Информационный сайт
политических комментариев
вКонтактеFacebookTwitter
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Политком.RU обсудил с первым вице-президентом Центра политических технологий Алексеем Макаркиным динамику общественных настроений в России в уходящем году.

Бизнес, несмотря ни на что

Локомотивом выхода из продолжающегося экономического кризиса может быть только частный сектор. Как чувствовал себя российский бизнес в уходящем году? Как можно оценить усилия правительства по стимулированию предпринимательской деятельности и привлечению инвестиций? Об этом в интервью Политком.RU рассказывает старший научный сотрудник Института экономической политики им. Е.Гайдара Сергей Жаворонков.

Интервью

Конец года всегда дает повод подвести итоги происшедших событий, выделить основные тенденции, высказать предположения на будущее. Своими оценками политических итогов 2016 года с «Политком.RU» поделился известный российский политолог, президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский.

Колонка экономиста

Видео

Реклама

Текущая аналитика

19.04.2016 | Николай Пахомов

Могло быть хуже: заметки о процедурных проблемах американских праймериз

Могло быть хуже: заметки о процедурных проблемах американских праймеризЧто и говорить – предвыборный сезон в США получается очень насыщенным. Сразу и не определить, особенно если поддаться кипению предвыборных страстей, в чём суть нынешнего политического момента.

Где та проблема, которую должна решить политическая система, чтобы продолжить своё функционирование? Необходима ли общая реформа для приведения системы, построенной по конституции 18-го века, к реалиям 21-го? Что делать с массовым протестом избирателей Трампа и Сандерса? Почему популизм Трампа находит отклик? Эти и многие другие вопросы, безусловно, важны. Однако основной представляется проблема несоответствия реального политического процесса заявленной идеологии.

Для того, чтобы убедиться в важности этой проблемы, достаточно взглянуть на ситуацию, складывающуюся вокруг процедуры определения кандидатов в президенты у двух основных партий. Уже прошло то время, когда близость по многим вопросам избирателей Сандерса и Трампа вызывала недоумение наблюдателей. Сегодня ясно, что основой этой близости является крайнее недовольство этих двух групп происходящим в стране и острое желание принять участие в политическом процессе. Совершенно понятны и интенсивность их эмоций, убеждённость сторонников Сандерса и Трампа, что у них есть возможность быть услышанными: с присущей ей эффективностью американская пропаганда убеждает граждан в том, что государство построено на общем участии, на идеях того, что сами эти граждане определяют свою судьбу. Однако так ли это в реальности? Принимаются ли решения в стране волей большинства?

Оставим в стороне факт существования коллегии выборщиков и победу на президентских выборах 2000 года Джорджа Буша-младшего. Сейчас в Америке сезон первичных выборов, сосредоточимся на них. Несмотря на последнюю череду побед в разных штатах Берни Сандерса, справедливости ради нужно отметить, что за Хиллари Клинтон в общем проголосовало американцев больше, чем за сенатора от Вермонта. Однако представим себе ситуацию, что набравшему ходу Сандерсу удастся прекрасно выступить в оставшихся штатах, тем более, что среди последних есть такие гиганты как Нью-Йорк и Калифорния, представленные большим количеством делегатов на партийной конвенции, которая и определит кандидата от партии на ноябрьских президентских выборах. Если при этом Сандерсу удастся по итогам первичных выборов опередить Клинтон по количеству делегатов, руководству Демократической партии можно всё равно не беспокоиться, что кажущийся многим слишком радикальным сенатор от Вермонта будет представлять демократов в ноябре.

Дело в том, что истэблишмент всегда может положиться на более чем 700 так называемых суперделегатов – различных функционеров и политиков Демократической партии, которые примут участие в конвенции в независимости от исхода голосований в штатах. Учитывая, что для победы на первичных выборах кандидатам демократов необходимы голоса 2388 делегатов, 700 суперделегатов – блок, более чем солидный. Разве при этом удивительно, что среди этих делегатов Сандерс проигрывает Клинтон на порядок? Говорят, о своей поддержке Сандерса заявили пока только 30 из них, при этом немного ясности, кто конкретно.

