Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

В публичном пространстве активно обсуждают запрос ФСБ ключей шифрования сервисов «Яндекс.Почта» и «Яндекс.Диск» компании «Яндекс» - соответствующая информация появилась на РБК со ссылкой на источники, близкие к самой компании. По информации СМИ компания отказалась предоставлять доступ к шифрованию сервисов и не предоставила в спецслужбу соответствующие ключи, поскольку они могут дать доступ к паролям пользователей всей экосистемы «Яндекса».

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

15.03.2016

Алексей Макаркин: «Возможно, точкой бифуркации сирийской кампании России стало наступление на Алеппо, которое выявило ограниченность ресурса асадовской армии»

Алексей МакаркинДумаю, что у России в Сирии было два варианта действий - максималистский и минималистский.

Первый предусматривал непременное сохранение Асада в Дамаске. Это было чревато новым Афганистаном, требовало вовлечения огромного количества сил и средств (с учетом ограниченной боеспособности сирийской армии) и сталкивало Россию с Западом и арабами.

Второй предусматривает отход (после переходного периода) Асада на территорию двух прибрежных провинций - Латакия и Тартус - где создается нечто вроде алавитской автономии (при формальном сохранении Сирии как единого государства) с опорой на две российские базы. Там же заканчиваются две ветки нефтепровода из Ирака и там же должен заканчиваться любой газопровод через Сирию, если его когда-нибудь построят (тянуть его через курдские районы слишком опасно). То есть Россия хотела бы «зацепиться» за Сирию и иметь дело с устраивающими ее властями, даже если в Дамаске в среднесрочной перспективе окажется суннитское правительство.

Похоже, что был выбран именно минималистский вариант, так как риски при реализации альтернативного были запредельны. Хотя понятно, что Асад хотел (и хочет до сих пор) удержаться в Дамаске. На основе этого варианта можно было договориться с арабами. Запад, думаю, будет не против. Понятно, что Иран такой сценарий не слишком устраивает, но здесь уже каждый за себя.

Возможно, что точкой бифуркации стало наступление на Алеппо, которое выявило ограниченность ресурса асадовской армии (когда противник на некоторое время перерезал коммуникации) и показало степень опасности столкновения с Турцией, для которой полный контроль Асада над Алеппо категорически недопустим. Плюс вполне вероятный фактор поставок оппозиции ПЗРК. После этого наступление было остановлено - и, видимо, началась подготовка к уходу.

Такая ситуация, впрочем, приводит к новым проблемам. Сунниты, безусловно, не забудут того, как их бомбила российская авиация. Нынешнее «нефтяное» сближение с саудитами основано на ситуативных факторах. Асад, конечно, поблагодарил Россию за помощь (а куда ему деваться), но явно разочарован. Иран тоже не в восторге. Российская внешняя политика сохраняет непредсказуемость - а это сильно бьет по доверию к ней, которое и без того невысоко. Понятно, что в современном мире маневрируют все (и Рухани первым делом после снятия санкций едет в Париж и Рим, а не в Москву, а США договариваются с курдами, стремясь не очень обидеть своих союзников-турок), но Россия делает в условиях дефицита ресурсов и слишком размашисто.

Алексей Макаркин – первый вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Когда испанские завоеватели-конкистадоры открыли эту землю, ее сгоряча назвали Коста-Рикой, что в переводе означает богатый берег. Они надеялись обнаружить там ценные полезные ископаемые, которые в огромных количествах вывозили бы на родину. Но таковых в недрах не оказалось. Позднее обнаружилось, что непреходящей ценностью страны оказались неутомимые труженики, постепенно, шаг за шагом, соорудившие государство устойчивой демократии, ставшей примером для беспокойных соседей.

В 2010 году, когда Instagram только появился, никто не осознавал важности личного бренда в онлайне. Вскоре блогинг стал профессией, сразившей наповал весь медиа-мир, и переизбыток селебрити наводил на мысль, что разделить лавры с миллионниками невозможно. Хорошие новости: дивам с легионами малолетних подписчиц придется подвинуться, ведь на рынок выходят нано-инфлюенсеры.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net