Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Состоявшийся в воскресенье, 19 марта, съезд Социал-демократической партии Германии избрал экс-председателя Европарламента Мартина Шульца новым лидером партии и официально утвердил его кандидатом в канцлеры от СДПГ на предстоящих в сентябре выборах в бундестаг. Шульц был единственной кандидатурой и получил стопроцентную поддержку делегатов – это первый случай за весь послевоенный период.

Бизнес, несмотря ни на что

Восприятие кризиса в строительной отрасли словно проходит через классические «стадии принятия». Позади уже отрицание, гнев и торг. Большинство участников рынка колеблются между депрессией и принятием. Периодически можно встретить бодрые заявления о «достижении дна» и завершении «наиболее трудного этапа» кризиса, однако зачастую последующие события, как правило, указывают на их чрезмерную оптимистичность.

Интервью

«Политком.RU» планировал поговорить с известным политологом и политическим географом Дмитрием Орешкиным о нынешнем состоянии российской внепарламентской оппозиции. Но по ходу интервью разговор вышел и на другие темы: о глубоких социокультурных и политических различиях между российскими регионами и связанных с этим проблемах для любой власти в Кремле, а также о президентских выборах и политической ситуации после марта-2018.

Колонка экономиста

Видео

Реклама

Экспресс-комментарии

15.03.2016

Алексей Макаркин: «Возможно, точкой бифуркации сирийской кампании России стало наступление на Алеппо, которое выявило ограниченность ресурса асадовской армии»

Алексей МакаркинДумаю, что у России в Сирии было два варианта действий - максималистский и минималистский.

Первый предусматривал непременное сохранение Асада в Дамаске. Это было чревато новым Афганистаном, требовало вовлечения огромного количества сил и средств (с учетом ограниченной боеспособности сирийской армии) и сталкивало Россию с Западом и арабами.

Второй предусматривает отход (после переходного периода) Асада на территорию двух прибрежных провинций - Латакия и Тартус - где создается нечто вроде алавитской автономии (при формальном сохранении Сирии как единого государства) с опорой на две российские базы. Там же заканчиваются две ветки нефтепровода из Ирака и там же должен заканчиваться любой газопровод через Сирию, если его когда-нибудь построят (тянуть его через курдские районы слишком опасно). То есть Россия хотела бы «зацепиться» за Сирию и иметь дело с устраивающими ее властями, даже если в Дамаске в среднесрочной перспективе окажется суннитское правительство.

Похоже, что был выбран именно минималистский вариант, так как риски при реализации альтернативного были запредельны. Хотя понятно, что Асад хотел (и хочет до сих пор) удержаться в Дамаске. На основе этого варианта можно было договориться с арабами. Запад, думаю, будет не против. Понятно, что Иран такой сценарий не слишком устраивает, но здесь уже каждый за себя.

Возможно, что точкой бифуркации стало наступление на Алеппо, которое выявило ограниченность ресурса асадовской армии (когда противник на некоторое время перерезал коммуникации) и показало степень опасности столкновения с Турцией, для которой полный контроль Асада над Алеппо категорически недопустим. Плюс вполне вероятный фактор поставок оппозиции ПЗРК. После этого наступление было остановлено - и, видимо, началась подготовка к уходу.

Такая ситуация, впрочем, приводит к новым проблемам. Сунниты, безусловно, не забудут того, как их бомбила российская авиация. Нынешнее «нефтяное» сближение с саудитами основано на ситуативных факторах. Асад, конечно, поблагодарил Россию за помощь (а куда ему деваться), но явно разочарован. Иран тоже не в восторге. Российская внешняя политика сохраняет непредсказуемость - а это сильно бьет по доверию к ней, которое и без того невысоко. Понятно, что в современном мире маневрируют все (и Рухани первым делом после снятия санкций едет в Париж и Рим, а не в Москву, а США договариваются с курдами, стремясь не очень обидеть своих союзников-турок), но Россия делает в условиях дефицита ресурсов и слишком размашисто.

Алексей Макаркин – первый вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

О реформе здравоохранения в США говорят на протяжении уже более 70 лет. И проблема тут не в том, что государство не заинтересовано в предоставлении своим гражданам возможностей заботиться о своем здоровье - напротив, первую помощь человеку всегда окажут. Но и заплатить за это придется не мало. И вот в том, как сделать процесс получения базовых медицинских услуг доступным любому американцу и при этом не обременять налогами граждан в целом – это и есть задача номер один для любого президента.

Организация Договора Коллективной Безопасности в силу значимости предмета деятельности могла бы стать одним из существенных инструментов постсоветской кооперации и интеграции в военной сфере. Однако по ряду комплексных обстоятельств этот механизм был задействован лишь частично.

Об Арктике в последнее время говорят и пишут довольно много, особенно в России. Но если в нашей стране основными субъектами подобного рода дискурса, а также исполнителями конкретных решений являются государственные деятели и военные, то в странах Запада в качестве таковых выступают некоммерческие организации, экологи, представители научного сообщества.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net