Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

15.03.2016

Алексей Макаркин: «Возможно, точкой бифуркации сирийской кампании России стало наступление на Алеппо, которое выявило ограниченность ресурса асадовской армии»

Алексей МакаркинДумаю, что у России в Сирии было два варианта действий - максималистский и минималистский.

Первый предусматривал непременное сохранение Асада в Дамаске. Это было чревато новым Афганистаном, требовало вовлечения огромного количества сил и средств (с учетом ограниченной боеспособности сирийской армии) и сталкивало Россию с Западом и арабами.

Второй предусматривает отход (после переходного периода) Асада на территорию двух прибрежных провинций - Латакия и Тартус - где создается нечто вроде алавитской автономии (при формальном сохранении Сирии как единого государства) с опорой на две российские базы. Там же заканчиваются две ветки нефтепровода из Ирака и там же должен заканчиваться любой газопровод через Сирию, если его когда-нибудь построят (тянуть его через курдские районы слишком опасно). То есть Россия хотела бы «зацепиться» за Сирию и иметь дело с устраивающими ее властями, даже если в Дамаске в среднесрочной перспективе окажется суннитское правительство.

Похоже, что был выбран именно минималистский вариант, так как риски при реализации альтернативного были запредельны. Хотя понятно, что Асад хотел (и хочет до сих пор) удержаться в Дамаске. На основе этого варианта можно было договориться с арабами. Запад, думаю, будет не против. Понятно, что Иран такой сценарий не слишком устраивает, но здесь уже каждый за себя.

Возможно, что точкой бифуркации стало наступление на Алеппо, которое выявило ограниченность ресурса асадовской армии (когда противник на некоторое время перерезал коммуникации) и показало степень опасности столкновения с Турцией, для которой полный контроль Асада над Алеппо категорически недопустим. Плюс вполне вероятный фактор поставок оппозиции ПЗРК. После этого наступление было остановлено - и, видимо, началась подготовка к уходу.

Такая ситуация, впрочем, приводит к новым проблемам. Сунниты, безусловно, не забудут того, как их бомбила российская авиация. Нынешнее «нефтяное» сближение с саудитами основано на ситуативных факторах. Асад, конечно, поблагодарил Россию за помощь (а куда ему деваться), но явно разочарован. Иран тоже не в восторге. Российская внешняя политика сохраняет непредсказуемость - а это сильно бьет по доверию к ней, которое и без того невысоко. Понятно, что в современном мире маневрируют все (и Рухани первым делом после снятия санкций едет в Париж и Рим, а не в Москву, а США договариваются с курдами, стремясь не очень обидеть своих союзников-турок), но Россия делает в условиях дефицита ресурсов и слишком размашисто.

Алексей Макаркин – первый вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net