Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

27.12.2005 | Борис Макаренко

ВРЕМЯ МАСТЕРА

У меня есть бесспорное доказательство успеха "Мастера и Маргариты", идущего в эти дни на российских телеэкранах. Уж как стараются критики лягнуть этот фильм побольнее, а… не получается. Критические стрелы выходят тупыми и по большей части не пробивают добротных доспехов. Во всяком случае, при сравнении с густо насыщенными ядом и желчью рецензиями на зарубежные и иные отечественные блокбастеры, компромат на "Мастера и Маргариту" выглядит ложкой дегтя, из вредности вливаемой в бочку вполне вкусного и добротного напитка.

Попробуем разобрать аргументы критиков, да и вообще порассуждать о фильме.

Первый и очень частотный аргумент: фильм выглядит как иллюстрация к роману, что вроде бы притупляет таланты артистов и не позволяет им раскрыться. На это, господа критики, Михаил Афанасьевич скорее всего сказал бы: "Вы, воля Ваша, что-то нескладное придумали". Во-первых, была бы у Бортко плохая иллюстрация, писалось бы о его фильме совсем другое, от актеров и режиссера мокрого места бы не осталось. Значит, иллюстрация удалась. Напомним, что многие произведения иллюстраторов - от Гюстава Дорэ до Владимира Фаворского - по праву считаются произведениями искусства в своем праве, без которых трудно себе представить иллюстрированные ими литературные труды. Во-вторых, представьте себе, что Бортко и актеры позволили бы себе "отсебятину" в лепке образов. Ураган критики смел бы их с лица земли за то, что они подняли руку на Мастера (и Булгакова, и его героя одновременно), посягнули на святое. В-третьих, наконец, Бортко взял да и опроверг тезис о том, что "Мастера" нельзя экранизировать. Значит, даже нечистая ему не страшна.

Второй аргумент - "Мастер" - книга сакральная, у каждого интеллигентного человека своя Маргарита и свой Бегемот. Нечего нам навязывать Ковальчук и плюшевое чудище. На страницах нашего же сайта прозвучало даже сравнение с еще одним "никогда-не-поддающимся-экранизации" романом - "Властелин колец" (тот, дескать, удачный, в отличие от "Мастера"). Не буду рассуждать о том, насколько точны актеры в передаче булгаковских образов. Но фильм не исказил, а очень здорово воспроизвел Булгакова в главном: в нем, как и в романе, органично переплетены три разные, кажущиеся практически несовместимыми сюжетные линии: сила и трагедия большой любви, философия Сына Человеческого, пришедшего на землю, и большевистская Москва в зеркале нечистой силы. В этом, кстати, отличие "Мастера" от "Властелина колец". Питеру Джексону, режиссеру "Властелина", ради точности в иллюстрировании странствий и подвигов героев Средиземья пришлось пожертвовать практически всей философской стороной романа Толкина, то есть именно тем, за что роман любили американцы 60-х и англоговорящие россияне 70-х годов. Бортко философию романа сохранил. Конечно, эти литературные произведения не сравнимы. У Толкина философия как бы "нависает" над сказочной интригой, укутывает ее. У Булгакова философия вплетена в действие, иногда вложена в уста серенького персонажа или низведена до "шутки юмора", от чего, разумеется, не становится менее проникновенной.

Кстати, здесь уместно отбить еще одну критическую стрелу: о том, что фильм не передает булгаковского юмора. По-моему, передает: Булгаков смеется через стиснутые зубы, его юмор приглушенный и камерный, от чего, похоже, отвыкла аудитория, наслаждающаяся "Аншлагами" и "Кривыми зеркалами".

Третий аргумент критиков: ё-мое, как же этот фильм раскручивали, да и вообще он снят заради рейтингов. Помилуйте, по сравнению с раскруткой "Дозоров" и других продуктов Первого канала, здесь было все же поскромнее. И в кои-то веки рейтинги делаются не на "вечерах [сортирного] юмора", не на попытках подделаться под Голливуд или бразильские сериалы, а на одном из шедевров мировой литературы.

Кстати, о подделках под Голливуд. Пожалуй, Александр Абдулов немного жесток, когда говорит, что отечественному кино компьютерные эффекты чужды, и лучше кота сделать плюшевым, а не рисованным. Без компьютера современное кино, тем более с элементом фантастики, сделать уже невозможно. Но в главном он прав: до голливудского стандарта "спецэффектов" нам, увы, не дотянуться - тот же "Ночной дозор" доказал это со всей очевидностью. А спецэффект - подобно осетрине - не может быть "второй свежести", так что пусть уж Бегемот будет плюшевым, ей-ей, глаза не режет. А как Бортко работает со спецэффектами, посмотрим в сцене бала.

Так есть ли в фильме что-то "свое"? Создал ли Бортко и его команда "новое качество", не отменяющее Михаила Булгакова, а "достраивающее" его? Отвечать боязно, пока фильм не досмотрен. Но осмелюсь на свою версию. Из трех помянутых мной сюжетных линий фильма две - "вечные". Тема любви и тема Иисуса занимают умы и покоряют сердца многие века, и разговор о них будет длиться столько, сколько существует человечество. А вот тема "чертовщинки" в каждую эпоху своя. Только не чертовщинка это вовсе. Воланд - это тот самый дьявол, который прячется в деталях - деталях человеческих пороков, которые он со своими присными разоблачает, и вопреки которым дает надежду (пусть и чудесно-фанастическую) на то, что добрый человек окажется сильнее всех несчастий, навлекаемых на него пороками общества. И именно в этом Бортко перешел из 30-х годов века минувшего в начало века нынешнего. Ведь и мы, читавшие роман " в расцвете застоя" в зеркале Москвы той эпохи угадывали город нашего времени. Многие ли заметили одно из редчайших отклонений от текста оригинала: булгаковские "Соловки" заменены на "лагеря" - соловки всесоюзного размаха, которые вошли в наш дискурс уже в "постбулгаковскую" эпоху. Если присмотреться, в экранизации можно найти и "новых русских", и "силовиков", и "антитеррористическую операцию", и многие другие мелкие реалии, которые сознательно "состарены", чтобы не выбиваться из жанра, но смотрящиеся вполне актуально в наши дни.

У романа Булгакова много прочтений. Фильм хорош уже тем, что к "прочтениям" добавляет "видения" - и от их изобилия творческий замысел не страдает, а напротив, расцветает. Рукопись Булгакова не сгорела. Пусть не разорвется и лента фильма. Спасибо авторам и актерам за ежевечернее доставляемое удовольствие, за то, что в конце 2005г. в Москве настало время "Мастера".

Борис Макаренко - первый заместитель генерального директора Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net