынок можно только через Гонконг). Рыночная либерализация делает только первые шаги. Впрочем, сейчас далеко не очевидно, будет ли она продолжена, когда и с какой скоростью.

По мнению наблюдателей, однако, именно закрытость торговых площадок в Шанхае и Шэнчжэне не позволила сдуванию фондового рынка стать триггером глобальной финансовой турбулентности, как это, к примеру, произошло в 2008 году после краха Lehmann Brothers. Не меньшее единодушие наблюдается и в оценках того, что китайские «рыночные качели» – это лишь симптом другого хронического заболевания. Речь идет о закредитованности экономики и весьма высоком уровне долговой нагрузки у ее субъектов. Это и есть самый главный и опасный риск, реализация которого может привести не только к немалым внутренним осложнениям, но и определенным негативным последствиям для глобального хозяйства.

Видимость стабилизации фондового рынка может дать дополнительную мотивацию к продолжению ослабления денежно-кредитной политики, чтобы воспрепятствовать дефляционным тенденциям. Напомним, что в июне рост цен в Китае в годовом выражении составил 1,4% (после 1,2% в мае). Это более чем вдвое ниже целевого показателя (3%) Народного банка, необходимого для устойчивых темпов ВВП. При этом цены производителей продолжают падение 40 месяцев подряд, что является рекордом (в июне они потеряли 4,8% год к году, в мае – 4,6%). Четыре снижения (с ноября прошлого года) базовой ставки китайским центробанком ситуации не изменили. Многие эксперты не исключают – курс на монетарное стимулирование будет продолжаться. Следовательно, через несколько месяцев вполне может состояться новый перегрев рынка.

В то же время, выход денежных властей из введенных ограничительных мер также не обещает быть беспроблемным. Инвесторы, застрявшие в ценных бумагах, наверняка сделают выводы из опыта административного вмешательства в рынок. Часть капитала попросту уйдет из страны в юрисдикции с меньшими рисками, что повлечет за собой ухудшение платежного баланса со всеми вытекающими. Другая сторона медали – потери населения. Их оценки пока весьма приблизительны. В среднем считается, что вложения в акции и другие ценные бумаги составляют 10-15% денежных доходов домохозяйств. В сопоставлении со средними зарплатами в различных секторах экономики по максимуму получается около $100 в месяц[2]. Но, в ралли участвовали десятки миллионов человек. 85% средств, вложенных в активы на Шанхайской бирже – деньги частных инвесторов (в большинстве своем простых граждан). Их упущенная выгода – вычет из потенциального потребительского спроса и еще один «черный шар» темпам общеэкономического роста.

В ЦБ РФ сценарий неконтролируемого развития финансового кризиса в Китае считают маловероятным. Прямые последствия уже состоявшихся событий для российского бизнеса незначительны. Отечественных компаний и банков на финрынке Китая почти нет, поэтому не возникло и заметного ущерба. Пока более ощутимы последствия общего торможения Китая через снижение спроса на нефть и давление на ценовые котировки[3]. Но, это сегодня. В планах же на будущее торгово-инвестиционного сотрудничества с Поднебесной необходимо четко понимать неслучайность произошедшего и высокие риски рецидивов неустойчивости ее финансовой системы. Возможно, придется корректировать некоторые замыслы (использование валютных свопов, взаимное открытие фондовых рынков[4], размещение суверенных и корпоративных облигаций, номинированных в юанях и т.п.). В повестке китайских структурных реформ в настоящее время на первый план выходит модернизация финансового сектора. И это нужно адекватно учитывать в стратегии позиционирования РФ на «восточном треке» глобального хозяйства.

Марина Войтенко – экономический обозреватель

[1] China Securities Finance Corporation создана при участии Шанхайской и Шэньчжэньской фондовых бирж. Это единственная компания в КНР, которая предоставляет финансирование под залог маржи для брокеров.

[2] Среднемесячная зарплата в обрабатывающей промышленности КНР насчитывает $692. За десять лет ее уровень вырос в 4,8 раза, впервые превысив в 2014 году российский показатель – $524. Для сравнения: еще в 2007 году размер зарплаты в РФ был вдвое выше, чем в Китае.

[3] По прогнозу Международного энергетического агентства, спрос на нефть в 2016 году будет расти более низким темпом, чем в 2015-ом: на 1,2 млн. и 1,4 млн. баррелей соответственно. При этом добыча в РФ может сократиться на 1%.

[4] Первые шаги уже сделаны. В 2015 году инвесторы из Китая, по оценке министра финансов Антона Силуанова, приобрели российские ОФЗ на 50-60 млрд. рублей.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net