Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Прошедший 18 июня с. г. второй тур парламентских выборов во Франции не обошелся без сюрпризов. По его итогам, партия президента Эмманюэля Макрона «Республика, вперёд», вместе со своим союзником, центристским Демократическим движением (Модем) Франсуа Байру, получила не 415-445 депутатских мандатов из 577, как предсказывали специалисты, а 350 мандатов. Тем не менее, налицо бесспорная и внушительная победа.

Бизнес, несмотря ни на что

Комитет Госдумы по финансовому рынку оказывает серьезное влияние на финансовую систему России. Он активно взаимодействует с Центральным банком, биржами, Национальной системой платежных карт, Министерством финансов. В то же время, кажущаяся узость сферы законотворческих интересов Комитета обманчива. Комитет осуществляет предварительное рассмотрение законопроектов, касающихся ипотечного кредитования, страхования, инвестиций, лизинга, аудита и др.

Интервью

Положение в Сирии с приходом Дональда Трампа к власти в США не стало более ясным. Наоборот, ряд действий новой администрации еще больше запутали «сирийский клубок». В перипетиях ситуации в регионе, интересах многочисленных участников и последних тенденциях «Политком.RU» разбирался вместе со старшим преподавателем департамента политической науки НИУ ВШЭ, экспертом по Ближнему Востоку Леонидом Исаевым.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Бизнес несмотря ни на что

22.03.2016 | Антон Евстратов

Конкуренция без форы: как российский и мировой бизнес возвращаются в Иран

Конкуренция без форы: как российский и мировой бизнес возвращаются в ИранОсвободившийся от санкций Иран уже готов оспорить установленные ранее цены на услуги российских компаний и, судя по всему, не горит желанием активно работать с российским бизнесом, имея «под рукой» европейских и китайских предпринимателей и инвесторов. Это – однозначный, яркий, хотя и вполне ожидаемый «холодный душ» для российского правительства, научных и экспертных кругов, праздновавших возвращение Ирана в мировую экономику.

Иранская сторона, устами своего министра связи и коммуникаций Махмуда Ваези уже заявила о необходимости пересмотра сделок по электрификации железнодорожной ветки Гамсар-Инче-Борун и строительстве ТЭС в городе Бендер-Аббас. По мнению руководства ИРИ, условия санкционного периода были слишком жесткими для Ирана, и в настоящее время цены на российские услуги должны быть снижены. За это иранская сторона подверглась довольно откровенной критике со стороны министра энергетики Российской Федерации Александра Новака, который также является сопредседателем Межправительственной российко-иранской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. По его мнению, установленные российской стороной ранее цены соответствуют мировому уровню, а своими претензиями Иран затягивает реализацию проектов, которые следует довести до финала.

Что касается нефтедобычи, то Тегеран, несколько лет страдавший от ограничений на экспорт своей нефти, не согласен с идеей заморозки объемов ее добычи с целью стабилизировать цены. ИРИ намеревается довести свою суточную добычу до 4 миллионов баррелей, достигнув досанкционного уровня. Соответствующие планы были озвучены министром нефтепромышленности Исламской Республики Бижаном Намдаром Зангане в ходе его встречи с уже упомянутым Александром Новаком. Примечательна достаточно жесткая формулировка иранского министра, призвавшего нефтепроизводителей оставить его страну в покое до выходя ее добычи на уровень, предшествовавший западным санкциям.

Это не может не вызывать раздражение и разочарование среди российских политиков и экспертов, так как изначально предполагалось, что вырвавшийся из санкционного плена Иран «должен» был стать нашим экономическим партнером. Предполагалось, помимо уже имеющихся проектов и сговорчивости Тегерана по нефти, реализовать в ИРИ и инициативы в других сферах. Речь шла (и еще идет) об инвестициях в нефтяную и нефтехимическую промышленность, транспорт, машиностроение и т.д. По мнению ряда экспертов, Иран – крупнейшая инвестиционная возможность со времен падения берлинской стены. ИРИ – огромный рынок сбыта с 80-миллионным, в подавляющем большинстве хорошо образованным населением. Это страна со второй по капитализации фондовой биржей на Ближнем Востоке (150 миллиардов долларов). Кроме того это – крупный производитель сельскохозяйственной продукции и страна, богатая туристическими достопримечательностями, что в условиях обострения отношений РФ и Турции выглядит для россиян также значимым фактором.

Особое внимание изготовившихся занимать иранский рынок российских бизнесменов привлекали ограждающие предпринимателей от налогов в течение 20 лет свободные экономические зоны Ирана, которых насчитывается аж 7. Все эти положительный факторы становятся еще более привлекательными, учитывая прогнозируемый уже к 2017 году 7%-й экономический рост ИРИ.

При всем при этом за прошлый год товарооборот между ИРИ и РФ составил всего лишь 1,25 млрд. долларов, что, конечно, прогресс, учитывая, что в позапрошлом он не доходил даже до 1 млрд., но цифра ничтожная в сравнении с показателями ИРИ и Китая (52 млрд.). Одних китайских инвестиций в Иране сейчас – на 43 миллиарда долларов. Более того, после отмены санкций Тегеран и Пекин анонсировали новую эру в своих экономических отношениях, что выразилось в подписании 17 новых соглашений на 600 миллиардов долларов. В их числе – и весьма чувствительная для России сфера атомной энергетики, куда намереваются проникнуть китайские компании.

