Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Выборы 10 сентября 2017 года не продемонстрировали каких-либо однозначных и однонаправленных тенденций в развитии электорального процесса. Напротив, существенно выросло влияние местных условий на итоги голосования. И, судя по всему, отсутствие каких-либо жестких установок центра в отношении того или иного сценария проведения выборов (по крайней мере, ход кампании и ее итоги не позволяют утверждать об их наличии) привело к заметному «разбеганию» этих сценариев в регионах.

Бизнес, несмотря ни на что

На спасение «Открытия» и Бинбанка придется потратить, по предварительным подсчетам, от 500–750 млрд руб., следует из оценки ЦБ. Масштаб вскрывшихся проблем вызывает у экспертов обеспокоенность качеством надзора за банками.

Интервью

Кризис в Венесуэле становится все более острым. Но одновременно в его воронку втягиваются и другие страны Латинской Америки. Большинство из них отвергают антидемократические действия президента Николаса Мадуро, однако на его стороне выступают государства с левыми лидерами. От противоборства между ними зависит политическое будущее континента. Об этом «Политком.RU» рассказал проживающий в США видный кубинский политолог, лидер Либерального союза Кубы Карлос Альберто Монтанер.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Экспертиза

16.02.2016 | Ида Саркисян

Фильтры иранской демократии

Верховный лидер на избирательном участке26 февраля в Иране состоятся выборы в Исламский консультативный совет (Меджлис) и Совет экспертов. Борьба в очередной раз идет не между партиями и фракциями, а представителями консервативного и реформистского крыльев политического истеблишмента.

Меджлис – совет депутатов из 290 представителей провинций, городов, религиозных меньшинств. Совет экспертов представляет собой клерикальный орган из 88 человек, который уполномочен выбирать следующего Верховного лидера, и избирается сроком на 8 лет.

Как известно, прежде чем быть допущенными на выборы, кандидаты проходят через, так называемый фильтр консервативного попечительского совета Корпуса стражей исламской революции из 12 членов, который определяет квалификацию кандидатов на той или иной пост. Так, на пост в Совете экспертов была выдвинута 801 кандидатура, из которых допущены к выборам были только 166 кандидатов.

Что касается парламентских выборов, то изначально свои кандидатуры выдвинули 12 000 человек, из которых на выборы допущены 6200, из них 586 женщин. По последним данным, умеренные представители обеих ветвей – консерваторы и реформисты, составили единый список. В дальнейшем подобный подход может облегчить работу парламента. Согласно заявлению Главного управления по делам печати и информагентств при министерстве культуры ИРИ, общественные и государственные агентства не имеют права на агитацию.

Интерес в протокольной процедуре вызывает тот факт, что большее число отсеянных кандидатов являлись представителями реформистского крыла, и их кандидатуры были отвергнуты за то, что они не были достаточно лояльны правящему режиму, что не могло не вызвать негативную реакцию. Девять умеренных партий опубликовали заявление о том, что лишь 1 %, т.е. 30 из 3000 сторонников реформ по всей стране были допущены к выборам. По словам одного из реформистов, Хоссейна Мараши, это самая массовая дисквалификация за всю историю Исламской Республики.

Среди дисквалифицированных кандидатов на пост в Совете экспертов оказался внук бывшего Верховного лидера Имама Хомейни Хасан Хомейни. Формальной причиной снятия с гонки была недостаточная квалификация в области исламского права – фикха. Хасан Хомейни также известен своей реформистской позицией. Он неоднократно выражал поддержку действующему президенту Хасану Роухани, который является представителем умеренных реформистов, а также главе Совета по целесообразности принимаемых решений и члену Совета экспертов Хашеми Рафсанджании и бывшему президенту Мохаммаду Хатами. Именно последние три деятеля на сегодняшний день являются лидерами реформистского крыла после домашнего ареста руководителей «Зеленого движения» Мир Хусейна Мусави и Мехди Карруби в 2009 году.

До недавнего времени президент Роухани старался сохранять нейтралитет, однако ситуация с массовыми дисквалификациями заставила его обозначить свою позицию. В телевизионном обращении он заявил, что «Меджлис – это дом народа, а не одной фракции», и призвал допустить к выборам больше реформистских кандидатов. По его словам, фракция, которая имеет около 10 млн. последователей, не может иметь всего несколько мест в Меджлисе. Роухани поручил вице-президенту Эсхаку Джахангири заняться рассмотрением апелляций. В результате 15 % из кандидатов были восстановлены.

В свою очередь, Хасан Роухани также является кандидатом в Совет экспертов. Это стало причиной того, что национальная телерадиокомпания отказалась транслировать всю его речь на недавней церемонии вручения наград членам команды переговорщиков по ядерной программе, где они получали медали за заслуги, а также конференции, под названием «Женщины, умеренность и развитие», чтобы слова президента не звучали как пропаганда.

