Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

11 и 18 июня 2017 года во Франции состоятся парламентские выборы, которые станут новым испытанием для Эмманюэль Макрона. Исход парламентской гонки определит политическое будущее нового президента. Если его партия «Вперед, Республика!» получит абсолютное большинство, то у Макрона будет полная свобода рук: он сможет править с помощью ордонансов, проводить любые законы через нижнюю палату, не опасаясь вотума недоверия со стороны депутатов.

Бизнес, несмотря ни на что

Как заявил 18 мая исполнительный директор компании «Роснефть» Игорь Сечин, нефтяная компания работает над возвращением не только нефтесервисной компании «Таргин», но и других активов «Башнефти». Речь может идти об акциях «Уфаоргсинтеза» и Башкирской электросетевой компании, о которых «Роснефть» упоминает в иске к АФК «Система» на 106,6 млрд руб. «Роснефть» также может повысить исковые требования к «Системе». Тем временем, в правительстве, судя по всему, принято решение, позволяющее «Роснефтегазу» не платить дивиденды за 2016 год.

Интервью

В последние недели на Украине можно было заметить целую волну решений, действий и планов, направленных на ослабление связей с Россией в самых разных аспектах. О наиболее заметных из этих решений и об общем смысле происходящего в соседней стране «Политком.RU» поговорил с известным экспертом по Украине и постсоветскому пространству, доцентом РГГУ Александром Гущиным.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Выборы

18.04.2016

Политконсультант Валентин Бианки: «Никакая харизматичность и навыки публичных выступлений сами по себе не приведут к победе на праймериз. Без системной политической работы не обойтись»

Валентин БианкиВ нынешнем году праймериз «Единой России» проходят с беспрецедентным размахом, а в ряде округов складывается интересная электоральная конфигурация. «Политком.RU» решил разобраться в том, как нынешний формат предварительного голосования будет реализовываться на практике, какие возможны сценарии в отдельных, показательных округах, а также в целом в особенностях подготовки элит к предстоящим выборам. Обсудить эту тему наш портал пригласил питерского политконсультанта Валентина Бианки.

– «Единая Россия» начала проводить внутрипартийные праймериз с 2007 года. Но лишь перед выборами в Госдуму 2016 года партия приняла беспрецедентное решение: предоставить возможность участвовать в праймериз не только членам партии, но и беспартийным, сделать голосование на праймериз открытым для всех желающих и провести его по всей стране в один день – 22 мая. На Ваш взгляд, с чем связано такое решение партии, какие цели оно преследует?

– Есть часть причин, которые объявляются партией, и они правдивы. Это –повысить публичность, это – заставить кандидатов пораньше проявиться в публичном пространстве и, конечно, это связано с возвращением в России мажоритарных выборов. Потому что очень важно, с точки зрения руководства партии и администрации президента, как-то повысить роль публично-электоральных факторов, с тем чтобы кандидаты поменьше времени тратили на элитные игры, чего было во многом достаточно для списочных выборов. Это такая внешняя история. Плю,с понятно, что это будет активно раскручиваться в медийном пространстве. В мае будут две основных политических темы: День Победы и праймериз 22 мая, когда кандидаты развернут активную агитацию.

При этом уже понятно, что это всё сработало не в полной мере. Но в полной мере это и не могло сработать, потому что заметной части представителей «Единой России» некомфортно вступать в жестко конкурентную ситуацию. Вступить в кампанию и проиграть многим кажется неприемлемой ситуацией. Поэтому все равно будут попытки в значительной части округов заранее договориться. Если начинать анализировать ситуацию, то во многих округах уже понятно, кто победит на праймериз, не важно – присутствуют там пять или десять кандидатов.

– В связи с этим такой вопрос. В воскресенье закончился прием заявок на участие в праймериз, всего там заявились 3260 человек, из которых почти половина – беспартийные. И когда осенью прошлого года Дмитрий Медведев говорил о праймериз, он заявил, что никаких «договорных списков» в регионах не будет. На нынешней стадии подготовки к праймериз уже можно сделать вывод, что это заявление не оправдало себя? Так получается?