Пока российский бизнес пытается сохранить действовавшие ранее цены на свои услуги по строительству железнодорожной инфраструктуры и возведению ТЭС, европейские компании уже активно занимают все возможные бизнес-ниши открывшейся страны. Только с Италией президент ИРИ Хасан Роухани в ходе своего европейского турне подписал соглашения на 18 миллиардов долларов. Они касались в основном сферы строительства, а также судостроения и нефтяной инфраструктуры. Металлургический холдинг Danieli также будет представлен на иранском рынке. В Иране появится итальянский газопровод в 2 тыс. километров, пять новых больниц, скоростная трасса Тегеран-Кум. Более 30 миллиардов долларов составляет сумма заключенных сделок с французскими компаниями – там иранскую сторону интересовала в основном авиапромышленность, продукция которой необходима Исламской Республики с устаревшим за годы санкций парком гражданских самолетов. Французская сторона поставит ИРИ 114 самолетов Airbus на 25 миллиардов долларов, а также будет совместно производить новые партии автомобилей с иранским концерном Iran Khodro (этим занимается давно оперирующая в Иране Peugeot). До 5-6 миллиардов долларов готова довести сумму своих операций с Ираном и Германия. Ее концерн Daimler, например, будет производить совместно с уже упомянутым Iran Khodro грузовые «Мерседесы». Как видим, прогнозы о пришествии буквально стучавшихся в иранские двери перед санкциями европейских безнесменов в республику оказались выполнены на 100 и более процентов. Причем, пришли они в те отрасли, где составляют прямую конкуренцию россиянам – авиастроение, нефтяная инфраструктура, машиностроение , авиастроение и т.д.

Чем же занимается, помимо споров с иранской стороной, российский бизнес? Из недавнего известны только 2 успешные сделки - легализованная поставка в ИРИ комплексов С-300 на 800 миллионов долларов и соглашение ЛУКОЙЛа с иранскими партнерами о проведении разведки нефтяных месторождений в юго-западной части Ирана. Сумма последней сделки - 6 миллионов долларов. Иранская сторона проявляет заинтересованность и к взаимодействию с РФ в других сферах – так известно о возможности закупки ИРИ ракет «Бастион», а также готовности к поставкам в Россию сельскохозяйственных товаров на 1 миллиард долларов – вместо турецких. В перспективе возможны поставки железнодорожных вагонов «Уралвагонзаводом» в количестве 5 тысяч штук. Еще 117 вагонов готов предоставить ИРИ «Трансмашхолдинг» - для кумского метрополитена. Их стороны должны произвести совместно на предприятии «Вагон Парс».

«Гражданские самолеты Сухого» также все еще рассчитывают проникнуть на иранский рынок. Теснимые французами и бразильцами, российские производители намереваются не только поставить в ИРИ около 100 машин Sukhoi Superjet 100, но и наладить их производство в самом Иране. Перспективно сотрудничество Тегерана и Москвы по поставкам стали – данные операции уже ведут «Северсталь» и ММК.

Иран по-прежнему перспективен и важен для российского бизнеса, сильно ослабленного западными санкциями и падением цен на нефть. Вместе с тем, очевидно, что ИРИ не станет давать россиянам привилегированного положени, и конкурировать с европейцами придется по-честному и без форы. К сожалению, это рисует для российских компаний не самые радужные перспективы, так как западные экономические титаны гораздо более мощные, опытные и обладают, как правило, более совершенными технологиями (особенно это касается, например, машиностроения и частично – инфраструктуры). Тем не менее, шанс урвать свой кусок у российских предпринимателей в Иране все еще есть. Некоторое облегчение деятельности российских компаний дает минимальное участие в иранском экономическом развитии американских игроков по причине специфических отношений между ИРИ и США. Возможно, ключом к началу по-настоящему серьезных операций с Ираном может стать отход от политики сохранения имеющихся условий сделок ради будущих перспектив. Впрочем, последнее слово в любом случае прозвучит из Тегерана.

Антон Евстратов – эксперт-иранист

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

14 июля 2017 года исполнилось четверть века со дня начала миротворческой операции в Южной Осетии. Между тем, эта дата и сегодня представляет значительный интерес не только как значимое юбилейное событие. В своем развитии грузино-осетинский конфликт прошел несколько этапов – от локального (даже не регионального) противостояния, малоизвестного и малоинтересного мировому сообществу, до события международного уровня.

Западные Балканы не сходят с повестки дня объединенной Европы. Они остаются основным резервом для расширения ЕС и в то же время являются источником постоянной напряженности. С одной стороны, перспектива вступления в Евросоюз стала для этих стран ключевым драйвером реформ и социально-экономического прогресса. С другой – регулярно возникают серьезные кризисы на Западных Балканах, и Брюссель часто вынужден брать на себя роль медиатора для их разрешения и купирования.

По масштабу перемен во французской политике победа Макрона на президентских и парламентских выборах сопоставима с приходом к власти Шарля де Голля. Соцпартия почти исчезла, в Национальном фронте и у республиканцев намечается раскол, на подъеме левые радикалы. Теперь вопрос, сможет ли новая политическая конструкция убедить французов согласиться на давно назревшие реформы в социальной сфере

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net