Информационный сайт
политических комментариев
вКонтактеFacebookTwitter
Ближний Восток Украина Регионы Выборы в России Выборы в США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

К президентским выборам 2017 года французские левые подходят «в состоянии хаоса и разброда»[1]. Президент Франции Франсуа Олланд в случае выдвижения своей кандидатуры в 2017 году, согласно опросам всех французских социологических институтов, набирает в первом туре 14-16% голосов, то есть меньше, чем Марин Ле Пен, кандидат от Национального фронта, и меньше, чем любой кандидат от правоцентристской коалиции, чье имя определится в ходе праймериз в ноябре 2016 года, и, следовательно, выбывает из политической борьбы[2]. В некоторых сценариях президентских выборов Олланда может опередить центристский кандидат Франсуа Байру (за него готовы голосовать 13% опрошенных) или догнать кандидат «радикальной левой» Жан-Люк Меланшон, набирающий, по опросам, 12%[3].

Бизнес, несмотря ни на что

Сегодня в Петербурге открывается очередной Международный экономический форум. Это мероприятие является знаковым не только потому, что оно проходит в юбилейный, двадцатый раз, но и потому, что там будут обсуждаться подходы к выстраиванию новой экономической реальности. Однако успешное решение этой задачи невозможно без проведения новой, уже третьей по счету перестройки отношений между бизнесом и властью.

Интервью

За последние месяцы ситуация на сирийских фронтах значительно улучшилась – взята пальмира, готовится наступление на «столицу» ИГ Ракку. О военно-тактических и политико-дипломатических аспектах сирийской войны «Политком.RU беседует с военным экспертом, заместителем директора Института стран СНГ Владимиром Евсеевым.

Колонка экономиста

Видео

Реклама

Текущая аналитика

09.03.2016 | Сергей Минасян

Российский военный кредит Армении: что бы это значило?

Российский военный кредит Армении: что бы это значило? В феврале 2016 г. российские официальные источники предали огласке номенклатуру вооружений, поставляемых Армении в рамках заключенного еще в июне 2015 г. соглашения о предоставлении льготного военного кредита в 200 млн долларов на поставки российских вооружений. Данное соглашение явилось очень важным этапом в развитии армяно-российского военно-технического сотрудничества.

До этого, за небольшим исключением, поставки российских вооружений в Армению в предыдущие десятилетия осуществлялись преимущественно «из наличия» Министерства обороны РФ, а не непосредственно с заводов-производителей этих вооружений и военной техники. В этот раз, однако, российская сторона намерено озвучила перечень поставляемых Армении вооружений. Это объяснялось, по всей видимости, тем обстоятельством, что на этот раз речь шла именно о реализации льготного кредита с поставками непосредственно с заводов производителей по внутренним российским ценам, и в оплате в российских рублях. Впрочем, не исключено также, что оглашение данной информации может также рассматриваться и с точки зрения последних региональных развитий, например, российско-турецкого кризиса.

В любом случае, это событие получило широкий резонанс в Армении и за ее пределами. МИД Азербайджана даже выслал официальную ноту протеста российской стороне. В ответ – получив достаточно ироничный ответ пресс-секретаря МИД России Марии Захаровой о том, что вообще-то Россия поставляет вооружения, причем за последние годы в намного больших объемах также и Азербайджану, которому не стоит жаловаться на Москву, стремящуюся, по словам спикера российского внешнеполитического ведомства, сохранять военно-технический баланс в регионе. Еще большую интригу российско-азербайджанский «диалог» об оружии получил уже в начале марта 2016 г., когда в Баку с неожиданным визитом прибыл российский вице-премьер Дмитрий Рогозин, так как оказалось, что Азербайджан не в состоянии платить за ранее заказанную и закупленную в России современную технику и вооружение[1].

Однако, как это ни парадоксально, вероятно самая резкая критика по российскому военному кредиту прозвучала внутри самой Армении. Может показаться странным, что внутри страны, которая уже почти четверть века находится в состоянии «ни войны ни мира», втянута в долговременную и несимметричную по ее ресурсам гонку вооружений с богатым энергоресурсами соседним Азербайджаном, угрожающим каждый день возобновлением боевых действий, также могут раздаваться голоса против контракта, по которому Армения получит значительное количество вполне боеспособного вооружения, способного восстановить военный баланс и удержать Азербайджан от возобновления широкомасштабных боевых действий против их собственной страны. Но это уже издержки резкой поляризации и идеологизации общественно-политического поля внутри Армении, усилившейся за последние пару лет на фоне противостояния России и Запада. Впрочем, из постсоветских стран этот феномен присущ не только одной Армении, общественно-политическое и медийное поле которой, а также присутствующие на них организации и отдельные активисты которого давно уже превратились в статистов на идеологическом и пропагандистском поле битвы различных внешнеполитических ориентаций.