Пользующийся особой популярностью среди молодежи Мохаммад Хатами также выступил с критикой действий попечительского совета. Он заявил: «Разочаровывает тот факт, что многие достойные и способные фигуры были дисквалифицированы. Народ должен голосовать, ведь массовое участие и «жаркие выборы» в его интересах».

С наиболее жесткой позицией выступил аятолла Хашеми Рафсанджани. Рафсанджани заявил: «Где вы получили свою квалификацию? Кто дал вам полномочия судить? Кто дал вам трибуну Пятничной мечети и национальное телевидение?», очевидно, имея в виду Верховного лидера. Это не первые нападки Рафсанджани на Хаменеи и КСИР. Еще будучи президентом, он выступал за установление отношений с Западом, за что стал объектом нападок как консерваторов, так и умеренных реформистов. Кроме того, Рафсанджани известен своей позицией по вопросу рахбариата. Хашеми Рафсанджани уже на протяжении долгих лет предлагает создать Совет лидерства (Шоура-и рахбари), считая, что на данный период времени нет явного кандидата на пост Верховного лидера. Однако, среди возможных кандидатов, по мнению экспертов, следует рассматривать и самого Рафсанджани.

Свое недовольство выразило и научное сообщество. Около 300 ученых написали открытое письмо на имя президента с требованием «здоровых, компетентных, честных и конкурентных выборов». В письме говорится, что «массовые дисквалификации привели к разочарованию и отсутствию интереса народа к участию в выборах». Также говорится, что «неконкурентные и несправедливые выборы с ограниченным участием общественности будет означать потерю достоинства для Исламской Республики, и при таких обстоятельствах отмена выборов будет более логичной, нежели их проведение».

Что касается участия женщин в выборах, то следует отметить, что после Исламской революции впервые беспрецедентное количество женщин выдвинули свои кандидатуры на пост в Совете экспертов и в Меджлис. Пятеро из десяти зарегистрированных женщин-кандидатов были допущены до письменного экзамена по исламской юриспруденции в Куме вместе с мужчинами. Глава попечительского совета КСИР Ахмад Дженнати выразил сомнение по поводу участия женщин и добавил, имея в виду реформистов, что «политические побежденные» пытаются взять на себя Меджлис и Совет экспертов».

С защитой прав женщин выступили президент Хасан Роухани и советник президента по делам женщин Фахиме Фарахманпур. Выступая на вышеупомянутой конференции, посвященной правам женщин, Роухани призвал женщин активней вовлекаться в политическую и общественную жизнь страны. Фарахманпур же раскритиковала дисквалификацию женщин-кандидатов, заявляя, что исключение женщин из списков кандидатов, особенно в маленьких городах и населенных пунктах, будет иметь негативные социальные последствия. По ее словам, подобный подход будет препятствовать продвижению женщин в политике в будущем.

Причиной давления на реформистов со стороны консерваторов стало не что иное, как ядерное соглашение, известное как Совместный всеобъемлющий план действий. С начала избрания Роухани на пост президента основной целью его правительства была отмена санкций, чего было невозможно достичь, не пойдя на компромисс с Западом. В результате длительных переговоров в июле прошлого года было подписано историческое соглашение между Ираном и группой международных посредников 5+1, а уже в январе 2016 года с Ирана были сняты экономические санкции. Фактически, Роухани и его команда выполнили главные предвыборные обещания, что дает народу надежду на то, что и все остальные обещания будут выполнены.

Однако, согласно системе принятия решений, новые законопроекты должны быть утверждены Меджлисом. Если ядерное соглашение было нужно всем ради восстановления экономики, и депутаты проголосовали за ядерное соглашение, то во внутренней политике консерваторы так легко не откажутся от своего влияния. На предстоящих выборах консервативные фракции будут всячески стараться сохранить большинство в парламенте и право контролировать решения реформистского правительства Роухани. Насколько с этим будут согласны сами иранцы, покажут результаты выборов.

Ида Саркисян – эксперт-иранист

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

С окончанием летних каникул итальянские партии приступили к подготовке к парламентским выборам, которые предварительно должны состояться весной 2018 года. Этот процесс проходит на фоне ряда вызовов для правящей «Демократической партии», связанных с проблемами неконтролируемой миграции, терроризма и усиливающегося экономического кризиса, в частности в сельском хозяйстве.

Социально-политический конфликт, возникший в связи с готовящимся выходом в свет фильма «Матильда», окончательно перешел в силовую фазу: по мере приближения даты премьеры картины (25 октября), растет число радикальных акций, направленных против кинотеатров и создателей фильма. Власть при этом, осуждая насилие, испытывает дефицит политической воли для пресечения агрессии.

В своих размышлениях о природе власти Эмманюэль Макрон писал, что его не устраивает концепция «нормальной» власти, которую проповедовал Франсуа Олланд во время своего правления, ибо такая власть превращается «в президентство анекдота, кратковременных событий и немедленных реакций». C точки зрения Макрона, необходимо действовать как король («быть Юпитером»), восстановив вертикаль, авторитет и даже сакральность власти, одновременно стараясь быть ближе к народу.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net