Однако, повторим, пока шансы Клинтон справиться с Сандерсом и без поддержки этих суперделегатов представляются более предпочтительными. Куда больше интриги у республиканцев. Только на первый взгляд, фабула проста: суперделегатов нет, Трамп опережает Круза по числу делегатов, несмотря на все судорожные попытки республиканской элиты остановить строительного магната. Правда, напряжённость борьбы между Трампом и Крузом, зависимость её исхода от деталей, заставляют задуматься об этих деталях и том, как они соотносятся с общими американскими претензиями на демократичность политической системы.

Возьмём 15-ый избирательный округ Бронкса, про который сейчас много говорят. Чем же он интересен? Начнём с того, что в нём проживает людей больше, чем во всём штате Северная Дакота, представленном в Сенате США двумя сенаторами точно так же, как и весь штат Нью-Йорк, в котором расположен город Нью-Йорк, в котором распложен Бронкс, в котором расположен 15-ый округ. (Здесь уже начинают множиться вопросы о равномерности политического представительства граждан США, однако продолжим.) Республиканцы в этом округе показывают разные результаты в промежутке между 2 и 3 процентами голосов. Зарегистрированных республиканцев, которые могут принять участие в праймериз, в немаленьком округе всего порядка 10-13 тысяч. Тем не менее, победитель республиканских праймериз в округе получит делегатов на конвенцию, голос которых будет равнозначен голосу делегатов территорий, где проживает в разы большее количество республиканцев.

Впрочем, проблемами представительства вопросы к первичным выборам не исчерпываются. Сам Дональд Трамп последние пару недель негодует из-за того, что некоторые штаты, где он победил, будут представлены на конвенции сторонниками Круза, которых выбирают местные партийные структуры. То есть, если Трамп не наберёт необходимых 1237 голосов делегатов, и исход номинации будет решаться на конвенции, эти делегаты в первом раунде (в некоторых штатах – в первых двух раундах) проголосуют за Трампа, как их к этому обязывают результаты праймериз в штате. А потом, если Трамп опять не наберёт 1237 голосов, будут голосовать за Круза.

Число примеров американских предвыборных особенностей можно продолжать – мы ещё даже не касались вопросов регистрации избирателей и кандидатов, возможностей голосовать на праймериз для приверженцев другой партии. Однако и приведённых примеров достаточно, чтобы понять недоумение американцев, привыкших думать, что их голоса, точнее сказать, большинства голосов достаточно для демократического принятия политических решений. Грех их в этом упрекнуть – американская идеология и пропаганда строятся на этой простой идее. В реальности же всё оказывается куда сложнее, а правила написаны теми, кто умеет ими пользоваться для решения своих задач. Отдельные, особенно патриотичные американские специалисты спешат успокоить сограждан, напоминая, что раньше всё было ещё хуже, а сейчас массового избирателя всё-таки иногда спрашивают. Аргумент этот не лишён смысла, вот только эффективную идеологию на его основе едва ли построишь…

Николай Пахомов – политический обозреватель

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Противостояние Ирана и Саудовской Аравии – условных центров мирового шиизма и суннизма, наметилось аж со времени победы в иранской Исламской Революции в 1979 году. Именно с тех времен Эр-Рияд начал кампанию по нивелированию политического влияния шиитских общин.

Долгое время системные политические партии Старого Света с правого и левого фланга двигались навстречу друг другу и по мере размывания своей социальной базы смешивались до степени неразличимости. Сформировался широкий политический консенсус, включавший активную социальную политику, принципы политкорректности, уважение прав меньшинств и продвижение целей европейской интеграции. Однако сейчас этот консенсус на глазах начинает распадаться.

Одного из фаворитов президентской кампании во Франции Франсуа Фийона и западная пресса, и российская называют дружественной Москве фигурой, от которой ждут снятия санкций и отказа от политики сдерживания. Вместе с этим, однако, было бы правильнее говорить о внешнеполитических позициях Фийона в контексте не «pro et contra», а, в первую очередь, возвращения Франции активной роли в международных делах, что задает совершенно иную систему координат для анализа его приоритетов.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net