Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

Арест зампреда правления Пенсионного фонда России Алексея Иванова связан с историей крушения бизнеса братьев Алексея и Дмитрия Ананьевых. Иванов ранее был топ-менеджером компании «Техносерв», основанной Ананьевыми – в ней прошел обыск в связи с делом Иванова.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Экспертиза

15.03.2016 | Владимир Разуваев

Уроки на украинском направлении: ошибки, которых можно было избежать

Уроки на украинском направлении: ошибки, которых можно было избежатьСледует признать, что на Украине мы сейчас сталкиваемся с последствиями собственных ошибок, причем ошибок стратегических, которые делали на протяжении последних десятилетий.

Огромной ошибкой отношения России к Украине с момента обретения ей второй независимости надо считать отсутствие хотя бы относительно четкой стратегии. Причем с самого начала. Разумеется, тогда время было такое. Смешно сказать, но, по крайней мере в 1992 г., в МИДе не было отдела Белоруссии. На мой тогдашний по времени вопрос о причинах, ответ был прост: да ею в правительстве занимаются. С Украиной дела обстояли несколько лучше, да и то, насколько я понимаю, из-за ее транзитного положения. Потом стало нарастать напряжение, появились соответствующие разработки. Однако единой линии не было. Между тем, лучше политика постоянная, чем невнятная.

Во многом последнее замечание касается и настоящей ситуации. До сих пор неясно: мы считаем Украину дружественной или враждебной страной? Или каким-то гибридом между двумя этими понятиями? Или отделяем дружественный украинский народ от нынешнего режима? Для специалиста здесь многое непонятно. Разумеется, внешняя политика в основном по сути своей реактивна, то есть зиждется на реакции на текущие вызовы. Однако такая ситуация ведет в тупик, когда речь идет о таких важнейших для России странах как Украина. Нам нужна долгосрочная и целенаправленная стратегия в отношении этой страны с учетом ошибок, которые мы совершили в недавнем (и в давнем) прошлом. Похоже, что сейчас она появляется, но очертания ее до сих пор нечетки.

Одна из принципиальных ошибок российской власти в отношении Украины состояла в том, что она фактически игнорировала региональное разнообразие страны, несмотря на то, что прекрасно знала о нем. Акцент делался на контактах с национальной элитой, что было относительно просто. А вот поработать с населением с учетом четкого дифференцирования его в зависимости от географического расположения было трудно. Гораздо проще и приятнее наладить очень хорошие личные контакты с тогдашним олигархом (всего-навсего) Петром Порошенко, чем попытаться повлиять на умонастроения жителей таких разных мест как Галичина и восток Украины с учетом их серьезных различий. В результате можно констатировать: деньги, выделенные на воздействие общественного мнения Украины, оказались выброшены в песок. Фамилий растратчиков называть не будем.

Едва ли не ключевым звеном в двусторонних отношениях является культура. Ни для кого в России не было секретом, что уже начиная с конца 1980-х гг. на Украине изменилась идеологическая политика, особенно, когда речь шла о России. В прессе, в школьных и университетских учебниках появилось постоянное подчеркивание, что украинцы превосходят русских по генотипу и ряду других параметров, что Россия поработила и эксплуатировала Украину. Для характеристики украинского народа использовались любопытные утверждения, будто его предки укры вырыли Черное море, что Украина – это и есть описанная Платоном Атлантида, что Запорожская Сечь была первой в мире республикой, что украинский гопак – это демонстрация искусства древнего рукопашного боя и так далее. Одновременно велась антирусская пропаганда по всем направлениям. Все это должно было не только насторожить Москву, но и заставить действовать. Этого не произошло, в результате мы имеем на Украине уже два поколения, которые искренне верят в то, что Россия – исчадие зла. Те поколения, которым принадлежит будущее.

Проблема в том, что выводы из прошлых ошибок российской стороной сделаны не были. Разумеется, некоторое время противодействовать внутриукраинской пропаганде было крайне сложно. Впрочем, сложно и сейчас: я недавно с удивлением обнаружил, что многие граждане этой страны практически не слышали о событиях в Одессе, не говоря уже о прочих. Телевизионная цензура на Украине действует очень жестко. Однако современные возможности позволяют изменить ситуацию хотя бы отчасти. Другое дело в том, что Россия пока практически никак не действует в этом отношении.

