Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Прошедший 18 июня с. г. второй тур парламентских выборов во Франции не обошелся без сюрпризов. По его итогам, партия президента Эмманюэля Макрона «Республика, вперёд», вместе со своим союзником, центристским Демократическим движением (Модем) Франсуа Байру, получила не 415-445 депутатских мандатов из 577, как предсказывали специалисты, а 350 мандатов. Тем не менее, налицо бесспорная и внушительная победа.

Бизнес, несмотря ни на что

Участник списка Forbes предприниматель Сергей Петров — о том, как он заработал первоначальный капитал на автопрокате, как выбрал название для компании и о людях, которые помогли ему построить бизнес

Интервью

Положение в Сирии с приходом Дональда Трампа к власти в США не стало более ясным. Наоборот, ряд действий новой администрации еще больше запутали «сирийский клубок». В перипетиях ситуации в регионе, интересах многочисленных участников и последних тенденциях «Политком.RU» разбирался вместе со старшим преподавателем департамента политической науки НИУ ВШЭ, экспертом по Ближнему Востоку Леонидом Исаевым.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Экспресс-комментарии

15.03.2016

Алексей Макаркин: «Возможно, точкой бифуркации сирийской кампании России стало наступление на Алеппо, которое выявило ограниченность ресурса асадовской армии»

Алексей МакаркинДумаю, что у России в Сирии было два варианта действий - максималистский и минималистский.

Первый предусматривал непременное сохранение Асада в Дамаске. Это было чревато новым Афганистаном, требовало вовлечения огромного количества сил и средств (с учетом ограниченной боеспособности сирийской армии) и сталкивало Россию с Западом и арабами.

Второй предусматривает отход (после переходного периода) Асада на территорию двух прибрежных провинций - Латакия и Тартус - где создается нечто вроде алавитской автономии (при формальном сохранении Сирии как единого государства) с опорой на две российские базы. Там же заканчиваются две ветки нефтепровода из Ирака и там же должен заканчиваться любой газопровод через Сирию, если его когда-нибудь построят (тянуть его через курдские районы слишком опасно). То есть Россия хотела бы «зацепиться» за Сирию и иметь дело с устраивающими ее властями, даже если в Дамаске в среднесрочной перспективе окажется суннитское правительство.

Похоже, что был выбран именно минималистский вариант, так как риски при реализации альтернативного были запредельны. Хотя понятно, что Асад хотел (и хочет до сих пор) удержаться в Дамаске. На основе этого варианта можно было договориться с арабами. Запад, думаю, будет не против. Понятно, что Иран такой сценарий не слишком устраивает, но здесь уже каждый за себя.

Возможно, что точкой бифуркации стало наступление на Алеппо, которое выявило ограниченность ресурса асадовской армии (когда противник на некоторое время перерезал коммуникации) и показало степень опасности столкновения с Турцией, для которой полный контроль Асада над Алеппо категорически недопустим. Плюс вполне вероятный фактор поставок оппозиции ПЗРК. После этого наступление было остановлено - и, видимо, началась подготовка к уходу.

Такая ситуация, впрочем, приводит к новым проблемам. Сунниты, безусловно, не забудут того, как их бомбила российская авиация. Нынешнее «нефтяное» сближение с саудитами основано на ситуативных факторах. Асад, конечно, поблагодарил Россию за помощь (а куда ему деваться), но явно разочарован. Иран тоже не в восторге. Российская внешняя политика сохраняет непредсказуемость - а это сильно бьет по доверию к ней, которое и без того невысоко. Понятно, что в современном мире маневрируют все (и Рухани первым делом после снятия санкций едет в Париж и Рим, а не в Москву, а США договариваются с курдами, стремясь не очень обидеть своих союзников-турок), но Россия делает в условиях дефицита ресурсов и слишком размашисто.

Алексей Макаркин – первый вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

По масштабу перемен во французской политике победа Макрона на президентских и парламентских выборах сопоставима с приходом к власти Шарля де Голля. Соцпартия почти исчезла, в Национальном фронте и у республиканцев намечается раскол, на подъеме левые радикалы. Теперь вопрос, сможет ли новая политическая конструкция убедить французов согласиться на давно назревшие реформы в социальной сфере

На саммите «Большой двадцатки» в Гамбурге состоится первый очный контакт президентов России и США. Событие давно ожидаемое – настолько, что кажется, что эти два лидера уже давно знакомы, а если верить недоброжелателям Трампа, так он давно уже «русский кандидат», т.е. находится под неправомерным влиянием России. Что же может, а еще существеннее – чего не может случиться на этой встрече?

В 2017 году большинство стран СНГ отмечают четвертьвековой юбилей установления дипломатических отношений между собой и с остальным внешним миром. В рамках стратегии диверсификации советских интеграционных связей, сконцентрированных на России, основным приоритетом становилась политика выстраивания отношений со странами Запада и главными мировыми донорами - такими, как, например, Япония. В течении 1990-х, первого десятилетия независимости государств СНГ, их отношения с Китаем были в некоторой степени в тени отношений с Россией.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net