– Нет, смотрите. Вопрос в том, что невозможно прийти в аппарат «Единой России» или в администрацию президента и сказать: «Вот я там пойду, давайте договоримся, что я побеждаю» и, главное, получить соответствующие гарантии. Это невозможная история. И в этом смысле процедура достаточно открытая. С другой стороны, понятно, и это совершенно нормально для любой партийной системы, что, естественно, люди договариваются. Договариваются друг с другом, с разными кланами. Но кто-то не договорился. Во многих регионах какие-то люди выскакивают в последний момент. Например, по Петербургу в 218 округе было очевидно, что единственный серьезный кандидат – Юрий Шувалов, который в течение 10 лет был замруководителя аппарата Госдумы. И тут в воскресенье подает документы на праймериз небезызвестный Виталий Милонов, и появляется серьезная интрига: а кто победит?

– Чуть позже мы еще вернемся к ситуации в Петербурге и обсудим ее более подробно. А сейчас вопрос о дебатах, которые являются обязательными по процедуре проведения праймериз. Уже начались первые дебаты между участниками праймериз. Каково Ваше впечатление о них? Не носит ли эта процедура формальный характер? Могут ли дебаты действительно выявить новые яркие публичные лица? И могут ли такие лица получить место в финальном списке партии?

– Я думаю, что дебаты и вся процедура праймериз сыграют для многих людей очень серьезную роль в качестве механизма вхождения в публичное политическое пространство. В этом смысле задача праймериз и дебатов как их составляющей в любом случае будет выполнена. Просто потому, что это возможность сделать заявку на будущее, получить хоть какое-то внимание СМИ. И если человек сможет как-то ярко выступить, шанс быть замеченным праймериз точно дают. Для молодых людей и вообще для новичков это очень полезная процедура. Другое дело, что никакая врожденная харизматичность и навыки публичных выступлений сами по себе не приведут к победе на праймериз. Без системной политической работы не обойтись. Если представить, что средняя явка на праймериз составит 7% (говорили про 15%, но реальная планка ощутимо ниже), даже 5% – это в среднем 22,5 тысячи человек. Убедить придти 22,5 тысячи человек, если ты не выстраивал какую-то работу на территории, это никаким новичкам не доступно. Представить себе, что за тебя большинство проголосует только благодаря твоим ярким выступлениям на дебатах – это не очень реалистичная история.

– То есть открытие дверей для участия в праймериз беспартийным – это просто способ пополнить актив на будущее?

– Для отдельных лиц это возможность вхождения в партийную среду, а для партии, для власти в целом – это вовлечение в свою орбиту еще какого-то круга людей. Я думаю, что в интересах сильных кандидатов потом кого-то из проявивших себя на праймериз новичков привлечь в свою команду с обещанием способствовать их дальнейшему продвижению. Для новичков это начало пути, но это не трамплин, с которого прыгнул и оказался внутри.

– Теперь давайте поговорим о распределении опытных, статусных кандидатов по региональным группам и по одномандатным округам. Предполагается, что в общефедеральном списке кандидатов «Единой России» будет 35-40 территориальных групп, т.е. число групп составит менее половины от числа субъектов Федерации. С чем, на Ваш взгляд, связана такая ситуация – прямо скажем, запутанная, непонятная?

– На самом деле, это одна из самых интересных историй, касающихся как процедуры праймериз, так и самих выборов в Госдуму. По факту это сразу означает во многом отрыв от губернаторов. В крупных регионах, которые будут отдельными территориальными группами, логика понятнее: если губернатор пользуется поддержкой, то его можно ставить во главе списка. Правда осенью транслировалось, что этого не будет, но потом появились заявления Собянина, Минниханова, Кадырова, что они все равно возглавят, а сейчас обсуждается Полтавченко и еще целый ряд глав регионов.

– Сейчас речь идет вообще о 17 губернаторах вроде бы.

– Да. То есть уже получается, что почти половину территориальных групп возглавят губернаторы. Но как только у нас межрегиональная территориальная группа, то автоматически получается, что во главе списка не должно быть губернатора, потому что иначе это порождает острые конфликты: кто на первом месте, кто не на первом, по численности региона или по популярности это решается, в результате возникает сильное напряжение. Поэтому я думаю, что первоначально идея состояла в том, чтобы оторвать составление списков от губернаторов.

Второй очень важный момент – это то, что бюллетень на праймериз составляется по региональному партийному списку. Но из-за того, что пока нет нарезки межрегиональных территориальных групп, получается следующая ситуация. Есть два или три небольших региона, которые планируется объединить. В каком-то из этих регионов по партийному списку побеждает на праймериз некая персона. И вот дальше вопрос: если партийный список межрегиональный, то эта персона точно в него попадет, но на каком месте – это на волю руководства партии. То есть это страховка центра от того, что они потом с этим могут не справиться, не смогут повлиять на очередность получения мандатов.