Вполне естественно, что с учетом вышеуказанного обстоятельства, большая часть критики внутри Армении сводилась к тому, что это именно Москва «навязала» нуждающемуся в сохранении военного баланса Еревану этот контракт на поставки вооружений, которые к тому же чуть ли не «ржавые и старые». Критики разве что не утверждали, что вообще лучше бы если Россия сама еще и доплатила Армении за поставки ей российских вооружений.

Представляется, что необходимо несколько «раскрыть скобки» и разобраться, что же в реальности подразумевает данный контракт и какие последствия он может иметь в контексте региональной безопасности Южного Кавказа. В первую очередь, как уже указывалось, основное отличие данного соглашения в том, что оно предусматривает поставки российских вооружений армянской армии непосредственно с предприятий-производителей и по внутренним российским ценам в российских рублях, реальная рыночная стоимость данного кредита может на порядок превосходить ее номинальную сумму.

В рамках кредита предусматриваются поставки Армении в 2015 – 2017 гг.: 9К58 РСЗО «Смерч», тяжелых огнеметных систем ТОС-1А «Солнцепек», ПЗРК 9К338 «Игла-С», мобильных комплексов РЭБ (станция исполнительной радиотехнической разведки) 1Л-222М «Автобаза-М», ПТУР 9М113М «Конкурс-М» (взаимозаменяемых с ПУ ПТРК «Конкурс» и «Фагот» предыдущих моделей, в большом количестве находящихся на вооружении армянской армии), бронеавтомобилей «Тигр», противотанковых гранатометов РПГ-26, стрелкового вооружения (модернизированные снайперские винтовки СВД), средств связи, инженерных средств и автомобильной техники. Кроме этого, предусматриваются поставки также двигателей В-84 и УТД-20, а также танковых прицелов (1А40-1), предназначенных для модернизации танков Т-72 и БМП ВС Армении. Существенная часть этих вооружений уже была поставлена Армении в конце 2015 г. и в первой декаде 2016 г., о чем свидетельствует существенно возросшая частота полетов военно-транспортной авиации из России в Армению.

Эти меры, которыми, впрочем, весь спектр армяно-российского военно-технического сотрудничества не ограничивается (включающий поставки иных современных вооружений в рамках других контрактов), существенно стабилизируют военно-технический баланс сторон в зоне карабахского конфликта. Военный баланс за последние годы несколько пошатнулся в результате широкомасштабных, доходящих до суммы в 4 млрд. долларов (хотя как совсем недавно обнаружилось, пока не вполне оплаченных Баку) поставок современных вооружений также Россией теперь уже Азербайджану. Перечень поставок российских вооружений Азербайджану включает РСЗО «Смерч», ТОС-1А «Солнцепек», ударные вертолеты Ми-35М, танки Т-90, БМП-3 и другое новейшее вооружение и военную технику.

В рамках соглашения о создании объединенной региональной системы противовоздушной обороны в Кавказском регионе ОДКБ, соглашение о создании которой было подписано министрами обороны Армении и России в самом конце 2015 г., предусматривается увеличение численности систем ПВО Армении российского производства. Еще в 2015 г. появилась информация о планируемой безвозмездной передаче армянским вооруженным силам ещё пяти дополнительных дивизионов С-300ПТ (в настоящее время на оружие войск ПВО Армении находится 3 или 4 дивизиона ЗРК С-300 ПТ, а также минимум 2 или 3 дивизиона мобильных ЗРК С-300ПС, прошедших модернизацию уже на предприятиях ВПК Армении). Предусмотрено, что данные С-300ПТ, эксплуатировавшиеся до этого в России, пройдут восстановление и модернизацию.

По оценкам некоторых военных специалистов, после поставок данных систем С-300 этом случае армянская система ПВО станет самой мощной в регионе (с учетом того, что кроме войсковой противоздушной обороны сухопутных войск, ПВО Армении имеет на вооружении также иные ЗРК, включая мобильные модернизации «Печора-2М» довольно старых систем С-125)[2]. Хотя комплексы С-300ПТ/ПС являются не самыми последними модификациями данного ЗРК, тем не менее, вполне возможно, что в ближайшее время по плотности наличия такого рода зенитных комплексов на площадь территории республики Армения станет видимо самой насыщенной страной в мире (т.е., обеспечить своеобразный «коэффициент С-300», если можно выразиться неформальным стилем).

