Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

21.01.2016 | Леонид Исаев

Испытание Ираном

Испытание ИраномУвы, но начало 2016 года не вселило оптимизма в скорое разрешение ближневосточного кризиса. Сирийский кризис, некогда представлявший собой сугубо внутреннее явление, подобно воронке, «затягивает» все новых игроков, став зоной столкновения не только региональных, но и глобальных интересов.

Очевидно, что на сегодняшний день сирийский вопрос стал очередной непреодолимой преградой для Саудовской Аравии, которая в последние годы двигалась в направлении регионального лидерства в арабском мире. Став в результате ключевым побочным эффектом «арабской весны», исход сирийского конфликта априори должен был расставить все токи над i, явив новую «поствесеннюю» конфигурацию сил на Ближнем Востоке и Северной Африке.

Однако что-то пошло не так. На волне эйфории от происходящего в Египте, Тунисе и особенно Ливии Саудовская Аравия, как впоследствии выяснилось, изначально заняла весьма жесткую и бескомпромиссную позицию по сирийскому конфликту, что приводит к существенным репутационным издержкам для Эр-Рияда, а потому вынуждает их идти до конца даже в том случае, если это потребует играть ва-банк. С 2011 года для Эр-Рияда вопрос Асада обладает изрядной долей символизма. Провал саудовской «дипломатии» в Сирии будет расценен в арабском мире как стратегическое поражение Эр-Рияда Тегерану и поставит под сомнение способность Саудии выступать «гарантом» противодействия иранской экспансии в регионе.

Стартовые позиции Эр-Рияда в битве за лидерство были и остаются не столь уж и сильными. У Саудовской Аравии не было армии уровня турецкой или политического авторитета, как у Египта. Нет у неё и религиозного авторитета – напротив, династию ас-Саудов нередко называют не иначе, как узурпаторами двух мусульманских святынь. Ввиду этого саудовская правящая верхушка взяла курс на проведение детерминистской внешней политики, построенной на противодействии Ирану. Именно арабо-иранское (или шире - суннито-шиитское) противостояние возводится саудовской элитой в категорию абсолюта, вокруг которого строится вся внешнеполитическая стратегия последних лет.

Необходимостью противостояния усилению иранского влияния на Ближнем Востоке обуславливалась военная операция «Щит полуострова», в рамках которой саудовские войска подавили антиправительственные выступления в Манаме в 2011 году. Эти же соображения доминировали, когда Саудовская Аравия собирала антийеменскую коалицию в марте 2015 года. Тогда хуситское движение преподносилось не иначе, как иранское протеже в Южной Аравии, бросающей вызов суннитскому миру и угрожающей целостности и безопасности самой Саудии.

Однако куда более серьезный соперник в лице Йемена уже не оставлял Эр-Рияду возможности полагаться на свои собственные силы, побудив его к реализации проекта по созданию арабских вооруженных сил по образу и подобию НАТО. Основная аргументация, которая на тот момент приводилась в пользу данного проекта – необходимость остановить иранскую экспансию на запад. В качестве гаранта и надежного заслона на пути персов в арабский мир Саудовская Аравия видела себя, встав в авангарде коалиции, принявшейся бомбить Йеменскую Республику.

Свое дальнейшее развитие саудовская стратегия получила уже в конце 2015 года, когда в Эр-Рияде было объявлено о создании Исламской антитеррористической коалиции. Достичь заметных успехов в Йемене не удалось, да и находясь на периферии Арабского Востока, ситуация внутри этого южноаравийского государства вряд ли могла в течении продолжительного времени приковывать внимание за пределами самого полуострова. Отсюда - попытка Эр-Рияда сплотить вокруг себя суннитские страны для противостояния Ирану уже на сирийско-иракском театре боевых действий, интерес к которому с каждым годов все возрастает.

Но это только одна сторона медали. На обострение отношений с Ираном Саудовскую Аравию вынудила еще и в целом нестабильная ситуация внутри самого королевства. Внешне- и внутриполитическая ситуация в Саудовской Аравии в контексте регионального кризиса представляется крайне сложной. Являясь одним из самых закрытых обществ в мире, Саудовское королевство дает не слишком много информации, доступной прямому политическому анализу. Тем не менее опыт стран, в том числе и арабских, переживших долгое геронтократическое правление, показывает, что начавшаяся смена поколений власти уже сама по себе является предвестием политической турбулентности.

И здесь развязка, скорее всего, еще не наступила, несмотря на то, что своим волевым решением нынешний король Салман распределил посты наследного принца и его заместителя, которые впервые заняли не сыновья Абд аль-Азиза. Нет никаких гарантий того, что после смерти короля Салмана правящая элита согласится с установившимся статус-кво. При этом вряд ли стоит забывать, что более чем десятилетняя активность аль-Каиды в стране не могла не оставить своего следа в виде «спящих ячеек» радикальных исламистов, симпатизирующих и сотрудничающих с ними религиозных авторитетов, имеющих корни в том числе и в среде истеблишмента. В этом контексте угроза захвата святынь Мекки и Медины и уничтожения священного камня Каабы со стороны ИГ вовсе не кажется совсем уж пустым бахвальством.

Не исчезла и угроза со стороны шиитской Восточной провинции, тем более что, как известно, волнения 2011 года затронули в том числе и шиитские районы Саудовской Аравии, где расположены основные нефтепромыслы и нефтеперерабатывающие предприятия. Уже после этих волнений в 2013–2014 гг. появились публикации, по мнению ряда аналитиков, инспирированные из Ирана, где обозначались возможные точки уязвимости Саудовской Аравии на ее восточных нефтепромыслах в случае даже ограниченных атак небольших боевых групп. Ситуация осложняется еще и неблагоприятной экономической конъюнктурой, наметившейся в королевстве. Проблема же ограниченности ресурсов уже не дает Эр-Рияду возможности с той же легкостью «покупать» лояльность себе как внутри страны, так и за ее пределами. Самым наглядным образом это демонстрирует Египет, который лишившись с весны 2015 года саудовских вливаний, все чаще стал демонстрировать свое особое мнение по ситуации в регионе.

Все это вынуждает саудовскую правящую верхушку идти на искусственное обострение отношений с Ираном с целью отвлечь внимание собственного населения от внутренних проблем перед лицом надвигающейся угрозы в лице эмансипированного в глазах мирового сообщества Ирана. Важно нагнетание обстановки вокруг Ирана для Эр-Рияда и с точки зрения восстановления и поддержания своего имиджа в глазах ближневосточного сообщества. Внешнеполитические неудачи и просчеты Саудии в 2015 году вынуждают ас-Саудов идти ва-банк, бросая вызов одной из самых мощных стран региона в надежде на то, что ситуация не выйдет за рамки бравады и угроз.

Как бы то ни было ситуация в регионе в целом и между двумя государствами в частности будет только накаляться. Неуравновешенная и нервозная политика Эр-Рияда явно контрастирует и уступает иранской расчетливости и прагматизму. В любом случае испытание Ираном станет хорошей проверкой для действующей «обновленной» элиты Саудовской Аравии.

Леонид Исаев - старший преподаватель департамента политической науки НИУ-ВШЭ

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net