– Некоторые наиболее известные деятели партии, прежде всего, из действующих депутатов Госдумы, направлены для участия в праймериз в те регионы, к которым они никогда не имели отношения. К примеру, Сергей Неверов выдвигается в Смоленской области, Андрей Исаев – в Удмуртии, Александр Жуков – в Новосибирской области, Андрей Макаров – в Рязанской и т.д. В руководстве «Единой России» говорят, что хотят таким образом увеличить шансы партии в электорально сложных для нее регионах. Но возникает вопрос: не вызовет ли это недовольства в местных элитах, куда придут эти потенциальные лидеры списков?

– Обязательно вызовет. И это ровно та же история, о которой я говорил: что осенью совершенно четко был заявлен целый ряд параметров, рассчитанных на то, чтобы уменьшить влияние региональных элит и персонально губернаторов на списки. Потому что, когда речь идет о тяжеловесах федерального масштаба, то понятно, что ни один губернатор не решится лоббировать своего кандидата от другой партии или самовыдвиженца с тем, чтобы победить Жукова, Нарышкина, Неверова и т.д. Я думаю, что там все равно было много попыток сопротивляться, однако они оказались безуспешными. Но в части этих регионов такой десант связан и с тем, что там действительно плохо с кандидатами, имеющими рейтинговые ресурсы, хотя тоже понятно, что, скажем, персональный рейтинг Неверова в Смоленской области по умолчанию невысокий.

– Вопрос насчет участия губернаторов: сейчас уже порядка 17 глав регионов, включая Москву и Санкт-Петербург, возглавят региональные списки. Как Вам кажется, с чем связано все-таки явное изменение первоначальной концепции – с желанием губернаторов возглавить список на подведомственной территории из статусных соображений или с волей федерального центра?

– Я думаю, что оба фактора сыграли свою роль. Мне представлялось, что есть попытка со стороны руководства партии и администрации президента снизить влияние губернаторов, а второе – сделать партию партией, то есть не объединением всех-всех, а реально партией. Все равно и осенью было понятно, что понемногу рейтинг партии будет снижаться. Но, во-первых, этому замыслу помешало очень сильное сопротивление регионального истеблишмента, включая многих глав регионов. Во-вторых, там же был такой аккуратный вброс, что Медведев будет один во главе списка, а сейчас обсуждается, что в головную часть списка войдут 6-7 человек.

Таким образом, выбрана, во многом вынужденно, концепция, состоящая в том, чтобы демонстрировать консолидацию власти. То есть, грубо говоря, если это партия и федеральное правительство, то получается, что слишком много игроков сразу становятся против. Потому что есть огромное количество людей, которые, если бы там был один Медведев, с удовольствием стали бы вести игру на то, чтобы «Единая Россия» получила совсем немного, и это стало бы поводом для смены премьер-министра. А если это партия, в которой и губернаторы, и какие-то еще значимые местные лица, то, значит, принята концепция консолидации правящего класса в лице этой партии.

Поэтому конкретное сопротивление губернаторов было одним из факторов, но помимо этого прорабатывалась концепция одна, а в итоге была выбрана концепция более классическая для нашей страны и для «Единой России». Отсюда, кстати, попытка оживить опять институт сторонников. Отсюда изменение позиции в отношении ОНФ: прорабатывалось повышение роли ОНФ, а сейчас очевидно, что прямой роли ОНФ в кампании не будет, потому что иначе он бы замещал собой логику широкого консолидированного движения.

– Теперь более конкретный вопрос. На праймериз в Москве ожидается высокая конкуренция. Так, в ЦАО заявилось аж 33 участника, в среднем по одномандатным округам Москвы – по 20 участников. А какова ситуация в Питере? Какие основные особенности предвыборного расклада в рядах «Единой России» в Петербурге Вы можете выделить? Какие коллизии здесь возможны?