Возвращаясь к проблематике российского льготного кредита Армении, а также перечню приобретаемых вооружений, надо отметить, что хотя в нем присутствуют и достаточно современные виды вооружений (РСЗО «Смерч», ТОС-1А «Солнцепек», ПЗРК «Игла-С», система РЭБ «Автобаза-М»), тем не менее, в реальности контракт не что иное, как в очередной раз «дешево и сердито», но достаточно добротное обеспечение существенного перевооружения армянской армии. Причем в данном случае – также и в значительном количественном выражении.

Наряду с этим, к примеру, наличие в списке танковых двигателей В-84 предполагает, что будет проведена глубокая модернизация имеющихся на вооружении армянской армии Т-72 старых модификаций с установкой на них новых двигателей и систем управления (также поставляемый танковый прицельный комплекс 1А40-1 возможно будет поставлен как дополнительный прицел наводчика). Предприятия армянского ВПК уже наладили тесный контакт с российским «Уралвагонмашом» - основным производителем танков семейства Т-72, и вполне возможно, что предполагаемая модернизация армянских танков будет сравнима с модификацией Т-72Б3, поступающих на вооружение российской армии с 2012 г. В таком случае танковый парк армянской армии будет способен уравновесить наличие намного более дорогих (но в принципе, после модернизации армянских Т-72 достаточно сопоставимых с ними по своим возможностям в горно-лесистой местности) Т-90С азербайджанской армии.

Что же касается РСЗО «Смерч», как и частично ТОС-1А – то кроме решения чисто военных задач, с учетом их достаточно высокого огневого потенциала, их поставки ВС Армении также укладываются в политическую логику реализации Ереваном стратегии конвенционального сдерживания Азербайджана - т.е. сдерживания Баку от искушения возобновить широкомасштабные боевые действия под угрозой причинения ему материальных и людских потерь, которые не будут оправдывать саму цель возобновления новой войны в Карабахе.

Не углубляясь в дальнейший анализ других технических деталей кредита и его последствий (например, как поставки ПЗРК «Игла-С» и систем «Автобаза-М» могут повлиять на возросшие боевые возможности армянской войсковой ПВО бороться с поставленными из России ударными вертолетами Ми-35М или с израильскими беспилотными самолетами), очевидно, что хотя данное армяно-российское соглашение не решает кардинально вопросы сохранения военного баланса в зоне карабахского конфликта на очень долговременную перспективу, тем не менее – существенно этому способствует. Тем более что ВТС Армении и России только этим контрактом не ограничивается.

Остается только определить, сможет ли Азербайджан вновь активизировать свои попытки уже на новом витке гонки вооружений попытаться пошатнуть региональный военный баланс, в том числе – также в рамках военно-технического сотрудничества с Россией. Утром 4 марта, после встречи с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, Дмитрий Рогозин написал в своем твитере: «Главный итог визита в Баку: стороны подтвердили, что являются ответственными и надежными партнёрами в такой чувствительной области, как ВТС». Впрочем, сохраняющиеся низкие цены на энергоресурсы, напрямую сказывающиеся на социально-экономической ситуации внутри Азербайджана и его финансовой состоятельности, в долговременной перспективу вряд ли этому будут способствовать.

Сергей Минасян - д.пол.н., заместитель директора Института Кавказа (Ереван, Армения)

[1] Сафронов Иван, Бутрин Дмитрий, Козлов Дмитрий, Кузнецова Ольга, «В неоплатном Баку: Россия попросит Азербайджан рассчитаться за оружие», Комерсантъ, 03.03.2016.

[2] ЗРС С-300П в XXI веке, 01.03.2017, http://topwar.ru/91567-zrs-s-300p-v-xxi-veke.html

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Заявления и события последних двух лет указывают на заметное переосмысление властью роли СМИ и их места в политической сфере. Много дискуссий разворачивается вокруг тенденций в журналистике не только между провластными и оппозиционными силами, но и внутри самой власти, которая в последнее время делает очевидные попытки осмыслить новую роль СМИ.

В Украине активно проходит процесс декоммунизации – переименовываются населенные пункты и улицы, снимаются памятники советским государственным деятелям. На фоне нерешительного проведения реформ в других сферах борьба с советскими символами становится областью, в которой украинские власти продвинулись наиболее далеко. А различные способы сопротивления декоммунизации не приводят к успеху.

Сегодня в России тезисы об открытости власти и о необходимости поставить ее под общественный контроль активно используются и властью, и оппозицией. Развитие институтов взаимодействия власти и общества, в конечном счете, приводит и к формированию новых моделей взаимодействия государства с экспертным сообществом.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net