Надо четко осознавать, что в обозримом времени добиться радикального поворота в отношении основной массы граждан Украины к России невозможно. Упущено слишком многое. А вот за пределами данного промежутка времени – почему бы и не начать соответствующую работу. Да и «в пределах» вполне возможно аргументировано поставить некоторые вопросы и побудить хотя бы некоторых задуматься. Современные технологии это позволяют.

Реальность такова, что на протяжении многих лет Россия будет ассоциироваться в общественном мнении Украины с термином «агрессор». Однако и здесь возможны пусть и медленные и постепенные изменения. Речь идет опять же о возможностях современных электронных СМИ. Есть мифы, произведенные украинской пропагандой, которые являются весьма уязвимыми. Вообще в области информационной пропаганды местное телевидение демонстрирует откровенный провал, если называть вещи своими именами.

Откровенной предыдущей ошибкой России в отношении своей соседки следует назвать слабую реакцию на некоторые особенности украинской политики. Москва привыкла закрывать глаза на постоянные колебания Киева и откровенное его желание выгадать от них. Особенно ярко такую политику долгое время демонстрировал Газпром, достаточно только вспомнить судьбу переговоров об украинской ГТС. После получения реальных уступок с российской стороны Украина обязательно отказывалась от своих обязательств, ссылаясь на позицию Верховной Рады.

Вообще в обычае украинской дипломатии не соблюдать пакетные договоренности. Причем не только, когда речь идет о России. Это давно уже стало визитной карточкой Киева. Последний наиболее яркий пример – Минские соглашения. Там Украина требует выполнения пунктов, касающихся другой стороны, однако отказывается выполнять ключевые моменты взятых на себя обязанностей. Единственное, хотя и хорошее исключение – относительное прекращение огня на востоке страны.

С точки зрения отношения к внешнеполитической стратегии Киева данное обстоятельство является одним из центральных, которое надо иметь в виду. Речь идет не об отдельных исключениях и даже не о тенденции. Избирательное отношение к пакетным договоренностям давно уже стало нормой для украинских властей. В слабом реагировании на этот феномен я вижу одну из крупнейших ошибок российской политики.

Обратим внимание, что и Европа и, в частности, МВФ, реагируют на двусмысленность украинской позиции по актуальным для себя вопросам куда жестче. Когда выясняется, что Киев не собирается выполнять свои обязательства, начинается откровенное выкручивание рук. Россия в свое время не прибегала к такой тактике. В результате в украинском истеблишменте сложилась устойчивая привычка пренебрегать обязательствами перед Москвой. К сожалению, с ней нам придется иметь дело еще долгие годы, если не десятилетия.

Объяснение этой привычки кроется как в постоянном повторении тезиса о братских народах (что, вообще-то правда), так и в транзитном положении Украины. Однако постоянные уступки привели Киев к уверенности, что он может делать в отношении своего северного соседа практически все, что ей нравится. И с этой реальностью нам тоже предстоит иметь дело.

Еще одной особенностью украинской политики является постоянное желание сидеть минимум на двух стульях (Петр Порошенко, конечно, является исключением, однако не безусловным). Оно вырисовалось сразу после получения Украиной независимости и продолжается до настоящего времени. Все президенты этой страны и все составы парламента повторяли эту ошибку. Россия, к сожалению, долгое время никак на нее не реагировала. Запад тоже – но ему это было выгодно. В результате мы имеем то, что имеем. Привычка сформировалась, сейчас Киев хочет иметь и преимущества ассоциации с ЕС, и достоинства торговли со странами СНГ.

Проблема для российской внешней политики тут заключается в том, что сформировавшуюся привычку Киева с удовольствием поддерживают страны ЕС. Если говорить цинично, они не хотят одни нести бремя (а это действительно бремя) ассоциации Украины со своей организацией. Гораздо лучше разделить его с Москвой. Здесь уже начинаются кардинальные противоречия между ЕС и Россией и лучше расставить все точки на своих местах. Что наверху, что внизу.

Украина при нынешнем режиме никогда не будет прежней. Выбор сделан. Иными словами, данная страна уже сейчас ушла на Запад. На какой временной отрезок – покажет будущее. Очевидно – большой. Поэтому Москва не должна иметь никаких побудительных факторов для того, чтобы финансировать в ущерб своей и так нестабильной экономике соседнюю и в настоящее время, к сожалению, враждебную страну. Мне кажется, что последовательная политика в этом отношении обязательно принесет результат.

