Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Прошедший 18 июня с. г. второй тур парламентских выборов во Франции не обошелся без сюрпризов. По его итогам, партия президента Эмманюэля Макрона «Республика, вперёд», вместе со своим союзником, центристским Демократическим движением (Модем) Франсуа Байру, получила не 415-445 депутатских мандатов из 577, как предсказывали специалисты, а 350 мандатов. Тем не менее, налицо бесспорная и внушительная победа.

Бизнес, несмотря ни на что

Комитет Госдумы по финансовому рынку оказывает серьезное влияние на финансовую систему России. Он активно взаимодействует с Центральным банком, биржами, Национальной системой платежных карт, Министерством финансов. В то же время, кажущаяся узость сферы законотворческих интересов Комитета обманчива. Комитет осуществляет предварительное рассмотрение законопроектов, касающихся ипотечного кредитования, страхования, инвестиций, лизинга, аудита и др.

Интервью

Положение в Сирии с приходом Дональда Трампа к власти в США не стало более ясным. Наоборот, ряд действий новой администрации еще больше запутали «сирийский клубок». В перипетиях ситуации в регионе, интересах многочисленных участников и последних тенденциях «Политком.RU» разбирался вместе со старшим преподавателем департамента политической науки НИУ ВШЭ, экспертом по Ближнему Востоку Леонидом Исаевым.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

15.04.2016 | Александр Гущин

Украина: новое правительство – старый курс?

Здание Кабинета Министров УкраиныПремьериада и коалициада – эти два термина прочно вошли в лексикон экспертов и все тех, кто интересуется украинской политикой. Именно под лейтмотивом формирования новой коалиции и нового правительства Украина жила все последние месяцы. Наконец вчера эпопея подошла к концу. Страна получила новый кабинет министров, и вопрос «что будет дальше?» зазвучал по-новому, обрел новые смыслы.

Правительство А.Яценюка оставляет очень трудное наследство. Достаточно посмотреть на показатели 2013 и 2015 гг. и сравнить их, чтобы понять, что произошло с Украиной в последние два года. ВВП сократился с 183 до 80 млрд. долл., ЗВР - с 20, 4 млрд. до 13,3 млрд. долл., инфляция выросла в разы и составила 43,3 %, увеличение зарплаты во многом было съедено той же инфляцией и падением гривны. Этот список можно продолжать бесконечно, упомянув повышение тарифов, коррупцию и многое другое. В какой-то степени в первый год работы прежнего правительства многое можно было списать на сложную военно-политическую ситуацию Украины, однако с течением времени этот фактор играл, а правительство, за исключением работы с МВФ и косметических успехов в отдельных отраслях (в частности, отдельные направления сельского хозяйства), демонстрировало внутренние противоречия, зависимость от воли представителей олигархата, а зачастую просто некомпетентность. Доверие общества к власти серьезно подорвано, значительная часть граждан, примерно две трети, по данным известного украинского социолога Е.Копатько, выражает мнение, что страна в целом движется в неправильном направлении, а перспектива новых выборов при этом не увлекает население, которое в значительной степени разочаровано. Это касается сторонников как такой партии, как Оппозиционный блок, так и сторонников евроинтеграции.

Серьезная проблема для нового правительства заключается даже не в самом составе правительстве, а в характере новой коалиции в Раде. Итоги голосований показывают, что она очень шаткая, что многие депутаты, голосовавшие за новое правительство, формально не входят в коалицию и могут с легкостью изменить свою позицию при голосовании по конкретным вопросам. Сегодня же их позиция в поддержку нового правительства обусловлена интересами контролирующих их олигархов, прежде всего, Коломойского, и всегда может меняться. На данном этапе умеренные сторонники Коломойского в Раде (не представители Укропа) поддержали новый кабинет.

Все это ставит важный вопрос о том, насколько будет устойчива новая коалиция. С одной стороны, в ней просто стало меньше действующих лиц, что работает на ее прочность. Коалиция формально состоит из двух партий, которые хотя и находятся в противоречивых отношениях, но, тем не менее, объединены одной идеей – не допустить и как можно дольше оттягивать досрочные парламентские выборы. Скорее всего, эти досрочные выборы все же состоятся, но, вероятно, они отодвигаются на год.

С другой стороны, даже эти объединяющие коалицию факторы могут сработать не в полной мере, и коалиция будет коалицией меньшинства, а правительству все равно, несмотря на приобретенный иммунитет, будет сложно проводить свои решения. И это при том, что новое правительство во многом должно работать с наследством старого, со старым бюджетом и старыми проблемами. С другой стороны, оппозиция в Раде тоже разобщенная. Это касается как идеологии фракций, так и их тактических планов. В условиях слабой идеологической базы украинской политики, отсутствия в стране адекватного левого проекта, который давно назрел, и принимая во внимание вождистский характер таких политических структур как «Батькивщина» и Радикальная партия, можно ожидать, что оппозиция, во всяком случае, значительная ее часть будет действовать под лозунгом – «чем хуже, тем лучше» и всячески стремиться приблизить выборы. Это, в первую очередь, касается «Батькивщины», в меньшей степени «Самопомощи», которая по некоторым вопросам может голосовать вместе с коалицией, а, учитывая недавнее поражение в Кривом Роге, рискует на новых парламентских выборах не добиться успеха. «Оппозиционный блок» же наращивает свою популярность, растет недовольство жителей Юго-Востока и Юга, которое обусловлено как ментальными и идеологическими факторами, так и тем, что социально-экономический кризис затрагивает главным образом именно эти регионы.