– В Петербурге в последний день подачи заявок количество участников сильно возросло, в одном из округов – с 5 до 13. В целом в Петербурге имеет место ситуация борьбы за власть. Есть персонализованное противостояние в администрации губернатора и руководителе Законодательного собрания. Два года назад была провалившаяся попытка со стороны администрации губернатора сместить главу ЗАКСа Вячеслава Макарова с поста руководителя регионального отделения «Единой России». Недавно были замечательные истории, как показательно «прокатили» выдвиженца от администрации губернатора в качестве члена городского избиркома и взяли угодного Макарову человека. Идет серьезная борьба за смещение руководителя горизбиркома. Сейчас формируется новый состав территориальных избирательных комиссий, которые в 2011 году сильно повлияли на итоговый персональный расклад парламента. Идет борьба за процедуру праймериз по выборам депутатов заксобрания. По базовой версии эти праймериз будут закрытыми, и хотя это уже вызвало критическую публичную оценку Вячеслава Володина, но Петербург особый регион, который имеет возможность игнорировать такое мнение сверху.

С одной стороны, Госдума меньше интересует что Полтавченко, что Макарова, а с другой стороны, по ряду округов возникли конкурентные ситуации на праймериз. Сейчас есть идея, что Полтавченко должен возглавить оба партийных списка: и территориальный в Госдуму, и в заксобрание. И насколько я понимаю, губернатор, исходя из этого, настаивает, что он тогда должен принимать все ключевые решения. А тут происходит замечательная история с Оксаной Дмитриевой, которая заявила, что она с Макаровым договорилась на выборах в ЗАКС вместе с «Единой Россией» бороться за честные выборы. Макарову для чего это нужно? Макарову нужно, чтобы в ЗАКСе были лояльные ему депутаты, абсолютно не важно от каких партий. Поэтому Макаров идет на союз с так называемой группой Максима Резника, в которой бывшие яблочники, одна коммунистка и два бывших эсера. В зависимости от процедуры праймериз в «Единой России» на выборы в ЗАКС определится, кто и насколько будет влиять на состав кандидатов от ЕР. Сейчас вокруг этого идет непубличная борьба.

Что касается праймериз на выборы в Госдуму, то здесь наиболее интересен округ 218, где заявились Юрий Шувалов и Виталий Милонов.

– А почему Милонов заявился в тот же округ, что и Шувалов? С чем связано это совпадение? Там же несколько округов.

– Восемь. Милонов не мог заявиться по другому округу, потому что его заксовская территория расположена именно в этом округе. Я думаю, что это может быть элемент его игры, чтобы договориться и через две недели сняться с выборов. Договориться с разными группами под гарантии поддержки на выборах в заксобрание. Это может быть и игра, а может быть и нет. Может быть, это серьезные планы, ведь обсуждалось, что он хочет пойти в Госдуму. Но на текущий момент, я думаю, федеральному центру не очень хочется видеть настолько радикального и яркого персонажа в стенах Госдумы. Тем не менее, это, кстати, тоже показатель, что несмотря на отношение к нему федерального центра, отказать ему в участии в праймериз не могли.

Еще один вопрос касательно Петербурга состоит вот в чем. Есть восемь мажоритарных округов. С одной стороны, уже понятны наиболее сильные кандидаты-единороссы на праймериз. Но с другой стороны, почти по каждому округу есть кандидаты, в победу которых поверить сложно, но которые являются представителями тех или иных групп влияния, условно говоря, окружения того же Макарова.

– То есть реальная конкурентность на праймериз все-таки предполагается?

– Я думаю, что это тоже всё будет элементом торга, например: давайте мы этого кандидата отзываем [с выборов в ГД – прим ред.], а вы нам не мешаете на выборах в ЗАКС. А еще нужно сказать, что проходных мест от Петербурга по списку «Единой России», вероятно, не больше четырех. А фигур, которые имеют основания скорее статусные, чем электоральные, попасть в этот список, намного больше четырех. Есть тот же Юрий Шувалов – человек изначально из окружения Бориса Грызлова. Есть депутат Госдумы Ирина Соколова – человек, практически никому не известный в городе, но тоже была помощницей Грызлова и входит в определенный круг влияния. Она выдвинулась и по округу, и в список. Есть Василий Шестаков, который электорально не является сильной фигурой, но известен как спарринг-партнер по дзюдо президента Путина. Есть Владимир Плигин – фигура политически сильная, но мало знакомая избирателям города. Есть вице-губернатор Игорь Дивинский. Есть депутат Госдумы Сергей Вострецов – бывший профсоюзный руководитель. Есть депутат и оперная певица Мария Максакова. И еще несколько человек, которые тоже претендуют на место в списке. И все понимают, что предстоит бесконечная процедура торгов, что гарантии, данные сейчас, мало что значат. Ясно, что надо дойти до конца праймериз, а потом в ходе торгов будет решаться, кого, где и как выдвигать – кого в списке, кого по округу. И пока этот список на самом деле не будет выдвинут во второй половине июня, у многих персон будет сохраняться подвешенная ситуация.