Другое дело, будет ли она таковой на этом направлении. Инерция свойственна не только Украине, но и России. Мы – будем называть вещи своими именами – привыкли уступать, когда речь идет о наших южных соседях. Когда-то не безвозмездно (если говорить об отдельных личностях в российском руководстве), когда-то по привычке. А если учитывать глубоко укоренившуюся в украинском менталитете убежденность в том, что Россия обязательно пойдет на попятную, то шансы на это очень возрастают.

Далеко ходить не надо, вспомним только лексическую проблему. Почему с некоторых пор у нас стало принято говорить «в Украине», вместо «на Украине»? Да только потому, что наши украинские соседи стали менять русский язык. А мы с этим согласились. Интересно, что наши американские и китайские партнеры ничего не имеют против русских транскрипций названий их стран и столиц, Гавана вовсе не настаивает на том, что ее произношение больше похоже на «Авана», чем на русский вариант, а вот украинцы требуют свою интерпретации русского. И побеждали – до некоторого времени, пока не начался политический конфликт. И почему мы в ответ не настаивали на своей интерпретации произношения на украинском буквы «г»? Одни загадки.

Еще одна проблема в наших взаимоотношениях с соседом связана с давешним интегрированным производством. С советских времен. Например, в авиационной промышленности. Это интегрированное производство в настоящее время разорвано. И с данным обстоятельством следует считаться и смириться. В обозримом будущем его снова не будет. Кому-то это может понравится, кому-то – нет. Однако это факт. Кто больше потеряет от данного факта – вопрос. Правда и то, что никто от этого не выиграет.

Выводы из сказанного, наверное, просты. В случившемся конфликте виноваты обе стороны. Впрочем, наша обязанность – рассматривать свои ошибки, а не те, которые были сделаны украинской стороной.

Главная ошибка, наверное, состоит в том, что мы, на мой взгляд, не имели четкой стратегии в отношении Украины на протяжении столетий. А потом – десятилетий. Причем не только в постсоветское время. Все это аукается сегодня, причем очень серьезно.

Еще одной кардинальной ошибкой было то, что мы сформировали у Украины на протяжении нескольких десятилетий стереотип, согласно которому можно успешно шантажировать Россию в двусторонних отношениях. Что она и делала, будем называть вещи своими именами. Транзитное положение страны и сентиментальные иллюзии Москвы позволяли это совершать.

Не менее существенной ошибкой оказалось фактическое потворство слабостям украинской властной культуры. В тактическом плане это было, наверное, выгодно, однако в стратегическом обернулось провалом. Надо понимать: нынешняя политика новой украинской элиты является продолжением прошлых лет. Да, куда более агрессивной, да, русофобской, однако все-таки продолжением линии, на которую Россия закрывала глаза.

Мы не вели дифференцированной политики в отношении регионов Украины. Разумеется, она требовала куда больших вложений интеллектуальных и финансовых средств, однако она была необходима. И получили в результате, будем называть вещи своими именами, политический провал.

Еще одна откровенная ошибка: мы не создавали и не поддерживали своих союзников на Украине. В отличие от Запада. В итоге нам не на кого опереться в настоящее время. За исключением, разумеется востока страны.

Главный урок событий на Украине, который мы должны осознать и распространить на всю свою внешнюю политику: нам нужна стратегия в отношении как мировых регионов, так и отдельных стран. Но только не такая, как Концепция внешней политики Российской Федерации, утвержденная главой государства 12 февраля 2013 г. Там в пункте 48 д) почему-то отмечено, что Россия должна «выстраивать отношения с Украиной как приоритетным партнером в СНГ». Проблема, между тем, не в том, что ситуация изменилась. Не знаю, кому принадлежит эта замечательная фраза, однако проблема в том, что Украина никогда не была полноправным членом СНГ. Прошу прощения у тех, кто этого не знал.

И, наконец, самое главное: нам потребовалось лет двадцать пять политики с закрытыми глазами, чтобы позволить дружественному народу и дружественной стране дойти до такой степени в наших взаимных отношениях. Для того, чтобы изменить эту ситуацию, необходимо как минимум столько же. Да еще при условии разумной и взвешенной политики.

Владимир Разуваев - профессор РАНХиГС, доктор политических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net