Важный аспект, мимо которого никак нельзя пройти – это личные амбиции Гройсмана. То, что он в ходе обсуждения вопроса о составе нового кабинета смог отстоять свои позиции, добиться включения своих людей, знакомых еще с винницких времен, а, главное, не допустить назначения Ковальчука, говорит о том, что это человек с характером, и политические амбиции у него достаточно большие.

Характерно, что во время местных выборов в Виннице политическая сила Гройсмана шла самостоятельно, а не под крылом президентской «Солидарности». Он с самого начала позиционирует себя как игрока, почти наравне с президентом и его администрацией, и дает понять, что в рамках кабинета будет отвечать за его работу и работу его аппарата и контролировать ее. Фраза – «Я вам покажу, как управлять страной», произнесенная в стенах Рады, показывает, что новый премьер уже сейчас имеет довольно серьезные политические планы, которые вполне могут не ограничиться премьерской должностью.

Однако такой резкий старт по-своему ставит нового премьера в трудное положение. Гройсман все же пока не имеет серьезного опыта работы на национальном уровне. Кресло спикера Рады все же никак по сложности не сравнится с работой в ранге руководителя правительства, хотя надо сказать, что на посту спикера Гройсман проявил себя как мастер компромисса. Вообще, в отличие от Яценюка, несмотря на все свои серьезные заявления и жесткое отстаивание своих позиций, Гройсман более компромиссен. От него вряд ли стоит ждать дешевых пропагандистских заявлений и бесконечных публичных ссор и скандалов.

Тем не менее, эффективность работы нового правительства зависит от решения ряда вопросов, которые являются ключевыми для нового премьера и его кабинета. Прежде всего, это взаимодействие с администрацией президента и лично президентом. Гройсман, продемонстрировав свою относительную независимость, тем не менее, вряд ли в течение ближайшего полугодия будет идти на открытый конфликт с Порошенко. Такой конфликт в перспективе чреват досрочными выборами, а своей политической силы в общенациональном масштабе у Гройсмана нет. Тот карт-бланш, который ему дал парламент сроком на год, Гройсман постарается использовать до конца.

Важный аспект также – насколько ему удастся наладить отношения с губернаторским корпусом, это вопрос, который стал камнем преткновения для Яценюка, однако Гройсман имеет опыт работы в Виннице, ему близки местные сюжеты, сюжеты децентрализации и самопуправления и можно ожидать, что он и его правительство попытаются активизировать свои усилия по налаживанию взаимодействия с региональными властями и в целом будут уделять заметно большее внимание региональной проблематике.

В этом плане можно ожидать довольно острой конкуренции с Ковальчуком и администрацией, а также с командой Саакашвили, который очевидно тяготится своим постом и который так или иначе в скором времени либо попытается получить новый пост в центральном аппарате и явно не будет союзником правительства, либо будет работать на новые выборы под антикоррупционной риторикой.

Первые сто дней любое правительство не принято критиковать, но уже сейчас понятно, что, хотя политический кризис преодолен, временный характер стабильности очевиден. Коалиция в Раде слишком хрупкая, чтобы обеспечить кабинету надежный тыл, несмотря на то, что сам премьер в свой актив может записать именно умение работать с парламентом и отличную ориентацию в политической и лоббистской системе страны, чего не было, к примеру, у Н.Яресько - в итоге сама идея правительства технократов потерпела крах.

Правительство с некоторыми изменениями в сторону большего стремления к позиционированию собственного мнения перед МВФ пока вынуждено будет продолжать курс на выбивание кредитов, взаимодействие с МВФ, что помимо плюсов несет в себе и много порой скрытых и закамуфлированных минусов, которые могут сказаться в отдаленной перспективе. В любом случае без осознания того, что хочет правительство в стратегическом плане трудно представить, что оно будет полностью дееспособным и сможет выправить социально-экономическое положение. Перед страной по-прежнему стоит задача стратегической программы развития, а не тактических решений и затыкания дыр путем безудержного роста тарифов. Несмотря на то, что кадровый состав нового правительства нельзя назвать слабым, вероятность разработки и реализации такой программы, принимая во внимание системный кризис украинской политической системы и элиты пока в ближайшей перспективе представляется маловероятной.

Александр Гущин – доцент РГГУ

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

14 июля 2017 года исполнилось четверть века со дня начала миротворческой операции в Южной Осетии. Между тем, эта дата и сегодня представляет значительный интерес не только как значимое юбилейное событие. В своем развитии грузино-осетинский конфликт прошел несколько этапов – от локального (даже не регионального) противостояния, малоизвестного и малоинтересного мировому сообществу, до события международного уровня.

По масштабу перемен во французской политике победа Макрона на президентских и парламентских выборах сопоставима с приходом к власти Шарля де Голля. Соцпартия почти исчезла, в Национальном фронте и у республиканцев намечается раскол, на подъеме левые радикалы. Теперь вопрос, сможет ли новая политическая конструкция убедить французов согласиться на давно назревшие реформы в социальной сфере

Западные Балканы не сходят с повестки дня объединенной Европы. Они остаются основным резервом для расширения ЕС и в то же время являются источником постоянной напряженности. С одной стороны, перспектива вступления в Евросоюз стала для этих стран ключевым драйвером реформ и социально-экономического прогресса. С другой – регулярно возникают серьезные кризисы на Западных Балканах, и Брюссель часто вынужден брать на себя роль медиатора для их разрешения и купирования.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net