– А из восьми мажоритарных округов, на Ваш взгляд, в скольких «Единая Россия» имеет серьезные шансы победить?

– Из всех кандидатов, заявившихся по округам на праймериз, лишь Вострецов и в последний месяц Шувалов начали серьезную работу на территории. Остальные не являются известными фигурами. Из восьми округов только в трех по факту нет сильного кандидата от оппозиции. Есть 217 округ, где имеет сильные позиции Оксана Дмитриева, которая по-прежнему достаточно популярна, а теперь еще и заручилась поддержкой спикера заксобрания. Есть 215 округ, где будет выдвигаться Олег Нилов, являющийся руководителем регионального отделения «Справедливой России», который всегда на этой территории избирался. И от этой территории есть три действующих депутата закса от эсеров. Есть 214 округ, где есть другой кандидат от «Справедливой России» Елена Драпеко, которая в силу известности обладает хорошим стартовым заделом и уже давно активно работает на территории.

И есть 216 округ, где стоит вопрос о достижении договоренностей представителей оппозиции между собой. От КПРФ там собирается пойти депутат и режиссер Владимир Бортко, от «Яблока» – известный в городе депутат закса Борис Вишневский. Также там, видимо, пойдет Максим Резник от «Партии роста» и глава фракции эсеров в заксе Алексей Ковалев – очень известный в Петербурге градозащитник. Правда, получается так много сильных оппозиционеров, что может победить единоросс, но в любом случае это крайне непростой для ЕР округ. К тому же среди кандидатов-единороссов почти все фигуры, практически кроме Милонова, электорально в масштабах мажоритарных округов малоизвестны. А времени почти не остается: скоро начнутся майские праздники, а потом лето, дачный сезон. Поэтому фактор известности окажется принципиальным для результатов голосования в сентябре.

– Последний вопрос. Поскольку процедура относительно новая, то мобилизовать избирателей, заинтересовать их будет относительно нелегко. Какова в этом случае может быть реальная отдача от праймериз для «Единой России»?

– К плюсам можно отнести то, что все равно это процедура гонит политиков действующих, опытных, начинающих – кого угодно – в публичное пространство и на территории. И это в той или иной степени сработает. Создание правил для кандидатов подталкивает их пораньше идти на территории, в народ, выступать, а не просто нанимать политтехнологов, которые будут готовить и разносить листовки. И в этом смысле процедура праймериз полезна. Второй плюс – произойдет вовлечение неких новых людей. Другое дело, как себя поведут представители регионального истеблишмента. Будут они стараться этих людей отогнать и уничтожить или воспользуются возможностью получить новые кадры?

Это из плюсов. Из минусов есть риск того, что сами по себе люди не пойдут голосовать на праймериз – придут, к примеру, полтора процента, и то относительно адекватных. Если же медийная кампания сработает, и люди придут, то, конечно, очень тяжело будет объяснить им, почему они два раза должны ходить, чтобы выбрать кандидата – в мае и в сентябре.

Беседовал Александр Ивахник

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Две основные сенсации мировой политики прошлого года - «Брэксит» и избрание Дональда Трампа президентом США - вызвали массу комментариев о кризисе или даже конце западной демократии. Однако последующие события показали, что политическая система государств Запада обладает достаточной степенью гибкости, чтобы противостоять волне правого популизма. При этом особенностью такого противостояния является отсутствие универсального рецепта – ситуация в каждой стране носит своеобразный характер.

Последние месяцы выдались для Рамзана Кадырова нелегкими – чеченский лидер испытывает все большее давление со стороны противников внутри федеральной элиты, а также столкнулся с серьезным вызовом, исходящим извне. Как Рамзан Кадыров действует в новых условиях и сохранит ли он свои политические позиции?

7 мая новым президентом Франции был избран 39-летний Эммануэль Макрон, лидер движения «В путь!». Еще год назад абсолютный аутсайдер президентской гонки, поставивший, как казалось, на заведомо проигрышную тактику игры в политическом центре, получил во втором туре 66% голосов избирателей, опередив свою соперницу в два раза (у него 20 млн голосов против 10 млн Марин Ле Пен).

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net