Информационный сайт
политических комментариев
вКонтактеFacebookTwitter
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Политком.RU обсудил с первым вице-президентом Центра политических технологий Алексеем Макаркиным динамику общественных настроений в России в уходящем году.

Бизнес, несмотря ни на что

Локомотивом выхода из продолжающегося экономического кризиса может быть только частный сектор. Как чувствовал себя российский бизнес в уходящем году? Как можно оценить усилия правительства по стимулированию предпринимательской деятельности и привлечению инвестиций? Об этом в интервью Политком.RU рассказывает старший научный сотрудник Института экономической политики им. Е.Гайдара Сергей Жаворонков.

Интервью

Конец года всегда дает повод подвести итоги происшедших событий, выделить основные тенденции, высказать предположения на будущее. Своими оценками политических итогов 2016 года с «Политком.RU» поделился известный российский политолог, президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский.

Колонка экономиста

Видео

Реклама

Текущая аналитика

26.01.2016 | Игорь Деланоэ

Женева: для Москвы наступает время подведения итогов по Сирии

Женева: для Москвы наступает время подведения итогов по СирииВ конце января в Женеве под эгидой ООН состоится конференция по урегулированию сирийского кризиса. В то время как хрупкий мирный процесс c трудом претворяется в жизнь, скоро пойдет уже пятый месяц российской кампании в Сирии.

В дипломатическом плане главный результат военного вмешательства России был в том, чтобы заставить Запад и нефтяные монархии Персидского залива сесть за стол переговоров в Вене и принять во внимание интересы Москвы в сирийском кризисе, устраняя таким образом для Кремля риск быть отодвинутым от решения конфликта. Отношения между США и Россией тем временем вошли в новую фазу. Несмотря на разногласия с Кремлем по судьбе сирийского президента, которые представляются все менее непреодолимыми, Вашингтон продемонстрировал реализм и установил с Москвой ограниченное сотрудничество в дипломатической, военной и разведывательной областях. Единогласное голосование в Совбезе ООН 19 декабря 2015 г. по резолюции, предоставляющей дорожную карту по разрешению кризиса, является свидетельством этого самого близкого за последнее время российско-американского сближения.

В военном плане главная задача интервенции России, заключающаяся в сохранении сирийского режима, была выполнена. В то же время второстепенная задача – ослабление кольца вокруг взятых в окружение сторонников режима и усиление таким образом переговорных позиций Дамаска – продолжает реализовываться. Единственный потерянный российский военный самолет был сбит членом НАТО Турцией, а не джихадистами, которым Саудовская Аравия могла бы поставить ракеты класса земля-воздух – шаг, пойти на который Эр-Рияд вплоть до настоящего времени не решился. На земле, даже если территориальные приобретения остаются ограниченными (к примеру, в провинции Латакия 50 км² вновь перешли под контроль режима), вмешательство России придало боевой дух сирийским войскам. Благодаря этому была прекращена серия поражений, в которых, казалось, сирийские войска безнадежно застряли с лета 2015 года. Это гарантировало режиму в Дамаске место за столом переговоров в Женеве.

Российское военное вмешательство в то же время показало свои пределы. Установление некоего «военного протектората» Москвы на подходящем для этих целей участке Сирии – алавитском побережье страны – не достаточно для того, чтобы создать на земле условия для решительной победы сирийского режима. Впрочем, российская сторона в этом полностью отдает себе отчет. Наплыв джихадистов-выходцев из бывшего СССР, одна из основных причин российского военного вмешательства, продолжает расти: в то время как таких лиц было от 200 до 250 в 2013 г., в конце 2015 г. русскоговорящих джихадистов было уже 4700 человек на территории Сирии и Ирака. Конец сближения, которое происходило с начала 2000 гг. между Россией и Турцией, теперь добавляется в список вызовов, с которыми Москва вынуждена иметь дело в регионе, наряду со значительным ухудшением своего образа в суннитских арабских странах, которые воспринимают Россию как союзника «шиитской оси». В силу этого хорошие отношения, которые Москва заботливо поддерживает с Каиром после падения режима братьев-мусульман, будут для нее тем более ценными. Египет мог бы стать стержнем российского дипломатического влияния по отношению к суннитским арабским странам Ближнего Востока.

Кремль отныне хотел бы приступить к переговорам в Женеве на равных условиях с США и хотел бы занять место автора соглашения по Сирии, повторяя крупный дипломатический успех сентября 2013 года, когда было заключено соглашение по уничтожению сирийского химического оружия. Успех, пока что очень гипотетический, конференции в Женеве позволил бы американо-российскому сотрудничеству дать новый старт отношениям между Россией и Западом. Таким образом, ставки по разрешению сирийского кризиса поднимаются для Москвы в той мере, в которой оно выходит за рамки Ближнего Востока и вписывается в глобальных контекст: речь идет о месте России в новом миропорядке после украинского кризиса, который Кремль хотел бы видеть основанным на концепте realpolitik.

Игорь Деланоэ – заместитель директора франко-российского центра «Обсерво»

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Противостояние Ирана и Саудовской Аравии – условных центров мирового шиизма и суннизма, наметилось аж со времени победы в иранской Исламской Революции в 1979 году. Именно с тех времен Эр-Рияд начал кампанию по нивелированию политического влияния шиитских общин.

Долгое время системные политические партии Старого Света с правого и левого фланга двигались навстречу друг другу и по мере размывания своей социальной базы смешивались до степени неразличимости. Сформировался широкий политический консенсус, включавший активную социальную политику, принципы политкорректности, уважение прав меньшинств и продвижение целей европейской интеграции. Однако сейчас этот консенсус на глазах начинает распадаться.

Одного из фаворитов президентской кампании во Франции Франсуа Фийона и западная пресса, и российская называют дружественной Москве фигурой, от которой ждут снятия санкций и отказа от политики сдерживания. Вместе с этим, однако, было бы правильнее говорить о внешнеполитических позициях Фийона в контексте не «pro et contra», а, в первую очередь, возвращения Франции активной роли в международных делах, что задает совершенно иную систему координат для анализа его приоритетов.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net