Информационный сайт
политических комментариев
вКонтактеFacebookTwitter
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Политком.RU обсудил с первым вице-президентом Центра политических технологий Алексеем Макаркиным динамику общественных настроений в России в уходящем году.

Бизнес, несмотря ни на что

Локомотивом выхода из продолжающегося экономического кризиса может быть только частный сектор. Как чувствовал себя российский бизнес в уходящем году? Как можно оценить усилия правительства по стимулированию предпринимательской деятельности и привлечению инвестиций? Об этом в интервью Политком.RU рассказывает старший научный сотрудник Института экономической политики им. Е.Гайдара Сергей Жаворонков.

Интервью

Конец года всегда дает повод подвести итоги происшедших событий, выделить основные тенденции, высказать предположения на будущее. Своими оценками политических итогов 2016 года с «Политком.RU» поделился известный российский политолог, президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский.

Колонка экономиста

Видео

Реклама

Экспресс-комментарии

15.03.2016

Алексей Макаркин: «Возможно, точкой бифуркации сирийской кампании России стало наступление на Алеппо, которое выявило ограниченность ресурса асадовской армии»

Алексей МакаркинДумаю, что у России в Сирии было два варианта действий - максималистский и минималистский.

Первый предусматривал непременное сохранение Асада в Дамаске. Это было чревато новым Афганистаном, требовало вовлечения огромного количества сил и средств (с учетом ограниченной боеспособности сирийской армии) и сталкивало Россию с Западом и арабами.

Второй предусматривает отход (после переходного периода) Асада на территорию двух прибрежных провинций - Латакия и Тартус - где создается нечто вроде алавитской автономии (при формальном сохранении Сирии как единого государства) с опорой на две российские базы. Там же заканчиваются две ветки нефтепровода из Ирака и там же должен заканчиваться любой газопровод через Сирию, если его когда-нибудь построят (тянуть его через курдские районы слишком опасно). То есть Россия хотела бы «зацепиться» за Сирию и иметь дело с устраивающими ее властями, даже если в Дамаске в среднесрочной перспективе окажется суннитское правительство.

Похоже, что был выбран именно минималистский вариант, так как риски при реализации альтернативного были запредельны. Хотя понятно, что Асад хотел (и хочет до сих пор) удержаться в Дамаске. На основе этого варианта можно было договориться с арабами. Запад, думаю, будет не против. Понятно, что Иран такой сценарий не слишком устраивает, но здесь уже каждый за себя.

Возможно, что точкой бифуркации стало наступление на Алеппо, которое выявило ограниченность ресурса асадовской армии (когда противник на некоторое время перерезал коммуникации) и показало степень опасности столкновения с Турцией, для которой полный контроль Асада над Алеппо категорически недопустим. Плюс вполне вероятный фактор поставок оппозиции ПЗРК. После этого наступление было остановлено - и, видимо, началась подготовка к уходу.

Такая ситуация, впрочем, приводит к новым проблемам. Сунниты, безусловно, не забудут того, как их бомбила российская авиация. Нынешнее «нефтяное» сближение с саудитами основано на ситуативных факторах. Асад, конечно, поблагодарил Россию за помощь (а куда ему деваться), но явно разочарован. Иран тоже не в восторге. Российская внешняя политика сохраняет непредсказуемость - а это сильно бьет по доверию к ней, которое и без того невысоко. Понятно, что в современном мире маневрируют все (и Рухани первым делом после снятия санкций едет в Париж и Рим, а не в Москву, а США договариваются с курдами, стремясь не очень обидеть своих союзников-турок), но Россия делает в условиях дефицита ресурсов и слишком размашисто.

Алексей Макаркин – первый вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Противостояние Ирана и Саудовской Аравии – условных центров мирового шиизма и суннизма, наметилось аж со времени победы в иранской Исламской Революции в 1979 году. Именно с тех времен Эр-Рияд начал кампанию по нивелированию политического влияния шиитских общин.

Долгое время системные политические партии Старого Света с правого и левого фланга двигались навстречу друг другу и по мере размывания своей социальной базы смешивались до степени неразличимости. Сформировался широкий политический консенсус, включавший активную социальную политику, принципы политкорректности, уважение прав меньшинств и продвижение целей европейской интеграции. Однако сейчас этот консенсус на глазах начинает распадаться.

Одного из фаворитов президентской кампании во Франции Франсуа Фийона и западная пресса, и российская называют дружественной Москве фигурой, от которой ждут снятия санкций и отказа от политики сдерживания. Вместе с этим, однако, было бы правильнее говорить о внешнеполитических позициях Фийона в контексте не «pro et contra», а, в первую очередь, возвращения Франции активной роли в международных делах, что задает совершенно иную систему координат для анализа его приоритетов.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net