Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

19.02.2016 | Николай Пахомов

Будущее покажет

КандидатыИз более чем двадцати кандидатов на пост президента США осталось восемь, ясны их стратегии, понятно, как и к каким группам избирателей они обращаются. Кампания вызывает растущий интерес зарубежных наблюдателей, размышляющих о том, какой будет внешняя политика следующего хозяина (или хозяйки) Белого Дома. Можно ли на этом этапе попытаться предсказать какой будет политика в адрес России следующего американского президента?

Сразу отметим, что для поиска ответа на этот вопрос, впрочем, как и на вопросы об американской внешней политике в целом, существует три подхода. Первый подход предлагает ориентироваться на партийную принадлежность кандидатов. Этот подход достаточно популярен в самих Соединённых Штатах, что неудивительно: даже серьёзные специалисты по внешней политике страны давно разделены, как и всё американское общество, на два враждующих лагеря, республиканцев и демократов, консерваторов и либералов, левых и правых, соответственно, и прогнозы имеют «партийную» окраску.

Администрация Буша-младшего заслужила репутацию воинственной, доминирование неоконсерваторов, особенно в первые четыре года президентства Буша, грандиозные планы переустройства мира и военные кампании дали основания говорить о принципиальной воинственности и идеологическом накале внешней политики республиканцев. Тем более, что последние, находясь в оппозиции нынешней администрации демократов, активно критикуют внешнеполитические решения президента Обамы именно с позиций «ястребов», требуя более амбициозной и жёсткой внешней политики. С этой точки зрения неудивительны высказывания, что в случае победы кого-то из республиканцев давление США на Россию усилится на порядок, а отношения будут ещё хуже. (Хотя, казалось бы, куда уж хуже?)

Однако при тщательном размышлении, даже в рамках данного, партийного, подхода в таких оценках можно серьёзно усомниться. Например, очевидно, что в случае победы кого-то из республиканцев, всерьёз намеренного изменить политику в адрес России или, тем более, улучшить двусторонние отношения, у него будут для этого гораздо более благоприятные условия. Достаточно объявить политику предыдущей демократической администрации зашедшей в тупик и, опираясь на свежий мандат народной поддержки, пойти на изменения. Победившему демократу, тем более если это будет Хилари Клинтон, бывшая госсекретарь, отрицать курс Обамы будет гораздо сложнее.

Другой подход к анализу возможных изменений российско-американских отношений после ноябрьских выборов ориентирован на личности кандидатов. При этом, конечно, возникает большое пространство для самых разнообразных прогнозов и фантазий. Десятилетия политической карьеры Хилари Клинтон не дают особых оснований рассчитывать на позитивные изменения в динамике российско-американских отношений, тем более, что в её администрацию, скорее всего, войдут люди, занятые политикой в адрес России сегодня. Берни Сандерс кажется кандидатом для России куда более благоприятным. И истэблишмент критикует, не делая особых «скидок» для однопартийцев, и агрессивную внешнюю политику отрицает, и к диалогу с Россией призывает, и, как выяснилось, даже «медовый месяц» проводил в Ярославле.

С республиканцами дело сложнее. Бен Карсон и Джон Касич (или, если произносить его чешскую фамилию на американский лад, Кэйсик) не производят впечатления кандидатов, достаточно разбирающихся в международных делах. При этом для Карсона Россия – жупел, и серьёзная международная угроза для Америки, и символ всего негатива, который его родине несут либералы. Касич ближе к умеренным «ястребам» республиканского мейнстрима, однако про Россию особо не распространяется.

Похожей позиции придерживаются Марко Рубио и, некогда его политический ментор, Джеб Буш, которые на первичных выборах борются с Касичем за голоса умеренного республиканского электората. Провозгласивший себя специалистом по всем мировым проблемам Рубио выступает иногда забавно: с одной стороны, в случае своего президентства он обещает повысить американские возможности влиять на происходящее в мире, с другой стороны, обвиняет Владимира Путина в проведении курса, в рамках которого Россия такие же собственные возможности повысила. Что позволено Юпитеру…

Среди кандидатов на республиканских праймериз особняком стоят Дональд Трамп и Тед Круз. И кампании они свои ведут эффективнее других кандидатов, и позиции занимают смелые. Круз про Россию говорит редко. Он известен своей жестокой критикой администрации Обамы включая внешнюю политику. В рамках этой критики, комментируя происходящее в Сирии, он мельком отзывался о России скорее комплементарно, мол, пока Белый Дом раздаёт оружие и деньги террористам, Россия действует куда более разумно.

С Трампом всё ещё проще. Известный своей прямотой кандидат называет Владимира Путина сильным лидером и обещает договориться с Россией. Бесчисленные критики Трампа среди истэблишмента в независимости от своей партийной принадлежности, не говоря уже про его оппонентов на первичных выборах, не устают шутить (в стиле «Трамп и его дружок Путин, два сапога пара») и не забывают бить тревогу, пугая избирателей улучшением отношений с самой Россией.

На фоне всей этой шумихи мы вспомним третий подход к прогнозу американской внешней политики после смены президента. Подход этот прост и базируется на прагматизме. Говорить, тем более, в пылу предвыборной кампании можно всё что угодно. Конечно, от партийности, личности и команды победившего кандидата зависит многое, однако реальная внешняя политика страны определяется происходящими международными событиями и конкретными интересами Америки в формируемой этими событиями обстановке. Обама победил в 2008 году, обещая завершить все американские войны, Буш-младший понравился избирателям своим внешнеполитическим изоляционизмом, Никсон-кандидат в президенты казался законченным воплощением «антисоветчика»…

Реальная внешняя политика всех троих, а также многих других американских президентов оказалась совершенно другой. Следить за нынешней, очень интересной предвыборной кампаний, конечно, немаловажно, вот только делать по её перипетиям прогнозы о будущей американской внешней политике крайне рискованно – ошибиться проще простого.

Николай Пахомов – политический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net